ЛитМир - Электронная Библиотека

Рейф пожал плечами, подошел к машине, поднял капот и сделал вид, будто проверяет провода, идущие к аккумулятору. Если бы эти двое вошли в дом, он придумал бы что-нибудь еще, но ни за что не оставил бы Молли наедине с подонком, который утверждает, будто они все еще женаты.

А может, и женаты. Молли могла солгать ему о разводе. Солгать о письме. Вероятно, она пытается спасти разваливающийся брак. Рейф был знаком с людьми, которые лгали направо и налево, по поводу и без повода.

Но Молли? Никогда.

Парень не казался опасным, но внешность бывает обманчивой. Мужчины, способные сидеть на шее у женщины, не отличаются порядочностью, не говоря уже о гордости.

Рейф вытащил измерительный стержень и проверил уровень масла. Как бы то ни было, Молли хочет выставить отсюда этого типа, иначе она пригласила бы его в дом. Они по-прежнему стояли на крыльце. Рейф слышал, что они спорят, но вопли попугаев заглушали слова. Парень весь взмок. Возможно, это Молли дала ему жару, но скорее всего, причиной было пальто. Сказать, что он одет слишком тепло, значило ничего не сказать.

На щеках у Молли выступили пятна румянца. В своей влажной и запачканной песком джинсовой куртке она выглядела угрожающе, но Рейф чувствовал, что она относится к тем женщинам, которые живут сердцем, а не головой.

Нахмурившись, Рейф уперся руками в ржавое крыло и напомнил себе, что это не его забота. Из того, что Молли с ним разоткровенничалась, еще не вытекает, что он должен лезть ради нее в драку. Черт, да любой полицейский скажет, что нет ничего опаснее семейных разборок.

– Послушай, ласточка, не надо так. – Теперь, когда птицы умолкли, и слова, и интонация доносились вполне отчетливо. – И в горе, и в радости, помнишь? Ты же обещала.

– Кенни, нет, я же сказала. Мне самой еле-еле денег хватит, чтобы дожить до конца месяца. Мне нечего тебе дать. А если ты вынудишь меня уволиться и с этой работы, я сама не знаю, что тебе за это сделаю… я… я…

Рейф услышал достаточно. Вытирая руки носовым платком, он подошел к крыльцу.

– Молли? В чем дело?

Испуг. Вот что было написано в ее взгляде, когда Рейф встал рядом с ней на крыльце, обхватив рукой ее талию. Никогда в своей жизни он не уклонялся от драки. Так что черта с два он позволит этому ублюдку приставать к женщине.

– Привет, по-моему, мы не знакомы. Я Рейф Уэббер. – Зубастая улыбка, протянутая ладонь. Дьюхарст с недоверием уставился на его руку, но Рейф не позволил ему сорваться с крючка.

Коротышка неохотно пожал его руку. Почувствовав прикосновение мягкой и влажной ладони, Рейф неожиданно для себя выпалил:

– Я новый муж Молли. Может, зайдешь в дом, крошка, и сваришь кофе? А я через минуту подойду.

У Молли отвисла челюсть. Она взглянула на Рейфа с таким видом, словно у него вырос рог на лбу, а затем развернулась и скрылась за дверью.

«Он что, с ума сошел? – спрашивала себя Молли, стоя столбом посреди кухни. – Или это у меня крыша съехала? Только второго мужа мне и не хватало».

Она потянулась к кофеварке, затем передумала и, поморщившись, вернулась к двери как раз вовремя, чтобы услышать последние слова Рейфа.

– Если поторопишься, успеешь на следующий паром. Просто приходи в контору, скажи, что тебя прислал Уэббер, и… да, оденься так же, как сейчас. Это именно то, что нужно.

Спускаясь по лестнице, Кенни оглянулся. Молли так и не поняла, что было написано на его лице – восторг или ужас, но вмешательство Рейфа помогло. Он уходил.

– Я знаю, где ты взял это пальто, – крикнула она ему вслед. – Как тебе не стыдно?

– Стыдно? – буркнул Рейф, вскинув темные брови. – Договорились, Дьюхарст?

– Ага, заметано. Нет проблем.

Рейф с добродушной улыбкой обнял Молли за плечи. Но в его взгляде не было ничего добродушного.

– Я перешел черту? – спросил он, как только красный кабриолет скрылся за горизонтом.

– Возможно.

– Я бываю вспыльчивым.

– Не похоже.

