ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Слегка наклонив голову, он с минуту пристально изучал ее, словно пытаясь понять, какое ей дело, замерзнет он до смерти или нет. До него ей действительно никакого дела не было, но она смирила гордыню и уже готова была объяснить, зачем ей понадобилось менять свои драгоценные поленья на жалкие куски сырого плавника.

— Спасибо, не надо, — отрезал он и, прежде чем она успела возразить, двинулся с места, оттолкнув ее на узкой полоске прибрежного песка, и зашагал по направлению к Перешейку.

Глава 2

Сэм свалил плавник на задней веранде домика и разбросал ногой, чтоб поскорее просох. Метнув хмурый взгляд на подозрительные облака, которые начали скапливаться на западе, он потопал ногами, чтобы отряхнуть песок с сапог, и направился на неприветливую кухню. Вот вернется — и на месте убьет так называемого друга, который присоветовал ему «уютное местечко вдали от оживленной трассы». В августе здесь, может быть, и чудесно, но в декабре просто невыносимо. Небось из всех щелей дует. На дворе теплее, чем в этом чертовом доме.

А теперь еще и это! Он же намеренно избегал всех более или менее населенных мест, ему хотелось побыть несколько недель наедине с собой. Но, похоже, ему и этой малости не видать.

Если уж суждено терпеть соседство, то почему не с каким-нибудь старикашкой, который пропадал бы где-нибудь целыми днями и возникал бы только к ночи, когда Сэм уже спит? Или если вообще желать соседства, то почему бы не с привлекательной умной женщиной, которая возникала бы в его постели, когда ему нужно, и потом исчезала? По крайней мере хоть какая-то польза. Рано или поздно, но жизнь вошла бы в свою колею.

В его памяти снова всплыл образ той женщины у речки, и Сэм невольно выругался. Она устроит ему веселую жизнь. Вчера он еще мог про себя посмеяться, увидев ее проезжавшей мимо. Желтые башмаки и красный пикап… Боже упаси! Но теперь, столкнувшись с ней лицом к лицу, он не сомневался, что неприятностей ему не избежать.

Сэм был неглуп и сознавал свою уязвимость. Не нужно иметь научную степень по биологии, чтобы знать, что, когда мужчина три года живет без женщины, его могут одолевать определенные желания. Причем эти желания могут нарушить его способность логически мыслить. А если к ним примешаны чувство вины и тоска и еще Бог знает какие бомбы замедленного действия, грозящие в любой момент взорваться в нем, то людям вообще и женщинам в особенности следовало держаться вне зоны разрушения.

Именно к этому он и стремился. И меньше всего ему хотелось оказаться запертым в этой дыре по соседству с женщиной. По крайней мере с такой женщиной. Все, что на ней было надето, — огромные, не по размеру, ботинки, джинсы, едва доходящие до щиколоток, и эта брезентовая ископаемая куртка с отвисшими карманами — не могло скрыть длину и форму ее ног. Не говоря уже о высоких скулах, больших золотисто-карих глазах и блестящих каштановых волосах, выбивавшихся из-под непонятного сооружения, которое она нахлобучила себе на голову.

Мда. Только ее не хватало. У него было тайное подозрение, что она принадлежит к той породе женщин, что норовят припиявиться к мужчине, как только он по недосмотру окажется в пределах досягаемости. Агент ясно сказал ему, что во всей округе нет ни души — только смотритель. Вот Сэм и вообразил себе этакого старикана, который сунет к нему нос раз или два, чтобы пополнить запасы дров, и только.

А теперь эти желтые башмаки и красный пикап, да еще эти волосы, и глаза, и ноги. И губы. Упрямо сжатые губы, от которых он не мог отвести глаз. Нет Забудь об этом, спокойно и настойчиво уговаривал себя Сэм. Все, что он хотел от женщин, он уже получил. Его первая и единственная привязанность обернулась катастрофой. В результате он похоронил себя в работе и напрочь забыл, что такое женщина. Он не отвечал на звонки и мало времени проводил дома. Его секретарша годилась ему в матери и была достаточно умна, чтобы отваживать самых целеустремленных хищниц. Единственной женщиной, с которой он общался, была его зубной врач, а она была помолвлена и обожала своего жениха. Кроме того, он не способен увлечься женщиной, которая улыбается ему из-под маски, копаясь у него в зубе мудрости.

