A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
28

Он откашлялся и снова собрался с мыслями.

— Дело в том, что я чувствую себя в какой-то мере ответственным. Ведь это я познакомил тебя с Джо. Ну, так как прошла встреча?

Синди сбросила туфли и, подцепив пальцем ремешки, болтала ими.

— Мы прекрасно провели время! Я оказалась знакомой по крайней мере с половиной присутствующих. Хитч, тебе известно, что моль находится под защитой закона?

Он моментально уловил подвох.

— Моль ? А, очевидно, ты имеешь в виду насекомое. Нет, не известно.

— Джо просто кладезь информации. Он сказал, что существует одно растение… забыла… какое-то сложное латинское название… так вот, это растение запрещено разводить, потому что оно уничтожает моль, а это противоречит закону, только…;

— Синди.

— … оно разрастается так быстро, что заполняет весь сад, так что…

— Синди.

— Что?

Она перенесла тяжесть тела на другую ногу и свободной рукой отвела волосы за уши. При искусственном освещении трудно было определить, но Хитчу показалось, что она раскраснелась. На самом деле, по виду Синди можно было сказать, что она хорошо провела время.

Слишком хорошо.

— Вы танцевали?

— Несколько раз, но в основном разговаривали. Джо не очень уверенно чувствует себя на танцплощадке. Мне кажется, он застенчивый.

— Я разве не говорил тебе, что он застенчивый? Это была единственная причина, по которой она поехала с Джо, Хитч был уверен в этом. — Кстати, ты сегодня просто очаровательна.

Она снова была в желтом. Это был единственный наряд из тех, что он видел на ней, который она, похоже, выбирала сама.

— Спасибо, что ждал меня. Никто еще никогда так не делал. — Потом, с той самой озорной улыбкой, когда сначала вспыхивали ее глаза, потом появлялась ямочка на щеке, а уж потом улыбались губы, она добавила:

— Правда, я редко возвращаюсь домой так поздно. Вернее, никогда не возвращалась. — Синди уселась на качели.

Похоже, она не очень торопилась уходить. Он счел это хорошим знаком и подумал, что они могут еще поболтать — может, она захочет поделиться с ним впечатлением, ну, как, например, с братом.

— Джо ничего не забыл сделать?

— По-моему, нет. — Она наклонила голову и недоуменно нахмурилась.

— Я что-то не видел, чтобы он поцеловал тебя на прощанье.

Она стала раскачиваться.

— В первое же свидание?

Он пожал плечами.

— В наше время срок знакомства не имеет значения. Ты собираешься куда-нибудь пойти с ним снова?

Она перестала качаться.

— Возможно. Если он пригласит меня. Но вряд ли пригласит.

— А почему вряд ли? Ты сказала что-нибудь такое, что обескуражило его?

Она засмеялась.

— Хитч, тебе не кажется, что меня вряд ли можно отнести к тому типу женщин, из-за которых мужчины лезут вон из кожи?

— А что в тебе не так? То есть, я хотел сказать…

— Во-первых, меня нельзя назвать хорошенькой. — Не дав ему перебить ее, она продолжила:

— Во-вторых, я слишком прямолинейна. Мужчинам не нравятся женщины, у которых есть свое мнение.

— С каких это пор ты стала экспертом в вопросах, что нравится, а что не нравится мужчинам?

— С тех пор, как живу рядом со Стефф и Мойрой. Возможно, у меня не слишком богатый личный опыт, но об их опыте я наслышана вдоволь.

Я знаю, мужчинам нравятся красивые женщины и такие, которые льстят им и позволяют считать себя умными. Им нравятся… — Она замолчала и покрутила пальцами.

— Ну, и кто им нравится еще? Или что? Отвечай, мой замечательный эксперт!

— Я не утверждаю, что являюсь экспертом, и не обязана говорить тебе все, что знаю…

— Кто-то совсем недавно сказал, что он прямолинейный… Уж не секс ли это?

— Уже середина ночи. Неужели следствие не может подождать до утра?

— Может ждать хоть целую вечность, — спокойно сказал Хитч, убрал руку с качелей и положил Синди на плечо. Вдыхая легкий сладкий аромат, который был присущ только ей, ей одной, он сказал:

— Но я не хотел бы ждать.

