1
2
3
...
14
15
16
...
27

Почти всю дорогу до собачьей гостиницы их сопровождала классическая фортепьянная музыка.

Марти смутно узнавала Шопена, но назвать произведения не смогла бы, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Когда они останавливались у каждого из трех светофоров, имевшихся в Мадди-Лэндинг, она слышала, как Коул тихонько насвистывает мелодию, ни разу не сфальшивив.

— Хотите, чтобы я вывел его? — спросил он.

— Нет, спасибо. Теперь, когда я знаю, в чем его особенности, я смогу справиться с ним.

— Прекрасно, — весело согласился Коул. — На всякий случай я буду поблизости. Вдруг он опять прельстится той кошкой? Как я уже говорил вам, если он убежит…

— Я знаю, — перебила его Марти. — Звоните 911, чтобы объявили о приближении торнадо.

Она знает, что надо делать с псом. Но вот что ей делать с мужчиной, который разъезжает на ржавом грузовике, живет на маленькой яхте и насвистывает прелюды Шопена?

Словно имея на то полное право, этот мужчина ворвался в ее сны, заставляя просыпаться разгоряченной и возбужденной. Если ей не удастся справиться с чертовым псом, это будет его вина, а не ее, раздраженно подумала Марти.

Но Матт вел себя прекрасно. Благодаря командам, которые Марти подавала ему рукой, он позволил надеть на себя строгий ошейник, наступив ей на ноги всего лишь пару раз. Конечно, он бил ее по ногам обрубком хвоста и обслюнявил ей всю руку, но, по словам Коула, это было проявление симпатии.

Она прошли всего метров тридцать-сорок по Уолтер-стрит, когда серый «мерседес» отъехал от края тротуара и медленно пополз вперед.

Коул тронул Марти за плечо и спокойно сказал:

— Идите. Я вас догоню.

Прежде чем она успела спросить, что он собирается делать, Коул круто повернулся и побежал назад по заросшей травой тропинке. Оглянувшись, чтобы посмотреть ему вслед, Марти едва не упала, так как Матт с силой потянул ее за собой, не получив команды «Сидеть!».

До «мерседеса» оставалось метров семь, когда водитель повернул налево и, нажав на газ, помчался по Третьей улице. Некоторое время Коул смотрел ему вслед, потом возвратился к ожидавшим его Марти и Матту.

— Черт подери! — сказал он и покачал головой.

— Теперь вы не думаете, что я сошла с ума? Он на самом деле следит за мной.

— Если и так, то это самая неуклюжая слежка, какую я когда-либо видел. Не могу сказать, что у меня большой опыт, но…

— Как вы думаете, что ему нужно?

— А что у вас есть?

— У меня нет ничего ценного, что могло бы прельстить вора, и даже если бы было, то почему, как вы уже сказали, он следит за мной вместо того, чтобы обыскать дом? Я ведь почти никогда не запираю дверь.

— Но теперь вы будете делать это, хорошо?

— Обязательно, — пообещала Марти. До тех пор пока она не узнает, почему ее преследуют. Вероятно, по ошибке.

— Итак, если у вас в доме нет ничего ценного, что, вы думаете, может заинтересовать кого-то? — — Не имею ни малейшего представления. Возможно, это охотник за головами. Известная книготорговая компания «Уолденбукс» хочет нанять меня и поставить во главе Мадди-Лэндингского отделения.

Коул издал горловой смешок, и от этого звука дрожь пробежала по спине Марти, напомнив о жгучих ночных сновидениях.

— Мне кажется, вам лучше взять Матта домой на случай, если этот тип решит заглянуть к вам.

Марти остановилась. Матт — нет. Восстановив равновесие, она сказала:

— Постойте, погодите минутку. Если вы думаете, что я впущу в дом этого косматого слона, вы просто сошли с ума! Там и без него страшный беспорядок!

— Его все равно нужно водить на прогулку, продолжал Коул, словно не слыша ее возражений.

Он поднялся по ступенькам и, отцепив поводок, впустил Матта в клетку.

Подождав, пока он повесит ошейник и поводок, Марти сказала:

— Теперь я подумываю о том, чтобы завести собаку, потому что мне не придется уезжать и оставлять ее одну на весь день.