И вот одного взгляда на длинноногую кареглазую девицу, как метеор носящуюся вдоль речки, оказалось достаточно, чтобы зажечь в нем годами дремавшее пламя. Приятного мало.

Мрачно глядя перед собой, Сэм залез в одну из принесенных накануне коробок, извлек бутылку виски и тупо уставился на нее. Вот ответ на мучительную, тупиковую проблему, истощившую все его силы. Выпить стакан виски и забыться. Или два. Или три.

Но сейчас-то он не был измучен. Просто расстроился немного, ну и… замерз. Однако алкоголь был в лучшем случае лишь временным решением проблемы. А в этой сырой. Богом забытой дыре переохлаждение ему все-таки не грозит. Черт побери, ведь кругом полно деревьев. Может быть, какие-нибудь из тех коряг, что он принес, достаточно просохли и будут гореть? Но где взять бумагу на растопку? Все, что он мог найти, он уже израсходовал, вместе с несколькими сырыми палочками, обнаруженными на веранде. Утром он пытался разжечь огонь на кухне и подогреть воды, чтобы развести кофе. Но порошок не желал растворяться в тепловатой водице, и настроение было уже с утра безнадежно испорчено.

«Смотри правде в глаза, Кенеди. Это не холод, это женщина. Даже не отсутствие кофе», — пробормотал он, засовывая нераскупоренную бутылку обратно в коробку. Если это длинное, тощее пугало с хмурой физиономией успело запасть ему в душу, значит, он недооценивал серьезность своего положения. При ней, конечно, были ее ноги — не поспоришь, — недурные глаза и интересные скулы…

Он вздохнул. И губы, мягкие и влажные, какими Сэм видел их лишь секунду перед тем, как рот ее превратился в узкую злую щель.

Сэм выругался и принялся заталкивать банки на полку. Бобы, спагетти, супы — он терпеть не мог концентраты! Нет, зря он это затеял. Надо было остаться дома, взять себя в руки, отделаться от навязчивых фантомов и жить дальше.

Беда в том, вздохнул он, рассеянно барабаня по банке лосося, что дома слишком многое напоминает о Лорель. Его офис, где он впервые встретил ее, когда она пришла на собеседование. Конечно же, он принял ее на работу. Такой девушке, как она, редкий мужчина укажет на дверь. Потом — ресторан, куда он пригласил ее ужинать в тот вечер, когда она сообщила ему, что беременна. Это случилось двумя неделями позже, и к тому времени он уже совсем потерял голову.

— Ты читала о политике нашей фирмы в отношении пособий на ребенка? — спросил он. А пособия были щедрыми для такой маленькой фирмы — даже более щедрыми, чем фирма могла себе позволить.

— Об этом я не подумала, — прошептала она. — Я знаю только, что попала в беду и некому мне помочь. Сэм, Сэм, что мне делать? Мне так страшно!

Он как зачарованный смотрел в ее полные слез глаза. Плакать она умела. В то время он еще не знал, как хорошо она освоила это искусство.

— Тебе нужен отпуск на свадьбу?

— Он не женится на мне. Он не может, он… женат, — рыдала она, и его сердце рвалось на части. Он готов был сам расплакаться.

— Какой подлец, — пробормотал он, помнится, а потом она очутилась в его объятиях, орошая слезами его рубашку. Он утопил лицо в ее волосах. Они были цвета отполированной меди и пахли «Джорджио». Лорель не проработала у него и двух недель, как аромат ее духов пропитал каждый уголок офиса, но, вдохнув его в шелковистых золотисто-рыжих кудрях, Сэм едва не сошел с ума. — И что ты теперь будешь делать? Родители тебе помогут? — с трудом выдавил он.

— Им нельзя сказать! Они отрекутся от меня! О Сэм… — Еще несколько минут назад он

был «мистер Кенеди». — Сэм, что мне делать? Мне совсем-совсем не к кому обратиться, а я… я хочу этого ребенка. Моя подруга недавно родила, и ребенок такой хорошенький, от него так славно пахнет. Но у нее есть муж и няня, а у меня — никого.

Решение казалось вполне разумным. Ему тридцать пять, никаких обязательств, никаких привязанностей. Дом вполне обустроенный. Удобный. Безликий. Пустой.

4
{"b":"4658","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Призрак со свастикой
Дар Дьявола
Почему Беларусь не Прибалтика
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
400 страниц моих надежд
Игра в сумерках
Девушка в тумане