ЛитМир - Электронная Библиотека

И как на это реагировать? Посочувствовать? Восхититься? Рейф решил сменить тему.

– А как насчет рыбалки?

Молли покачала головой.

– В Гроверс-Холлоу и порыбачить-то негде. Может, если бы у меня были братья вместо сестер, я бы попробовала.

– Если бы у тебя были братья вместо сестер, мы бы здесь сейчас не разговаривали.

Она впервые рассмеялась с тех пор, как обнаружила среди почты загадочный конверт.

– А остальные родственники?

– Я тебе уже все рассказала, даже про дедушку Оливера, который был бутлегером.

– Осталось рассказать о том, как ты сменила фамилию на Дьюхарст.

Молли подобрала крошку хлеба большим пальцем и сунула ее в рот.

– Ну что ты, я и так болтаю без умолку. Теперь твоя очередь. Тем более твоя жизнь гораздо интереснее моей.

– С чего ты взяла?

– Во-первых, у тебя потрясающий загар. А еще ты водишь самолет. И отлично готовишь. Большинство мужчин даже консервную банку не могут открыть, чтобы не порезаться, а потом требуют, чтобы с ними нянчились целую неделю.

Ну вот. Еще одна загадка. Их становится все больше и больше. Для женщины, которая от волнения становится слишком болтливой, Молли почти ничего не рассказала о себе. И чем больше она скрытничала, тем сильнее притягивала к себе Рейфа.

Наверное, притяжение – слишком сильно сказано. Лучше назвать это заинтересованностью.

Ну, да. Очень интересное притяжение.

Среди ночи Рейф услышал какой-то резкий звук, глухой удар и сдавленный возглас. Он лежал без сна, размышляя над тем, какого дьявола торчит здесь.

– Не ушиблась? – тихо спросил он.

– Все в порядке. Спи дальше, – проворчала Молли.

Дождь прекратился, но ветер завывал еще сильнее, чем прежде, раскачивая ветви деревьев и стуча ими о стены. Рейф слез с раскладушки и схватил джинсы. Ступая босыми ногами по засыпанному песком полу, он направился в ванную. Дверь была раскрыта нараспашку. Молли, стоя на четвереньках, заглядывала под ванну.

Рейф затаил дыхание, его руки так и потянулись к ее филейной части.

– Что-то потеряла?

– Я уронила бутылочку с маслом чайного дерева.

– Скажи, как она выглядит, и я помогу найти.

– Она выглядит как бутылочка с маслом чайного дерева, – отрезала Молли, напомнив ему о том, что некоторые женщины посреди ночи бывают не в духе.

– Это? – Рейф вытащил из-за корзины для белья маленький коричневый флакон. Кроме него на полу валялась упаковка с лейкопластырем. – И чем это мы занимаемся? Первую помощь оказываем?

Она повернулась и окинула его гневным взглядом.

Молли, стоящая на ногах при дневном свете, – это одно. А Молли, сидящая глухой ночью на полу в одном носке, это нечто совершенно другое.

– Помочь?

Сначала она отказывалась, а потом согласилась.

– У меня слишком короткие руки! Ну не получается у меня так повернуться, чтобы дотянуться до пятки двумя руками, и я уже три пластыря извела, пока пыталась прилепить их одной рукой. – Она выглядела смущенной, рассерженной и такой милой, что Рейфу захотелось исцелить ее ногу поцелуем, а затем поискать и другие возможные повреждения.

Но он воздержался. Было в этой женщине что-то такое, чего он не встречал в остальных. Рейф еще не понял, как с ней следует обращаться, но чувствовал, что надо быть осторожнее.

Молли откинулась назад и вытянула босую ногу. «Тридцать шестой размер», – подумал Рейф. На первом курсе колледжа он подрабатывал в обувном магазине.

– Сначала этим помазать? – Он указал на коричневую бутылочку.

– Да, – ответила она сквозь зубы. – Чуть-чуть. Если налить слишком много, пластырь не приклеится. Поэтому у меня и не получалось.

– Будет щипать. Ты здорово натерла ногу, и пузырь лопнул. Хочешь, я срежу кожицу?

– Просто капни масла и залепи пластырем, и фиг с ней, с кожицей. Или прирастет, или сама отвалится.

Сжав одной рукой щиколотку Молли, Рейф смазал мозоль и разгладил пластырь, стараясь не смотреть на остальную часть ее ноги. Когда он закончил, его дыхание было несколько учащенным. Молли попыталась встать, и он подал ей руку.

