ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, пока солнце не выглянет. Давай доедим то, что осталось.

– Отлично. Я возьму салат из спаржи, а тебе уступлю сладкий картофель и жареный хлеб.

Молли швырнула в него подушку.

– Подлец! – В свете двух тусклых лампочек ее улыбающееся лицо казалось почти красивым.

Почти? Черт, да она же настоящая красавица!

Почти…

Молли потянулась к пачке рекламных буклетов, вынутых из почтового ящика.

– Я полистаю каталоги, а ты потом отнесешь это на стол в твоей комнате. Анна-Мария сказала, что разберет почту, когда вернется.

Рейф следил за ее руками, пока она перебирала рекламные объявления, буклеты и каталоги. Красивые ладошки. Маленькие, изящные, в ямочках, с короткими розовыми ноготками. У Белл были длинные, костлявые кисти с огромными ногтями, выкрашенными блестящим красным лаком. Она все время жаловалась, что маникюр сейчас делают не тот, что раньше.

Тихий вздох заставил его отвлечься.

– Молли? Что случилось?

Она взглянула на Рейфа, и он попытался понять, что за выражение застыло в ее больших медово-карих глазах. Смятение? Страх?

Пятая глава

– Молли?

Услышав взволнованный голос Рейфа, Молли заставила себя улыбнуться.

– Ничего страшного. Ты что-то сказал про кофе? – Ничего подобного он не говорил. Просто Молли нужно было подумать, а в присутствии Рейфа ей не удавалось сосредоточиться. – Со сливками и двумя ложками сахара, но без виски, – добавила она с улыбкой, такой же вымученной, как и предыдущая.

Кенни ее выследил.

Нет. Ее выследили работники почты. Письмо было отправлено на старую квартиру, где Молли жила до развода. Из Гроверс-Холлоу его переправили в Моргантаун, в Элизабет-Сити, а затем на остров Окракоук. Скорее всего, Кенни понятия не имеет, где она сейчас. Судя по штемпелю, он все еще в Западной Вирджинии. И даже если он сумеет ее отыскать, зачем ему это? Скромная зарплата едва позволяет ей сводить концы с концами. Беда в том, что Кенни упорно не желает расставаться со старыми игрушками, даже с теми, которые давно ему надоели.

Рейф по-прежнему сидел в кресле, скрестив длинные ноги. Просьбу принести кофе со сливками и двумя ложками сахара он пропустил мимо ушей. Ну и хорошо. Вообще-то Молли предпочла бы черный и несладкий. Надо худеть.

– Не желаешь рассказать? – как бы между прочим предложил он.

– Что? О чем рассказать?

– О том, что так сильно тебя взволновало. Ты побледнела, как полотно.

– Ничего я не побледнела. – Она швырнула на пол пачку рекламных объявлений, по-прежнему сжимая в руке длинный конверт.

– Ну, так открой его. А я пойду за кофе, чтобы тебе не мешать.

– Иди… нет, останься… короче, мне все равно. Это так, ерунда. Ничего важного.

Наклонившись, Рейф вытащил из бумажной кучи экземпляр местной газеты «Береговые новости» и притворился, будто читает.

Он видел, как Молли мнет в руках конверт, хмурится и кусает губы. Что в нем? Угрозы от кредиторов? Письмо с требованием выкупа? Вряд ли. Молли не из тех женщин, которые способны вляпаться в крупную неприятность.

Но что ему известно о ней? Она сказала, что знакома со Стю, что Анна-Мария ее сестра, но, черт возьми, с тем же успехом она могла объявить себя Марией, королевой Шотландии. Доказательств-то у нее нет. Когда Рейф увидел ее впервые, она сидела в машине с парнем, который даже не удосужился проводить ее до порога. Между прочим, выглядела она расстроенной.

Зато она умеет ухаживать за птицами. Неубедительно. Куча людей умеют ухаживать за птицами, хотя мало кому захочется жить под одной крышей с этими горластыми попугаями. Ее любит кот, но кота можно привадить лаской и угощением.

Косой дождь застучал в противоположную стену дома, а значит, ветер меняется. Возможно, циклон наконец-то уйдет с побережья. И если повезет, завтра можно будет уехать.

Как ни странно, эта мысль больше не казалась Рейфу заманчивой.

Даже не глядя на Молли, он знал, что конверт уже открыт. Что это за письмо, откуда, его не касается. Но услышав тихий судорожный вздох, он встрепенулся.