Его улыбка стала еще шире.

– Значит, нужно еще потренироваться.

– Не знаю, чем ты ему пригрозил, но это сработало, – заметила Молли.

– Я всего лишь сделал ему деловое предложение.

Она сильно в этом сомневалась.

– Я бы пообещала все, что угодно, лишь бы от него избавиться. Веришь, он хотел, чтобы я продала свою страховку. Он сказал, что играет на бирже, и что будто бы получил какую-то секретную информацию, которая поможет ему сорвать крупный куш.

– По-моему, это незаконно.

– Не думаю, что это его остановит. И очень сомневаюсь в ценности этих сведений. Кенни вечно наслушается сплетен, а потом строит воздушные замки. – Она вздохнула. – Бедный Кенни. По крайней мере, у него хватает ума не угрожать мне. Угрозы не помогут, ведь я слишком хорошо его знаю.

– А что помогает?

– Вымогательство. – Молли вздохнула, а затем хмыкнула. Рейф так и не убрал руку с ее плеча, и она старалась не замечать ее тепло и тяжесть. – Он достает меня до тех пор, пока я не соглашаюсь отдать любые деньги, лишь бы он отвязался. Беда в том, что мне больше нечем откупаться.

– А что не так с его пальто?

– Я уверена, что он его украл.

– Это точно. – А затем, безо всякой причины, они оба неожиданно усмехнулись, словно пара заговорщиков.

Молли сказала:

– Я не знаю, как тебе удалось его спровадить, но вряд ли он поверил, что мы женаты.

– А что в этом такого невероятного?

Вскинув брови, она ошеломленно уставилась на Рейфа.

– Я? Ты?

Рейф склонился к ней и чмокнул ее в кончик носа.

– Не бойся. Я всего лишь посоветовал ему сменить климат. Рассказал про одно модельное агентство в Тампе, где вечно не хватает мужчин с его внешностью и страстью к красивой одежде.

Молли чуть не задохнулась от удивления.

– Что? Да Кенни просто не доедет до Флориды. Ему, небось, и за паром заплатить нечем. – Как ни странно, ей очень легко было вообразить Кенни на подиуме. Он обожал примерять новые наряды.

– Так это смотря куда ехать. А что у нас на ужин?

– Я думала, что сегодня ты уедешь.

– Раз уж я сюда забрался, могу задержаться еще на денек. Завтра молодожены вернутся, а кто знает, когда мне удастся выкроить время для очередного визита.

Значит, еще несколько часов. Молли хотелось засыпать его вопросами. Неожиданно она поняла, что Рейф знает о ней все: и о ее любви к мелодрамам, и о каждом ее месте работы, и о неспособности запоминать анекдоты, и о страсти ко всем без исключения блюдам, в состав которых входит кокосовое молоко. Наверное, он знает даже размеры ее одежды, ведь ей в голову не пришло оборвать ярлыки со своих новых нарядов.

Что она знает о нем? Ничего. Чем он занимается, когда не стоит у плиты и не летает на своем самолете? Есть ли у него любовница? Или любовницы?

А с другой стороны, лучше и не спрашивать.

Молли провела остаток дня за тщательной уборкой птичьих клеток. Ее джинсовый костюм с заклепками и вышивкой был весь в песке. Корзина в ванной ломилась от грязной одежды, которую требовалось выстирать и высушить, как только закончится дождь. Значит, остаются две возможности. Старые-престарые джинсы с кошмарной рубашкой или единственный женственный наряд – черная расклешенная юбка ниже колен и длинный черный пуловер с высоким воротом.

Час спустя она вдела в уши маленькие жемчужные серьги. И даже слегка накрасилась.

Завтра приедут Стю и Анна-Мария, и она будет свободна. Завтра она вернется в свою квартиру и станет дожидаться в ней окончания ремонта, а затем возьмется за осуществление своих замыслов. Откроет библиотеку или попытается организовать литературный кружок и клуб любителей генеалогии. Конечно, все это не входит в число ее служебных обязанностей, но, возможно, в «Священных холмах» потребуется организатор. У них есть физиотерапевт, а раз в неделю работает кружок «Умелые руки», но, может, ей удалось бы…

Они встретились в гостиной. Рейф был неотразим в брюках цвета хаки, белой рубашке и черном блейзере. Рано или поздно ей пришлось бы с этим столкнуться. Лучше уж рано, чем поздно. Возможно, так будет даже легче.

14
{"b":"4655","o":1}