— Послушайте, мне совсем не нравится, что ночью вы останетесь дома одна, — сказал Коул, когда они подошли к стоянке и он помог Марта влезть в высокую кабину.

— Но моего преследователя — кто бы это ни был не интересую я лично. В таком случае он бы мог давно изловить меня. Я же не скрываюсь.

— Вот это и озадачивает меня, — задумчиво произнес Коул, выводя машину со стоянки на улицу. — Он припарковывается недалеко от вашего дома, верно?

Марта кивнула.

— На подъездной дороге у дома Кейси.

— Он следует за вами, когда вы уезжаете, но не сделал ни одной попытки проникнуть в дом или приблизиться к вам. Что-то здесь не сходится.

— Знаете, что я думаю? Он ждет, чтобы я привела его к чему-то. Или к кому-то. Вопрос в том — к чему или к кому? — Марта принужденно рассмеялась. — Кажется, детективы из нас обоих неважные, правда?

Коул хохотнул, и на Марта это подействовало невероятно успокаивающе. Как же приятно настолько доверять мужчине, чтобы смеяться вместе и знать, что он беспокоится о тебе и разделяет твои тревоги.

Хотя «успокаивающе» не совсем точное слово, чтобы описать испытанное ею ощущение, когда они подъехали к дому и он помог ей выйти из машины. Марта открыла дверцу машины и принялась нащупывать каблуком узкую перекладину, служившую ступенькой, когда Коул подхватил ее на руки. Он не сразу опустил ее на землю.

Когда его лицо, приблизившись к ней, потеряло свои очертания, у нее захватило дух. Закрыв глаза, Марта почувствовала прикосновение мягких влажных губ. Никакого давления, никакого требования, просто… нежное прикосновение.

По мере того как углублялся поцелуй, она чувствовала себя так, словно после столетнего сна проснулась в совершенно новом мире, благоухающем мятой и кофе, туалетным мылом и разгоряченным мужским телом.

Коул покрыл легкими поцелуями ее веки, виски и затем вернулся к отправной точке.

Ее плотник. Ее целующийся плотник, мужчина, работающий наверху. Ее телохранитель, который помогает ей выгуливать собаку и решать проблемы.

— О! — выдохнула Марта, как только Коул наконец оторвался от нее и она смогла перевести дыхание. Слов у нее не было. — О…

— Хочешь уволить меня? Не стесняйся, я пойму.

Марта отрицательно покачала головой. Уволить его? Ни в коем случае! После того, что произошло между ними, возможно, возникнут осложнения, но, если сейчас он уйдет сам, она, вероятно, бросится вслед за ним и будет умолять вернуться.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда они вошли в дом, Марти совершенно не могла собраться с мыслями. Ни один мужчина не действовал на нее так, как Коул.

— Вы займитесь… займись… ну ты знаете чем… книжными полками, — пробормотала Марти, стягивая вязаную шапку-чулок и энергично растирая голову, словно пытаясь восстановить мозговое кровообращение. — Мне нужно… нужно…

Коул кивнул с таким видом, будто он понял ее бессвязное бормотание. Если он ощущал какие-либо последствия, ему удавалось хорошо скрывать их.

— Я поеду в хозяйственный магазин. Вернусь приблизительно через полчаса, а ты запри дверь, хорошо? Пока я не возвращусь, никому не открывай, если ты не знаешь визитеров по меньшей мере лет пять.

— Включая тебя? — улыбнулась Марти. Наконец-то она начинает приходить в себя. — Не появились ли: у нас признаки паранойи?

Слабый луч солнца, скользнувший в окно, выходившее на запад, окрасил удивительные глаза Коула в чистый зеленый цвет. Ей пришло в голову, что его шевелюра выглядит не такой взлохмаченной, как обычно. Или он подстригся, или она привыкает к его прическе.

— Паранойи? Будем надеяться, что это так. Нет никакого вреда, если мы придаем слишком большое значение тому, что происходит, но в случае…

— Если мафия Мадди-Лэндинга охотится за состоянием, скрытым в первом издании дешевых книжек, ты хочешь сказать? Обещаю, что при первой угрозе нападения я немедленно позвоню в ФБР.

Губы Коула дрогнули в улыбке, но он серьезно сказал:

— Повторяй за мной: «Я запру дверь. Я не впущу никаких незнакомых людей, пока не возвратится Коул».

15
{"b":"4654","o":1}