ЛитМир - Электронная Библиотека

Красная лампочка на телефоне продолжала вспыхивать, призывая Тори подчиниться, пока она рассеянно перебирала аккуратно разложенные стопки бумаг на столе. Торопливый пульс лампочки, казалось, совпадал с биением ее сердца.

– Еще звонила ваша мать, – сказала Кора Эн, нарушая неловкую паузу, постукивая карандашом по бледно-зеленому блокноту для стенографии, который всегда был при ней. – Она хочет знать, сможете ли вы прийти вечером на обед. И еще, мистер Клейтон приходил как раз в тот момент, когда позвонил Тревис. Ему нужно поговорить с вами по поводу проекта «Чистая вода». Он просил заглянуть к нему в кабинет сегодня до вашего ухода.

Тори не могла сосредоточиться на словах Коры Эн. Она могла думать только о том, чтобы поднять трубку и поговорить с Тревисом. В верхней части живота, сведенного судорогой, явственно ощущался холодок, и ее заметно трясло.

– Просто возьмите эту чертову трубку, – сладким, голосом предложила Кора Эн, выходя из комнаты.

Моля о том, чтобы Тревис капитулировал, Тори подняла трубку. Она была сильно взволнована, но испытала удовольствие, услышав его голос.

– Зачем ты звонишь, Тревис? – спросила она осторожно, не выдавая своей радости.

Мысли Тори ностальгически утонули в прошлом, когда ее взгляд упал на смятое белое льняное платье, которое никогда не переставало будить сумасшедшие воспоминания. Это платье купил ей Тревис, когда они ходили вместе за покупками на Ленокс Мол. Они также купили умопомрачительный широкий пояс, который низко сидел на ее бедрах. Он стоил больше, чем платье, но Тревис настоял, чтобы она взяла его, потому что пояс «заводил» его. Так же, как и мысль затащить ее в примерочную.

Он распутно проследовал за ней, игнорируя осуждающий взгляд суровой старой продавщицы, которого они конечно же заслуживали.

Тори помнила большое тройное зеркало и то, под каким углом он его повернул, когда раздевал ее. Сначала пояс, которому он позволил соскользнуть на пол, затем молния платья на спине, которую он расстегнул зубами. На ней не было лифчика, – только французские сетчатые трусики, которые он никогда раньше не видел и которые заставили его опуститься на колени в чистом, исторгающем стон, восторге и потянуться к ним губами. Эта порочная нирвана продолжалась до тех пор, пока их неосторожные ласки не были прерваны резким стуком в дверь.

– Здесь все в порядке? – спросила подозрительная продавщица.

Все было превосходно!

За исключением того, что сейчас она готова разреветься.

– Мне нужно видеть тебя, Тори, – настаивал Тревис.

– Нет.

– Мне надо забрать некоторые вещи из дома…

– Нет, Тревис. Это нечестно. Я не могу видеть тебя, – выдавила из себя Тори.

Она ни в коем случае не должна была подходить к телефону. И не должна нарушить данное себе обещание еще раз.

– Если тебе что-нибудь нужно, пойди и забери сейчас. В любое время до семи часов.

Наступила очередная долгая пауза. Тори казалось, что она вот-вот услышит, как он думает.

– Как ты можешь уехать, не повидавшись со мной? – попытался он снова. – Почему бы нам просто не выпить вместе или сходить в ресторан?

– Тревис, я кладу трубку, – сказала она нервно.

Тори взглянула на цветы, расставленные по комнате.

Во все были вложены одинаковые карточки: «Не покидай меня, глупая ты женщина. Я люблю тебя!»

В этом был весь Тревис и она могла представить, как он говорит это, читая каждую из них.

– Доктор Росто считает, что ты должна уделять мне немного больше времени, Тори. Он думает, что ты пытаешься управлять мною. И что ты делаешь ошибку.

– Плевать мне на доктора Росто, – зло ответила Тори. – Я не пытаюсь. Мне больно. Я люблю тебя. Мне бы хотелось, чтобы у нас все закончилось по-другому. Но мне кажется, наши отношения – напрасная трата времени. Это тупик, так как я хочу выйти замуж, а ты – нет. И теперь для меня настало время заняться собственной жизнью.

