ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мамочка совсем измучилась. Надо будет ее стерилизовать. На этот раз у нее семеро. А в том году одиннадцать родила, бедняжечка. Вам точно не нужен щенок ретривера? Ваша сестра сказала, что у нее и так много зверья, но, может, хоть вы согласитесь?

– Я бы с удовольствием, но… – Мамочка рассеянно вильнула хвостом, но даже не подняла головы, когда Молли присела и потянулась к одному из пищащих комочков. – В доме, где я живу, запрещено держать животных.

– Может, предложить их в качестве приза на турнире рыболовов? Кто больше всех наловит за день, тот и получит щенка? Рыбаки обычно ездят на пикапах, а в каждом пикапе непременно должна сидеть собака. Так здесь принято.

И тогда Молли рассказала ей о знакомстве с рыбаком, у которого имелся пикап, но не было собаки.

– Я только начала думать, что он мне нравится, как он выкинул за борт банку из-под пива.

– Как говорится, где едим, там и гадим. – Салли Энн работала на паромной переправе, и Молли, узнав об этом, пришла в бурный восторг. – Надеюсь, этот поросенок наткнется на собственную банку и сломает крючок. Говорят, сюда идет ужасный циклон. Три года подряд была такая мерзкая погода, что большинство рыбаков разъехались уже на второй день. Кому захочется ловить рыбу на таком ветру, что песок кожу с лица сдирает?

– Господи. Разве нельзя проводить соревнования в хорошую погоду?

– А разве ее угадаешь? – Салли Энн догладила форменную юбку, выдернула шнур из розетки и поставила утюг на кухонный стол. – Беда в том, что в плохую погоду они не успевают убраться с острова. Как только дорогу затопит, им ничего не остается, кроме как торчать здесь и травить байки.

– Не слишком заманчиво.

Салли усмехнулась. У нее были светло-рыжие волосы, обветренное лицо, великолепные зубы и самые большие голубые глаза из всех, что Молли когда-либо видела.

– Зато хоть какое-то развлечение. Если погода портится, и им надоедает косить сено, они разбредаются по пивным. Поверьте моему слову, если этот циклон здесь задержится, в пивнушке Делроя будет жарковато, как в старые добрые времена.

Взявшись за дверную ручку, Молли обернулась.

– Э… Вы что-то сказали о сенокосе? Разве они не рыбу ловят?

– Не рыбу, а водоросли. При таком волнении вся грязь со дна поднимается кверху. Все, что им удается выловить, это морскую траву.

На следующий день собрались темные тучи и принесли с собой резкий ветер, от которого с деревьев облетала молодая листва, а лодки у причалов раскачивались, как поплавки. Когда Молли вышла из универсального магазина с пакетом яблок и направилась к коттеджу, начал накрапывать дождь. Но хоть в дождь, хоть в солнце, она была полна решимости ежедневно совершать пешие прогулки.

Диета и упражнения. Уф! За пару дней, что она провела здесь, число машин увеличилось втрое. Интересно, где сейчас ее новый знакомый? Уехал? А может, травит байки или ловит рыбу под дождем?

Рыбе ведь все равно, идет дождь или нет… разве не так?

– Привет, красотка.

Молли чуть не выронила яблоки, когда возле нее остановился знакомый темно-зеленый пикап.

– Ой, привет. Как рыбалка, э… Джеффи?

– Турнир закончился. В этом году нам паршивое место досталось, но я, по крайней мере, не ударил лицом в грязь. Я тут еще на пару деньков задержусь, раз уж приперся в такую даль… вот как раз на разведку еду. Хочешь прокатиться?

Прежняя Молли пришла бы в ужас, услышав жизнерадостный ответ новой Молли:

– Что ж… почему бы и нет? – Она ухватилась за мозолистую руку и влезла в кабину пикапа. Пускай он деревенщина. Пускай он рыгает и швыряется пивными банками. Но даже самые лучшие из ее земляков делают то же самое, когда их никто не видит. Зато он дружелюбный, да и согласилась она всего лишь на прогулку вдоль берега, куда ни за что не отправилась бы на собственной машине.

