ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он любил прогулки. У него был яркий свитер в полоску — на ее взгляд, отнюдь не дешевый, а он колол в нем дрова. Но очевидно, он был не из тех, кто любит пощеголять. Что, по мнению Мэгги, свидетельствовало в его пользу. Карлайл, ее бывший муж, посвящал своей внешности больше времени и средств, чем она сама.

Обычно Сэм отправлялся гулять днем, поэтому Мэгги ограничила свои прогулки утренними часами. Она дожидалась, когда он уйдет, и только после этого принималась за работу во дворе. Не то чтобы она его избегала. Просто ей не хотелось провоцировать неприятности. Он, конечно, застал ее врасплох — в момент повышенной восприимчивости. Вот только до его появления она и не подозревала, что так восприимчива.

Но ведь она не ребенок. Когда-то она была замужем, интимная близость составляла нормальную часть ее семейной жизни и никогда особенно ее не занимала. Сказать по правде, Мэгги вообще не отличалась пылкостью. Она — как и ее муж — слишком много сил отдавала работе и карьере, поэтому на физическую сторону брака ее уже не хватало.

По крайней мере так она убеждала себя. Пока не обнаружила, что Карлайл тратит на эти вещи куда больше энергии, чем она могла предположить.

«Дьявол», — пробормотала она, яростно срезая стружку с Чайкиной шеи. Лучше об этом вовсе не думать — меньше нервов. Все эти годы она жила спокойно, и вот — на тебе! — как холодный душ. Это в декабре-то месяце!

К счастью, раздался телефонный звонок и прервал мрачные размышления. Если это тот самый шутник, Мэгги была готова высказать ему все: настроение как раз подходящее. У нее есть чем припугнуть, и она это сделает, если он не оставит ее в покое.

— Мэгги, у тебя нет настроения смотаться в город?

Это ее кузен Дик. Он никогда не здоровается. Не утруждает себя такой мелочью, как приветствие, разговаривая всего лишь с родственниками.

— Даже не знаю. Может быть, когда у меня продукты кончатся. А что?

— У меня есть к тебе предложение, хотелось бы обсудить. Поехали сегодня ужинать? Я тебя приглашаю, ладно?

— Дик, у меня нет желания специально одеваться, и вообще…

— Поезжай как есть. Заскочим в «Хардис», съедим по двойному чизбургеру с жареной картошкой.

Что ж, может, это и неплохо. Подходящий повод уехать куда-нибудь на пару часов. А то она здесь совсем закисла. К тому же если она уедет пораньше, то еще успеет в библиотеку обменять книги. Дик не принадлежал к числу людей, с которыми она любила встречаться, хоть он ей и родственник — дальний, правда. Но семья есть семья. Иногда ей казалось, что она несправедлива к нему, но стоило им встретиться, как через несколько минут разговора она вновь убеждалась, что дело не в ее предубеждении. Все дело в ее кузене. Дик был настырный. Карлайл тоже, но у него это проявлялось по-другому. У Мэгги выработалось стойкое презрение ко всему, что подходило под это определение. В известных кругах хваткость и ловкость считались нормой, благопристойной формой деятельности для тех, кто пробивал себе путь наверх, но в глазах Мэгги это не служило оправданием.

Карлайл не выставлял свой успех напоказ, но потому лишь, что его воспитание не допускало вульгарного бахвальства. Дик был по-своему наивен, даже мил, гордо блистая часами «Ролекс» и розовым бриллиантом в три карата в крохотном заштатном городишке Мантео.

Мэгги почувствовала, что слишком резко обошлась с кузеном.

— Ну ладно, приеду. Только ты закажешь мне еще и коктейль. И твое предложение должно соответствовать моей жертве.

Вечером, когда от богатых холестерином яств почти ничего не осталось, Дик выложил свое предложение:

— Как ты посмотришь на то, чтобы сбросить на чьи-нибудь руки свой старый термитник?

— Какой еще старый термитник? — Мэгги капнула уксус на последний ломтик жареной картошки и с аппетитом захрустела.

Дик принужденно рассмеялся.

— Да будет тебе прикидываться, Мэри Маргарет, ты небось давно все решила.

