ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дружище, да не относись ты к этому так серьезно. Синди отнюдь не неженка и привыкла к суровой жизни, тетка не баловала ее никогда.

Хитч бросил пустую бутылку в проволочную корзину возле своего шезлонга.

— Смотри, Мак, какова мать, такова и дочь.

Еще не поздно отступить.

Мак вздохнул.

— Да, так говорят. Да поздно было уже на следующий день после рождения Стефф. Она создана для меня, дружище, только мне было чертовски трудно убедить ее в этом.

Вдруг Хитч выпрямился.

— Вот и она, — пробормотал он, высвобождая свое почти двухметровое тело из низкого шезлонга.

Синди нашла глазами того, кто был ей нужен, и торопливо пересекла лужайку.

— Стефф, тебя просили позвонить. Это Уэйд.

По поводу твоей прически.

— А где он?

— Кто? А, мобильный. По-моему, кто-то забыл его на заднем дворе, и у него сели батарейки. Но вполне возможно, тут не обошлось без Чарли.

— Какая досада! — воскликнула элегантная белокурая Стефф.

— Какие-то проблемы? — раздался спокойный баритон.

Синди резко повернулась, ее бедро пронзила острая боль, и она потеряла равновесие. Хитч бросился к ней, чтобы поддержать, но она вырвала свою руку. Было невыносимо видеть его снова, так близко, что она могла разглядеть морщинки в уголках его серых глаз и несколько серебряных нитей в густых темных волосах.

Ощутив тепло его твердой ладони на своей руке, она почувствовала себя так, словно кто-то неожиданно вспугнул стаю перепелов в том месте, где должно было быть ее сердце.

Умудрившись выдавить «все в порядке», она сошла с тропинки, проложенной в живой изгороди между двумя домами, и остановилась, чтобы пропустить вперед Стефф, но та, забыв о телефонном звонке, пристально смотрела на Хитча сквозь длинные ресницы, заученным театральным жестом откинув назад свои роскошные волосы.

— Иди и передай Уэйду, что наша договоренность остается в силе, — распорядилась она.

— Сказать-то я, конечно, скажу, — с сомнением проговорила Синди, — но он спрашивал, не могла бы ты отложить вашу встречу до субботнего утра…

— Скажи ему, что в субботу я выхожу замуж, а репетиция свадьбы состоится в пятницу вечером. Если он не сможет причесать меня в пятницу днем, он очень пожалеет об этом.

Хитч, на глазах которого все это происходило, ради Мака постарался воздержаться от комментариев, видя, как маленькая рыжая девушка расстроенно пожала своими изящными плечиками.

Хитч посочувствовал бедняге Уэйду. Кем бы этот парень ни был, что бы ни сделал, ему придется за это заплатить.

Хитч подумал, что ему, как другу, следовало бы спрятать куда-нибудь подальше эту белокурую ведьму до тех пор, пока Мак не образумится.

— Вы не задержитесь на минутку, Синди? спросил он, когда рыжеволосая жертва Стефф пошла по направлению к своему дому.

— Мне некогда. Я оставила включенным утюг.

Она сказала это с таким высокомерием, что Стефф выглядела в сравнении с ней жалкой дилетанткой.

— Я не отниму больше одной минуты вашего драгоценного времени, — сказал он прежде, чем уловил в ее словах сарказм.

Но она уже ушла. Хитч решил, что никогда больше не станет добиваться внимания ни одной женщины.

Увидев приближающуюся к ним Мойру, Стефф остановила ее и снова тронула свои волосы.

— Крокет такая детская игра, не правда ли? Не знаю, зачем я стараюсь…

Хитч услышал, как боковая дверь дома Стивенсонов тихо закрылась. Еще одна возможность упущена. Черт возьми, он не знал, почему вообще это его волнует. Как только Мак сказал ему, кто она, он должен был бы успокоиться, и к этому моменту все было бы закончено и забыто.

Ну… может быть, не забыто. Обрывки воспоминаний начали возвращаться к нему. Рыжеволосая беспризорная девочка, тоскливо наблюдающая за всем со стороны, словно ребенок, заглядывающий в окно кондитерского магазина. Хитч тогда не думал об этом, а сейчас задался вопросом, почему она никогда не принимала участия в светской жизни дома. Была еще маленькой? Но она не намного моложе Стефф и Мойры. Стеснялась? Но он увидел не смущение в ее сверкающих глазах. Страх, удивление, злость… все что угодно… и пожалуй… боль. Он видел, что она прихрамывает, и решил, что причиной стал ее безумный прыжок из-под его колес, но Мак объяснил, что она всегда слегка прихрамывала, особенно когда переутомлялась.