Он приблизил одной рукой ее лицо к своему… качели весьма способствовали тому, что он собирался сделать. Свет фонаря возле парадной двери притушил огненный цвет ее волос, лег экзотическим отблеском на нежное лицо. Ее затуманенные синие глаза были загадочными. Недолго поколебавшись, он наклонился и прижался губами к ее губам.

Она застыла, но почти тут же размякла. Ее губы были нежные, теплые и слегка влажные. Преодолев чувство вины, он беззастенчиво воспользовался ее очевидной неопытностью.

Она молода, сказал он себе, но не слишком молода. Наивна, но не совсем неопытна. Может ли быть совсем неопытной девушка старше пятнадцати в наш век?

Однако он предпринял сознательное усилие не позволять ситуации выходить из-под контроля. Один невинный поцелуй, обещал он себе, и он пожелает спокойной ночи и уйдет.

Проблема была в том, что это не был невинный поцелуй. Хитч начал думать, что ничто не было невинно с его стороны во всем, что касалось этой женщины. Когда он поднял голову, чтобы взглянуть на нее, ее глаза оказались закрытыми. Она посидела так несколько секунд, потом вздохнула и открыла глаза.

— Это было очень мило, — прошептала она, улыбнувшись ему.

— Мило?

Мило? Неужели она даже не догадывалась о том, что делала с ним? Физически, не только духовно?

— Но, Хитч, тебе совсем не обязательно целовать меня на прощание после каждого свиданья.

То, что ты познакомил меня с Питом и Джо, не значит, что ты ответствен за…

Он чуть было не выругался, но вовремя остановился.

— Послушай, Синди. Я поцеловал тебя не по обязанности.

— Нет? Тогда почему?

— Почему? Да потому, что я… потому что ты… откуда, черт возьми, я знаю, почему я сделал это? Потому что ты была здесь, и я был здесь, и мне хотелось, чтобы этот вечер был особенным для тебя.

— Все-таки по обязанности. Я так и подумала. Продолжая улыбаться, она сказала:

— Он и был особенным. Дружеским.

Хитч сдался.

— Да, — эхом повторил он, потерпев поражение. Пробормотав что-то насчет того, что увидится с ней завтра, он ушел, пока не увяз еще глубже. Ушел, пока не наделал какие-нибудь непоправимые глупости.

Пока не сделал еще одну непоправимую глупость.

— Пожалуй, мне лучше вернуться в Ричмонд сегодня, — сказал он Маме Мак, которая накладывала ему на тарелку овсяную кашу.

— Сегодня? Да ты только что приехал. Я думала, ты погостишь хотя бы недельку.

— Я тоже так думал, но чем больше я отсутствую, тем выше будет гора бумаг на моем столе, когда я вернусь.

Остаток утра Хитч потратил, помогая установить последнюю полку на задней стене гаража.

Пожалуй, Маки были для него больше семьей, чем его собственные родители. Надо бы пригласить их в Ричмонд.

Он начал упаковывать свои вещи, но оказалось, что половина рубашек еще не высохла.

— Я выглажу их, как только они высохнут, пообещала Мама Мак.

— Не утруждайте себя, — попросил Хитч, но безрезультатно: Мама Мак не могла допустить такое. Что ж, у него было достаточно времени пойти в соседний дом и попрощаться с Синди, хотя он и подвергал себя риску встретиться с Мойрой, которая вполне серьезно имела на него виды. Правда, сейчас Хитчу казалось, что она уже потеряла к нему интерес. Но как прореагирует Синди? Если бы он уже уехал, ему не пришлось бы снова чувствовать себя виноватым.

Возможно, это было бы трусостью, но у него имелись на то свои причины…

Синди, намазав кремом руки, надела садовые перчатки. Когда Хитч поцеловал мозоли на ее руках, ей было так стыдно, что она решила пользоваться кремами. Что толку надевать атласные платья и туфли на высоких каблуках, если руки как у мастерового?

Она вышла в сад убрать чахлые кусты томатов и подготовить землю под цветы.

— Синди?

Прижав руку в перчатке к груди, она обернулась так быстро, что чуть не упала. Хитч!

— Ты пугаешь меня до полусмерти, когда подкрадываешься так незаметно!

Он замер и уставился на нее как на ненормальную, что, вероятно, так и было, поскольку ночью она ни на секунду не сомкнула глаз, думая, что, если он уедет, она никогда больше его не увидит: Мак и Стефф будут жить на одной из лыжных баз Мака, и у Хитча не останется причин приезжать в Моксвилл.

12
{"b":"4656","o":1}