– Иди спать, – сказала она своим необычным хрипловатым голосом. – Ты отлично поработал сегодня. И спасибо, Рейф. Я бы и сама справилась, но так получилось быстрее.

Быть может, виной всему опьяняющее воздействие ароматического масла, но Рейф не мог оставить ее сидящей на полу. С его стороны это было полнейшей наглостью, ведь она для того его и прогоняла, чтобы подняться, не теряя достоинства. Некоторые женщины способны встать с пола одним плавным движением. Молли – другая, и ее центр тяжести расположен иначе. Неожиданно Рейфу захотелось подхватить ее, крепко обнять и отнести в постель.

В свою или в ее?

Он сам не знал. Но был уверен, что сейчас ему нужно думать только об отъезде. А со Стю можно будет повидаться и позже, когда сестричка Молли вернется в свою богадельню.

«А она забавная, – подумал Рейф. – И симпатичная». Он уже забыл, когда в последний раз так долго разговаривал с женщиной, хотя бы с Белл, и чувствовал бы себя настолько уютно.

Зато сейчас он чувствовал себя совершенно неуютно, и поэтому, пожелав спокойной ночи, удалился.

* * *

Рейф надеялся убраться с острова, но утром ветер завывал с той же силой.

Молли уже встала. Она разговаривала по телефону. И на ее лице было написано замешательство.

– Что-то случилось? – поинтересовался Рейф, подойдя к кофеварке.

Молли торопливо покачала головой. Он собирался расспросить ее, но передумал. По всей вероятности, к обеду можно будет уехать. Так что незачем забивать себе голову перед дорогой.

Сложив вещи, он принялся наводить порядок в кабинете. Раньше на раскладушке были навалены пачки книг, блокнотов, аудиокассет. Когда Молли доставала раскладушку, она аккуратно сложила все это в углу. Рейф собирался вернуть комнату в прежнее состояние, но передумал. А вдруг придется остаться еще на одну ночь?

Честно говоря, уже можно и вылетать, но Рейф решил дождаться, пока дороги просохнут. А вдруг Молли решит прокатиться на машине и утонет в какой-нибудь луже?

К полудню тяжелые тучи разошлись. Девчонка из соседнего дома вытащила во двор кучу пестрых вязаных половиков и развесила их сушиться на заборе. Увидев Рейфа, она с усмешкой пожала плечами. Он помахал ей рукой. Славная малышка, но какое счастье, что ему не нужно больше никого воспитывать.

Через час телефон зазвонил снова. Заметив, что Молли не торопится отвечать, Рейф снял трубку на пятом звонке.

– Рейф? Откуда ты взялся? Или я по ошибке набрал твой номер?

– Стю? Нет, малыш. Я приехал поздравить тебя с днем рождения. – Рейф кратко рассказал о событиях последних дней. – Ага, птицы в порядке, – добавил он, отвечая на очередную серию вопросов. – Кот тоже. Молли? Натерла ногу после того, как погуляла по пляжу в твоих сапогах, а так ничего… Ага, думаю, сегодня к вечеру. Завтра уж точно. – Последовала долгая пауза, во время которой Рейф выслушивал перечисление последних археологических находок и бурные похвалы в адрес прекраснейшей женщины в мире.

Молли прислушивалась к разговору, пытаясь понять смысл ответов Рейфа. Сегодня к вечеру что? Завтра что?

Он уезжает. Как ни странно, новость ее огорчила. Проведя несколько дней с незнакомцем, которому доставляло удовольствие ее раскармливать, она поняла, что впервые за многие годы почувствовала себя счастливой. Он не ныл, не выпрашивал денег и ни разу не пожаловался на то, что его никто не понимает.

Так что пусть уезжает скорее, пока она к нему не привыкла.

– Уходишь? – спросил Рейф. Он повесил трубку, посмотрел на Молли, а затем бросил взгляд на окно.

– Вода немного спала. Я подумала, что могла бы… гм, прогуляться по пляжу. Не хотелось бы упускать такой солнечный день. И еще я собираюсь набрать побольше ракушек, чтобы хватило на всех моих стариков. – А главное, ей не хотелось торчать здесь, когда Рейф уедет. В таком случае у нее не возникнет искушения попросить его задержаться до возвращения Стю и Анны-Марии. – А если ты уедешь, пока меня не будет, то желаю счастливого пути и надеюсь, что мы еще увидимся.

12
{"b":"4655","o":1}