Забудь о ней, дружище. Ты сказал ей, что сожалеешь о случившемся, сразу после того, как это произошло. Ну и довольно.

Мы уже на финальном этапе, радостно подумала Синди, поднимаясь по лестнице черного хода с охапкой чистых полотенец и тяжелым чайным подносом. Сегодня была генеральная репетиция свадьбы и — сразу после нее — банкет. Завтра состоится сама свадьба, и тогда, слава богу, все будет позади. Гости разъедутся по домам. Тетя Си уедет в горы поправить свое здоровье, Стефф и Мак отправятся в свадебное путешествие, а Мойра укатит на север — завоевывать Нью-Йорк. А она, Синди, починит свою машину, снова обретет свободу и будет выполнять по понедельникам свою обычную работу, за которую расплачиваются наличными деньгами, а не жильем и питанием. Еще шесть месяцев, и ее сбережения достигнут желаемой цифры, если, конечно, новый генератор будет стоить не слишком дорого.

И тогда — прощай Моксвилл и здравствуй мир!

Она забрала из комнат, в которых расположились друзья Стефф, пакеты с дамским бельем, нуждавшимся в ручной стирке, грязную посуду и пустую коробку из-под пиццы и стала спускаться по парадной лестнице. Лестница черного хода была такая крутая, что Синди старалась не сходить по ней, хотя тетя Си всегда хмурилась, видя ее на парадной лестнице с ворохом грязного белья или с горой грязной посуды.

— Привет, — тихо сказал кто-то, когда она наполовину спустилась вниз.

— Стефф здесь нет, но Мойра, по-моему, где-то поблизости.

Мойра всегда оказывалась где-то поблизости, если выпадал шанс увидеть Хитча. Синди слышала, как они говорили о нем вчера вечером Стефф, Мойра и подруги Стефф. По общему мнению, он был великолепной добычей, лакомым кусочком и гораздо сексуальней, чем актер, как там его звали, игравший в том фильме, который Синди так и не удосужилась посмотреть.

Она могла бы добавить и свое мнение, но вряд ли оно кого-нибудь интересовало.

— Осторожно… позвольте мне взять этот поднос.

— Я его крепко держу, — сказала она и натянуто поблагодарила.

— Вам нужен кухонный лифт.

Это поставило ее в тупик на секунду, потом она заморгала и сказала:

— А, вы имеете в виду такое приспособление.

Если они бывают из красного дерева и с витражными стеклами, я могла бы уговорить тетю Си установить его. Современные устройства она не любит.

— Но ведь это не ей приходится испытывать неудобства, не правда ли?

Синди ничего не могла с собой поделать. Ее глаза сияли, губы растягивались в улыбке, и она воздержалась от непочтительного ответа. Хитч широко улыбался. Кто-нибудь заметил, что у него прекрасные зубы?

И прекрасное чувство юмора?

Да разве эти кумушки могли обратить внимание на его чувство юмора, а тем более оценить его?

Она знала в подробностях, что они думали о его узких бедрах и широких плечах и о том, что его брюки сидели низко на талии и собирались складками при ходьбе. Мойра сообщила, что видела его в плавках и он полностью оправдал ее ожидания. Все они застонали, потом захихикали, даже Стефф, которая не должна была бы думать о шафере своего мужа как о мужчине, тем более о его сексуальных достоинствах.

— Я хотел поговорить с вами о том, что произошло недавно, — сказал Хитч, когда Синди спустилась вниз.

Видеть его на таком близком расстоянии было еще более волнующим, чем когда он сидел за рулем автомобиля. Удивительно, что она так много помнила о нем после стольких лет, хотя бы с каким терпением он обращался с ребятишками на их улице, как всегда вставал, когда Мама Мак входила в комнату. Все девчонки, включая ее, были влюблены в него, а он никогда не замечал ни ее, ни других.

Видимо, подумала Синди, он не выучился хорошо водить автомобиль, но во всем остальном преуспел. Синди давно избавилась от своего увлечения, но все же что-то в душе осталось…

5
{"b":"4656","o":1}