ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— То есть ты ручаешься за этого типа? — удивленно спросил Сэм.

— Сэм, он тут ни при чем. Все, что ему нужно в жизни, — это курево и спиртное. Он и мухи не обидит. — Мэгги была почти благодарна старому ворюге: возникшая было неловкость между нею и Сэмом сгладилась. Но Сэм, кажется, этого не заметил. — Сколько у нас баллонов? Как ты думаешь, стоит обрабатывать гостиную или только те комнаты, где жили собаки? — спросила она, когда Сэм остановил машину между их домами.

— Я бы обработал и гостиную. Эти насекомые вполне могли и под дверь заползти. Но только не сейчас. Сперва мы уложим вещи.

— Сперва мы — что?

— Уложим вещи. Зубные щетки, бритву, одежду на смену. Все, что может понадобиться, чтобы переночевать.

Мэгги нервно смахнула с плеча ремень и уставилась на Сэма.

— Я не ослышалась?

Сэм лег на руль и вздохнул.

— Милая, неужели ты думаешь, что я позволю тебе остаться в доме и дышать этой дрянью? Если она убивает клещей и блох, то навряд ли приносит пользу здоровью. Поверь химику-технологу.

— О чем ты говоришь, Сэм, все пользуются этими средствами, и никто пока не умер.

— Я не «все». Ну хорошо, пусть я параноик. И все-таки послушайся меня.

Старина Сэм в своем репертуаре: упрям, деспотичен и чертовски хорош. Это чтобы она не расслаблялась. Мэгги сжала губы, скрестила на груди руки и выжидающе уставилась на него. Ее глаза метали молнии. В его распоряжении одна минута, не более. Не будь она почти влюблена в этого мужчину, он не получил бы и десяти секунд.

— Прекрасно. Ты параноик, поэтому я должна бросить все, покидать в сумку вещи и уехать из дома. И никаких предупреждений. Сэм свистнул — все побежали. Так?

Сэм усмехнулся.

— Примерно так, — кивнул он.

— У тебя еще сорок четыре секунды.

— Что-о? Мэгги, ты понимаешь, что говоришь?..

— Тридцать две…

— Ну хорошо, черт побери! Мы берем с собой все, что может понадобиться на вечер и утро, запираем вещи по шкафам и обрабатываем оба дома. Я не допущу, чтобы Принцесса снова подхватила блох, и сомневаюсь, что тебе понравится ходить искусанной!

Мэгги пропустила неуклюжую шутку мимо ушей. Внутри у нее все клокотало, она готова была взорваться. По правде говоря, она попросту умирала от страха. Ей было страшно от того, что с ней случилось, но еще страшнее от того, что с нею станется, когда Сэм уедет.

— Мэгги, пойми, нам ничего другого не остается. Или ты предлагаешь запереться вдвоем в спальне часов этак на восемь? — Сэм усмехнулся, и Мэгги почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. — Вообще-то, если подумать, мысль неплохая.

— Ладно, — сдалась она. — Но только до завтрашнего утра. А куда ты предлагаешь переехать? В другой дом? Но я уже везде отключила воду — кроме твоего. Я ждала до последнего: ведь для того, чтобы открыть вентили, нужно лезть под дом и…

— Мэгги, — Сэм улыбнулся и коснулся пальцем ее губ; ласка растопила последние льдинки сомнений, — не надо оправдываться. Лучше иди собирайся. Я минут за десять управлюсь и приду помочь тебе убрать вещи. Потом мы обработаем комнаты и уедем. Договорились?

Она выскользнула из «ровера», не оставив ему времени открыть перед ней дверцу. Испытать сейчас его прикосновение было выше ее сил. Прежде « чем отправиться с ним куда-либо, ей следовало хорошенько подумать, а думать в его присутствии было невозможно.

— Мэгги!

Оклик настиг ее уже на ступеньках. Она обернулась. Сэм стоял на том же месте, положив ладони на узкие бедра, и холодный западный ветер трепал его волосы.

— Ночную рубашку можешь не брать. Только лишнее место займет.

Потом они долго и весело спорили, где провести День Блохи, как Сэм окрестил новоявленный национальный праздник. Мэгги предлагала поехать в Дак и снять номер в отеле; Сэм настаивал на отеле в Чейпел-Хилл. Она припомнила мотель под маяком на мысе Гаттерас, а он поведал, какой славный домик у него был неподалеку от Бэннер-Хилл.

— Если будешь хорошо себя вести, возьму тебя покататься на лыжах.

Остановились они на новом курорте, выстроенном в двадцати милях от Дунканского перешейка у впадения реки Аллигатор в пролив Олбемарл.

