ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы не мне говорите, вы скажите этому бедному ребенку, которого едва не задавили!

— Вы можете согнуть колено?

Она уже пробовала согнуть оба колена. Было чертовски больно, но, по крайней мере, оба сгибались.

— Вы ведь не ударились головой, правда?

У него был голос, который мог бы быть признан опасным для женского здоровья. По крайней мере для ее здоровья. Он действовал ей на нервы, о существовании которых она даже не подозревала. А это говорило о многом, потому что в данный момент ее нервы были заняты тем, что регистрировали острую боль.

Чарли сопел, цеплялся за ее ногу и вытирал нос об ее джинсы. Она посмотрела долгим сердитым взглядом на героя своих бесчисленных грез и высвободила ладони из его рук. И это встреча с кумиром?

Все было совсем не так, как она планировала.

Она хотела надеть желтое платье, сделать красивую прическу, нанести макияж, который скрыл бы ее веснушки. И что же? Она стоит в тоненьких выношенных джинсах, дрожа всеми клеточками тела от боли и негодования.

— О… проклятье! — воскликнула она и, подхватив Чарли на руки, зашагала к дому, оставив Джона Хейла Хитчкока в растерянности.

«Зашагала»! Чарли оказался гораздо тяжелее, чем можно было подумать, а у нее здорово болело бедро. Боже! Впереди столько работы. Как теперь она справится с ней? Зачем она связалась с Чарли?

Хитч пристально смотрел вслед женщине, которую едва не задавил. Эти непокорные рыжие волосы и упрямый подбородок вызвали какие-то смутные воспоминания, но кто она — припомнить не мог, слишком много лет прошло с тех пор, как он последний раз был в Моксвилле. Да, великолепно она его отчитала, и не без основания. Он действительно ехал слишком быстро: на дорожном знаке стояло 35, а он гнал со скоростью не меньше 45.

Остановка у дома родителей не прошла для него даром. Сколько можно терзаться сомнениями и чувствовать себя ребенком, который натворил что-то непоправимое? Сколько можно мучиться от сознания своей ненужности родителям, которые и пяти минут не провели со своим единственным сыном, специально приехавшим к ним? Когда-нибудь он поумнеет и перестанет делать попытки наладить отношения? Разве они не знали номер его телефона? Знали, но не звонили!

Хитч несколько минут посидел в машине, приходя в себя, прежде чем включил двигатель и преодолел оставшиеся несколько ярдов до дома Макколмов. Он должен извиниться перед этой маленькой правозащитницей. Да, она спасла этого малыша, Хитч сбил бы его как пить дать. Чудо, что он не задавил их обоих, ведь его мысли были там, дома, у родителей, где уж тут следить за скоростью!

Он должен убедиться, что она не получила серьезных травм, кажется, девушка прихрамывала, когда исчезла в доме Стивенсонов. Мак, должно быть знает, кто эта рыжая девчонка с горящими синими глазами и острым язычком. Одна из приглашенных на свадьбу? Нянька? Кем бы она ни была, он должен извиниться.

На следующий день Хитч немного успокоился. Он приехал отдыхать, чего не делал уже много лет. Обстановка в доме Макколмов была непринужденной и располагала к отдыху. Хозяева и гости обедали в большой кухне. Все искренне интересовались его бизнесом и выражали пожелания, чтобы он наконец обзавелся семьей. Хитч не обижался на такое пристальное внимание к своей особе — здесь его любили.

Дружеская пытка ослабевала, когда заглядывали друзья или соседи. Они приносили дыню, помидоры, корзинку фиников, и разговор переключался на свадьбу, или лыжный курорт Мака, или на то, где будет жить счастливая пара.

Мак проводил каждую свободную минуту в доме Стивенсонов со своей невестой. Бедный парень совершенно потерял голову. Стефф гораздо реже появлялась у Макколмов. Хитч желал им обоим счастья, но не слишком надеялся на то, что их союз будет долгим и счастливым.

— Кто эта рыженькая девушка, которая живет в соседнем доме? — спросил он Мака после того, как ушел последний из гостей. — Насколько я помню, у Мэри — или Марни? — были темные волосы.

— Ты имеешь в виду Мойру? У нее были темные волосы, но теперь они у нее со светлыми прядями, хотя мне лично она больше нравилась прежней.

— Нет, эта — рыженькая, среднего роста. Синие глаза, слишком большие для ее лица, веснушки, острый подбородок и язык как бритва.