– Если хочешь поделиться, у меня есть широкое плечо, на котором можно поплакаться, и очень большие уши.

Молли взглянула на Рейфа с таким видом, словно только что вспомнила о его существовании, и хмыкнула.

– У тебя отличные уши – не слишком большие, и не слишком маленькие. Спасибо, не нужно.

– Как скажешь. Слушай, давай вместо кофе я сделаю по парочке бутербродов с индейкой? Чем быстрее мы от нее избавимся, тем быстрее можно будет приготовить что-то новенькое.

– Отлично, – сказала Молли. У Рейфа возникло впечатление, что в подобном состоянии она согласилась бы с чем угодно. И эта мысль еще сильнее разожгла его любопытство.

На кухне он разложил перед собой продукты и погрузился в размышления. Индейка, майонез, хрен, оливки, латук – не так уж много, но на худой конец сойдет. Хлеб пшеничный. Рейф предпочел бы рогалики, но придется пойти на компромисс. Главное, чему он научился, с тех пор как Стелла бросила отца и нашла себе нового хахаля, это идти на компромиссы.

Хлеб был уже нарезан. Рейф собирался добавить к майонезу масло, но передумал. Леди желает избавиться от нескольких килограммов, хотя она и с ними неплохо выглядит. Очень даже неплохо.

И это доказывает, что у него тоже не все в порядке. Несмотря на широкий круг общения в последнее время Рейфа охватило странное беспокойство. У него возникло ощущение, что время бежит слишком быстро, и что он рискует упустить нечто важное.

Нет, он всего лишь дал волю воображению. Все дело в погоде. Он оказался запертым в четырех стенах наедине с сексуальной женщиной, и это сводит его с ума.

Сексуальная? Молли Дьюхарст?

Чушь. Доброжелательная, милая женщина с симпатичной мордашкой, чувством юмора и роскошным телом, способным вскружить голову любому мужчине.

Рейф уложил на хлеб ломтики индейки, добавил толстый слой майонеза, капельку хрена и эффектно расположил остальные ингредиенты.

– Ну, прямо произведение искусства, – насмешливо буркнул он.

– Ты что-то сказал? – окликнула его Молли.

Заглянув в дверь гостиной, Рейф увидел, что она смотрит в окно, сжимая в руках письмо.

– Я сказал, произведение искусства. – Он разбавил оставшийся кофе молоком, разлил его по наполненным льдом стаканам и внес поднос в комнату. – Позже я приготовлю кое-что вкусненькое на ужин, и мы пораньше уляжемся спать.

Чем еще можно заняться? Местные пивнушки не стоят того, чтобы ехать к ним по залитым водой дорогам при ураганном ветре. Если к завтрашнему дню не распогодится, можно будет почитать какую-нибудь из книг по истории, принадлежащих Стю, или нечто под названием «Английские переселенцы на острове Гаттерас». Рейф наивно думал, что речь в книге пойдет о жертвах кораблекрушения, но, как оказалось, она посвящена распространению английских фразеологических оборотов времен королевы Елизаветы на Атлантическом побережье.

В результате Рейф решил поближе познакомиться с Молли. Надоест болтать, можно будет приготовить роскошный ужин и хорошенько повеселиться, глядя на ее борьбу с искушением.

Нет, лучше не надо. Сегодня не стоит ее расстраивать. Может, завтра…

Молли аккуратно засунула письмо в конверт и отложила его в сторону. Ели они в молчании. Рейф не мог не заметить, что бутерброды ей очень понравились: она буквально жмурилась от удовольствия. Есть что-то очень чувственное в женщинах, способных вот так наслаждаться едой.

Позже они поговорили о политике, и Рейф с удивлением обнаружил, что Молли неплохо информирована и не стесняется высказывать свое мнение. После бурного спора о прошедших выборах, Рейф сварил еще кофе, и они перешли к спорту. Молли любила бейсбол. Рейф был ярым футбольным болельщиком. Иногда он играл в гольф. Она время от времени смотрела гонки на серийных автомобилях и рассказала ему о том, что основателями этого вида спорта были бутлегеры, удиравшие от погонь.

– Один из братьев моего деда был самым крупным бутлегером в Гроверс-Холлоу. Говорят, что любители виски съезжались к нему со всей округи, но однажды полицейские погнались за ним по горной дороге, он не справился с управлением и свалился в пропасть. Самое странное, что мои родители разбились на той же самой дороге, в миле от этого места.

11
{"b":"4655","o":1}