Рейф Уэббер крайне редко попадал в неловкие ситуации благодаря безошибочному чутью и умению выгадать время. На этот раз все вышло иначе. Интуиция предупреждала его об опасности с тех самых пор, как Стю сообщил по телефону, что женится на самой красивой, умной и очаровательной женщине в мире. Рейф настойчиво советовал ему не торопиться, имея в виду: «Подожди, пока я не приеду и не разберусь, малыш». К несчастью, Стю не послушался.

Рейф в то время собирался выехать за границу. Он слишком долго не навещал брата, пропустив и День Благодарения, и Рождество. Нет, сентиментальностью он никогда не отличался. Но все же старался приехать к празднику, чтобы дать малышу ощущение стабильности. Он где-то вычитал, что семейные традиции помогают в воспитании трудных подростков, а именно таким и был Стю, когда Рейф встретил его впервые. В последние десять лет Рейф к каждому празднику готовил свой «фирменный» ужин из индейки.

На свадьбу он опоздал. Когда Рейф вернулся в Штаты, дело уже было сделано. Но завтра у малыша день рождения, и этот праздник Рейф пропускать не собирался. Перед вылетом он поинтересовался прогнозом погоды. Две области низкого давления двигались навстречу друг другу вдоль побережья Северной Каролины, но у него оставалась куча времени, чтобы проскочить между ними. Вот чего он не ожидал, так это обнаружить на острове целую толпу рыбаков. Может, для бизнеса это и хорошо, но чертовски неприятно, когда тебе срочно нужно взять напрокат машину или снять комнату на пару дней.

Перед вылетом из Флориды Рейф разобрался с текущими делами на неделю вперед, хотя на самом деле достаточно и двух дней, чтобы вправить малышу мозги и выяснить масштабы неприятности, в которую он вляпался. Не говоря уже о том, чтобы выручить его из беды. Стю ничего не понимал в женщинах. С тех пор, как Рейф взвалил на себя кормежку и воспитание конопатого подростка с кучей денег, буйством гормонов и полным отсутствием здравого смысла, женщины не давали мальчишке прохода.

Эта хотя бы дождалась, пока Рейф уедет из страны, чтобы нанести свой удар. Стюарт Мотгомери Грейнджер III… Доверчивый наследник папиных миллиардов… Рейф лелеял робкую надежду, что, окончив учебу и устроившись на работу, братишка повзрослеет. Но дамочка его опередила. Она захлопнула ловушку прежде, чем кто-то из членов семьи успел ее отшить. Впрочем, если кого-то это и волновало, так только Рейфа и, пожалуй, адвокатов отца Стю.

Десять лет назад мать Рейфа нагрянула к нему, словно снег на голову, притащив с собой перепуганного, обиженного на весь свет пятнадцатилетнего пацана, и объявила, что раз они братья, то пора им познакомиться поближе. Сказать, что Рейф был в ужасе, значит, ничего не сказать. Единственное, что удержало его от категорического отказа, это мысль, что малыш чувствует то же самое. Рейф прекрасно помнил себя в этом возрасте, когда мать засовывала его то в летний лагерь, то в закрытую школу, чтобы не портить себе личную жизнь.

Следующие пять лет они прожили вместе, и Рейф изо всех сил старался вбить в малыша хоть какое-то понятие об инстинкте самосохранения, которого тот был начисто лишен.

Похоже, ничего у него не вышло. И свидетельством тому – свадебная фотография, которую Рейф получил по возвращении в Штаты. Роскошная невеста в сногсшибательном платье и улыбающийся жених с перепачканной тортом физиономией. Малыш до сих пор выглядит как пятнадцатилетний пацан. Оставалось только гадать, пошла бы или нет невеста за него замуж, если бы его звали Джо Джонсом, а не С. М. Грейнджером III из семьи банкиров и судовладельцев.

Все, что осталось Рейфу, это оценить ущерб. Прилететь без предупреждения, извиниться за отсутствие на свадьбе и приготовить для Стю его любимый праздничный ужин. Это заменит подарок ко дню рождения, напомнит Стю, что у него есть семья, и послужит предупреждением молодой жене.

Интересно, много ли Стю успел ей рассказать о своей безумной семейке? Об отце, который давно уже исчез с горизонта. О матери, которая присылала экстравагантные подарки ко дню рождения, но вечно путала даты. О сводных сестрах, с которыми он, скорее всего, и не встречался ни разу… и о старшем брате, потратившем лучшие годы на то, чтобы наставить малыша на путь истинный.

2
{"b":"4655","o":1}