— Что решила? Ничего не понимаю. Дик наверняка задумал что-то грандиозное. Ведь с тех пор, как он стал позволять себе самые дорогие рестораны, забегаловок он уже не переносил и ни за что не появился бы на людях с ней, одетой в рабочий комбинезон, — это она знала точно. , Сомнений быть не могло — что-то ему нужно, иначе не стал бы он ее умасливать, предлагая купить ее дом. Но что? У нее не было ничего такого, что действительно могло бы его заинтересовать.

— Я не шучу, Мэри Маргарет. Я хочу дать тебе больше рыночной стоимости за эту старую дыру, потому что беспокоюсь за тебя. Ты живешь там совсем одна, а это опасно.

— Брось, Дик, нам обоим прекрасно известно, что эта собственность только обуза. Налоги подскочили, деньги себя не оправдают, это я тебе точно говорю. А потому выкладывай, что ты от меня хочешь? Совет, как сыграть на бирже? Спроси астролога, больше пользы будет. Я этим уже не занимаюсь.

— Ты не веришь, что я о тебе беспокоюсь?

— Ни секунды, — беспечно бросила она и с шумом втянула остатки шоколадного коктейля — просто для того, чтобы понаблюдать, как он будет озираться — не дай Бог кто-то на них смотрит.

— Река так быстро подмывает твой берег, что в один прекрасный день ты откроешь дверь и свалишься в воду.

— Ну и подумаешь, было бы о чем жалеть, — весело махнула рукой Мэгги и вытянула ноги, из-под стола, выставляя на всеобщее обозрение заляпанные глиной башмаки.

— Ты видела, какой курорт отстроили выше по реке? Красота! Виндсерфинг, яхты, водные лыжи, а поздней осенью грандиозная охота. На каждом этаже камины, ванны с горячей водой. Съездила бы, посмотрела. Я уже представляю тебя во всей этой обстановке. Те же красоты природы, но плюс удобства.

— Нет, спасибо, отсутствие удобств вполне меня устраивает. Я вижу в этом средство вырабатывать характер.

— Но ведь повышение налогов тебя задело?

— Причем по самому больному месту — и все благодаря тебе и твоей «Аллигатор Ривьере». Если ты можешь как-нибудь повлиять на застройщиков, скажи им, чтобы держались подальше от моего леса.

— Ты против прогресса?

— Я всецело поддерживаю прогресс, пока он не приближается вплотную ко мне.

Дик откинул манжету и повернул к свету наручные часы. Намек ей, чтобы не тратила впустую его драгоценное время?

Мэгги прикидывала, не заказать ли еще и кофе.

— Так… над чем ты нынче работаешь? Торговые центры? Курорты? Пытаешься втиснуть на пляж еще несколько тысяч тел?

— А может быть, вложить несколько миллионов долларов в местную экономику?

— Как ты щедр, Дик. А ты подумал, что будешь делать, когда заасфальтируешь все побережье и туристы перестанут приезжать?

— Почему они должны перестать приезжать, если рядом океан? Чем ты думаешь, Мэри Маргарет? Как ты не понимаешь, что люди, которые приезжают сюда, достойны приличного жилья! А те, кто обслуживает туристов? Кто, не будь туристов, останется без средств существования?

— Ах вот в чем дело! — Мэгги не могла сдержаться. Она всегда получала истинное удовольствие при виде физиономии проболтавшегося кузена. Он был такой же тонкокожий, как и она. — Значит, ты собрался понастроить дешевых домишек и получать плату за жилье с тех, кто будет обслуживать твоих туристов?

Дик буркнул что-то под нос и вытащил чековую книжку с золотыми инициалами.

— Вряд ли это будет выгодно. Если ты не против, мы пойдем…

— Конечно. Спасибо за ужин. Дик, и за предложение насчет моего дома, но я вряд ли изменю решение. Как знать, может быть, я стану сдавать комнаты местным, у кого нет денег на другое жилье.

— Твои шутки неуместны. Я действительно желаю тебе добра. Кстати, у меня и вправду есть личный интерес. Сейчас я ничего не могу обещать, коль скоро ты еще намерена раздумывать, но вообще-то есть некая церковная община, которая подыскивает место для летнего лагеря, и я мог бы уговорить их…

— Летний лагерь? Ты шутишь.

Дик вышел за ней на улицу и нахмурился при взгляде на ее забрызганный грязью красный пикап, припаркованный рядом с его безупречным «БМВ». Повернувшись спиной к ветру, он принялся ее увещевать:

9
{"b":"4658","o":1}