— Так вот о чем рассказывал Дик, — пробормотала Мэгги, потягивая третий бокал шардонне. Она уже успела полакомиться превосходным рыбным ассорти, обегать всю округу и теперь сидела напротив Сэма, в блаженной истоме вытянув уставшие ноги. — Понимаю, почему налоги на недвижимость так подскочили. Агент сказал, что на другом берегу в нескольких милях отсюда строится нечто подобное. Там не так шикарно, зато пляж лучше.

— Ты не обратила внимания на любопытную надпись на табличке у входа?

— «Аллигатор Ривьера»? И додумался же кто-то! Я бы сочинила что-нибудь менее плотоядное.

— Я говорю о второй строчке. Там было написано «Группа Уилкерсона». Мэгги даже рот открыла.

— Г. Дж. Уилкерсон, агент по торговле недвижимостью. Неудивительно, что мой жадина кузен настаивал, чтобы я держалась от него подальше. Кстати, о плотоядности: ты не против, если я доем эту креветку?

— Кстати, о плотоядности: ты не против, если мы вернемся в номер? — отозвался он, устремляя на нее призывный взгляд.

Мэгги не возражала, и они медленно пошли вдоль вереницы пустых комнат. Сезон ожидался только весной, и все же они были приняты точно самые высокопоставленные особы. Подхалимы, потешалась Мэгги. А может, их приняли за разведку из туристического бюро?

— Это из-за твоего надменного вида, — возражал Сэм. — Они решили, что ты переодетая принцесса крови.

Мэгги фыркнула.

— А ты тогда кто?

— Твой телохранитель, разумеется, кто же еще? Так что прибавь-ка шагу, женщина, мне пора приступать к своим обязанностям.

Той долгой зимней ночью Мэгги познала бесконечность в объятиях Сэма. Его ласки снова и снова повергали ее в бездонные глубины вселенной. Комната, обшитая панелями, с накрахмаленными льняными шторами и морскими пейзажами, сосновой мебелью современного дизайна, казалась Мэгги роскошнейшим сералем. Она безраздельно принадлежала Сэму, его чутким рукам, сильному телу, беспощадному рту.

Он медленно раздел ее, лаская и целуя открывавшееся взору. На ее правом плече, прямо над высокой грудью, была родинка, которой он раньше не заметил. Он любовался ею, гладил губами, вкушал языком, пока Мэгги не затрепетала от нетерпения.

— Она похожа на геральдическую лилию, — шептал он. — Верный признак королевского происхождения.

— Она похожа на трехлапую черепаху. Верный признак того, что половину сознательной жизни я просидела в воде и сырости.

Сэм перебирал пальчики на ее ноге и целовал ступню, пока она не забилась беспомощно.

— Да, я, кажется, замечаю что-то похожее на перепонки… вот здесь.

Сэм провел языком по каждому пальчику, и у Мэгги перехватило дыхание. Она почти рыдала.

— Помогите, — слабо сопротивлялась она, смеясь и захлебываясь слезами. — Сдаюсь!

Он последний раз поцеловал ее пятку и неторопливо начал прокладывать поцелуями путь наверх, пока не накрыл ее своим телом.

— Давно пора, — проурчал он, словно леопард. Они ласкали друг друга, погружались в сон и пробуждались для новых ласк. Они лежали в объятиях друг друга и говорили ни о чем и обо всем на свете. Сэм рассказывал ей о детстве, а она — о том, что ее отец и мать жили в двух разных мирах и как трудно ей было в обоих уживаться.

Она снова заговорила об утраченном ребенке, они утешали друг друга и плакали обо всех утраченных детях. Это была волнующая ночь. Все барьеры пали.

И только о любви не было сказано ни слова.

— Теперь ты счастлива, Мэгги? — спросил он незадолго до рассвета.

— Я обрела душевное равновесие, — помолчав, ответила она. — Так будет точнее. Счастье слишком жирная пища для моей строгой диеты.

— Не согласен. Это вопрос философской терминологии, — сонно пробурчал Сэм. — Когда нам больше не о чем будет говорить, ты мне напомнишь, ладно?

Он заснул, а Мэгги еще некоторое время лежала, обнимая его и наслаждаясь неведомым прежде ощущением покоя. Нет, не просто покоя: счастья. Когда она пробудилась, сквозь щель между шторами пробивался яркий солнечный луч. Мэгги сладко потянулась и зевнула. Сэм спал на животе чуть ли не поперек кровати, и лишь самый уголок простыни стыдливо прикрывал его плечо. Ее лицо озарилось улыбкой. Все ее существо было пронизано любовью к этому мужчине. Она и сама не верила, что такое еще может с нею случиться.

29
{"b":"4658","o":1}