Мак хихикнул.

— Должно быть, это Синди. Она помогает миссис Си готовиться к свадьбе. Кстати, свадьба будет простой, домашней.

Судя по уровню активности в соседнем доме, около которого без конца сновали фургоны, простой, как сказал Мак, эту свадьбу будет трудно назвать.

— Синди? Какая Синди?

— Дэнбери. Лорна Стивенсон носила фамилию Дэнбери до замужества. Синди, по-видимому, двоюродная сестра Стефф и Мойры. Она живет у них с детства.

— Так вот почему ее лицо показалось мне таким знакомым, — задумчиво сказал Хитч. — Но не помню, когда встречался с ней. А сегодня я ее едва не сбил на улице. — Он в двух словах рассказал о случившемся.

— Ты и не мог встречаться с ней, она была слишком маленькой для нашей компании. Кроме того, миссис Стивенсон всегда столько взваливала на нее! И до сих пор продолжает так делать.

Мне нравится Синди, она очень остроумная и смешливая.

Синди! Вряд ли Хитч в то время обратил бы на нее внимание. Интересно, сколько ей лет? Быстро прикинув в уме, он решил, что лет двадцать, может, чуть больше, хотя с первого взгляда он принял ее за ребенка.

Он снова вызывал в памяти ее личико сердечком, бледное, с веснушками, но с лучистыми синими глазами. Нет, она взрослая девушка.

— Понятно… Я должен извиниться перед ней.

Надеюсь, у меня будет возможность поговорить С ней в субботу во время свадьбы.

Глава 2

В доме жениха предсвадебные торжества продолжались с утра до вечера — начиная с гостей, случайно заглянувших во время завтрака, и кончая поздними ночными посиделками за пивом. Дружелюбные, приветливые Макколмы знали в городе всех, и все знали их. Папа Макколм был тренером школьной футбольной команды. Мама Мак, школьная учительница, вышедшая на пенсию, пользовалась славой человека, к которому обращались все, кто нуждался в помощи, сочувствии или просто в том, чтобы его благосклонно выслушали.

Поначалу Хитч, все еще удрученный встречей со своими родителями и напуганный аварией с рыжеволосой девушкой и ребенком, избегал веселых сборищ. Но уже на второй день он расслабился и стал принимать участие во всех затеях и даже получать удовольствие. Мак был рад друзьям и счастлив в предвкушении свадьбы.

Все его друзья мужского пола завидовали, что он завоевал сердце самой прекрасной женщины во всей округе, — по крайней мере они клялись в этом, цинично подумал Хитч. Но Мак не сомневался в их искренности.

Сейчас все играли в крокет. Хитч заметил, что Мойра, сидевшая в шезлонге под сенью гигантской магнолии, без стеснения подталкивала шар ногой. Стефф, просто великолепная в широких белых шелковых брюках, белой шелковой блузе и белых босоножках на высоких каблуках, больше преуспевала в принятии эффектных поз, чем в игре.

Одурманенный взгляд Мака следовал за ней, когда она перемещалась на солнечный свет и светлые волосы нимбом сияли вокруг ее головы.

— Правда, она потрясающая? До сих пор не могу поверить, что она будет моей.

— Да, она потрясающая. — Не вдаваясь в подробности, Хитч мог позволить себе согласиться. — А где Синди?

— Кто? Ты все о ней? Да ладно, не волнуйся, дружище, Синди никогда в жизни не испытывала ни к кому недобрых чувств.

— Тем не менее мой долг — перед ней извиниться, а свои долги я всегда плачу.

— Знаешь, что я думаю? — Мак держал уже третью кружку пива, и это в середине душного августовского дня. — Я думаю, у тебя почему-то возникла непреодолимая тяга к рыжеволосым веснушчатым девушкам, — поддразнил он.

Мак всегда любил поддразнить, но благодаря его неизменному доброму нраву никто на него не обижался.

— Что у меня возникло, — прорычал Хитч, через силу улыбнувшись, — так это сознание своей вины. Я внезапно выскочил на нее, а она среагировала совершенно безупречно. Если бы она не спикировала на мальчишку, я бы сбил его. Я в самом деле обязан извиниться и снять с себя этот груз.

4
{"b":"4656","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Майя
Останься со мной
Кремль 2222. Одинцово
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Шоу обреченных