– В конце концов, я действительно хочу жениться…

– В конце концов? Мы прожили вместе шесть с половиной лет. Даже больше. – Тори глубоко вздохнула. Она устала от этого разговора. – Черт побери, Тревис. Ты еще даже не развелся. Подумай об этом! Почему ты не разводишься? – Тори трясло от злости.

Она оглядела кабинет, стараясь почерпнуть силы в своем решении, которое ясно читалось в опустевших ящиках стола, голых стенах и коробках с вещами. Она приняла решение переехать и доведет свой план до конца.

С тяжелым сердцем Тори бросила трубку.

Остаток дня тянулся медленно, но без происшествий. Несколько заключительных деловых совещаний, несколько телефонных звонков и множество утомительных разговоров о том, что надо быть такой авантюристкой, как Тори, чтобы просто взять и уехать.

Несколько дней назад Тори чувствовала себя совершенно незаменимой. Казалось, никто в, конторе не знал, что они будут делать без нее – молодой волшебницы маркетинга, как ее называли. Паника по поводу ее отъезда, конечно, льстила. Но теперь, когда все пришло в порядок и машина бизнеса снова работала плавно без недостающей детали, Тори казалось, что она уже в пути. Она чувствовала себя так, как будто из нее выпустили воздух.

К четырем часам Тори решила уйти пораньше и улететь в Калифорнию вечером. Не было смысла оставаться в конторе, чтобы просто там болтаться. Чем быстрее она уедет из Атланты, тем счастливее будет. Она пошла на полный разрыв, и нужно сделать это быстро.

– Может быть, мне позвонить в авиакомпанию, милая? – спросила Кора Эн, когда Тори позвонила ей и сообщила о своем решении.

– Нет. Спасибо. Я сама это сделаю, – ответила Тори. – Мне все равно больше нечего делать.

И вот, позаботившись о билете на самолет и попрощавшись со всеми, Тори закрыла дверь в эту часть своей жизни. Она села в машину и в последний раз отправилась домой, всей душой желая, чтобы там оказался Тревис и остановил ее, и одновременно готовя себя к тому, что его там нет.

По дороге она проигрывала различные варианты развития событий. В одном, Тревис заявлял, что не может жить без нее. В другом, она, застав его дома, сухо просила уйти. Вариантов было много, и Тори перебирала их, мчась по автомагистрали, которая несла ее из Периметра, где она работала, к их дому на Ленокс Род в Бакхеде. Всюду, куда она кидала свой взгляд, возникали новые строения, в большинстве из которых была и ее доля. Хайленд Эстейтс был ее – от начала и до конца. Вход к моделям был обозначен большим красно-белым знаменем с логотипом компании на нем, разработанным с ее помощью.

Тори глубоко вздохнула, вбирая в себя яркое голубое небо и ощущая жаркую влажность дня. Так странно покидать Джорджию. Острая тоска пронзила ее при виде тучной красной земли, которая была свалена в кучу на обочине дороги рядом с очередным строящимся домом. Красная глина Джорджии; наверное, такое же чувство связывало Скарлет с землей Тары.

«Действительно, что-то есть в этой земле цвета меди, что привязывает жителя Джорджии к его корням, к густой пышности лесов, которые, кажется, на веки верные раскинули свои кроны», – думала Тори.

Тори припарковала машину на стоянке, расположенной в подземной части их дома. Затем положила портфель на коробку, которую взяла с собой из конторы, и с занятыми руками захлопнула дверцу машины. Как обычно, нагруженная множеством вещей – сумочкой, портфелем, разными бакалейными товарами, бельем из прачечной, – Тори знала, как подбородком нажать кнопку вызова лифта. Его большие металлические челюсти открылись и проглотили ее.

Когда Тори открыла дверь, Тревис сидел на кушетке, пил пиво и смотрел телевизор. Вид его вызвал у нее нервный зуд. Казалось, этот сюжет был в одном из сценариев, проносившихся в ее голове во время долгого пути домой. Но в котором из них?

«Пожалуйста, Господи, пусть этот спектакль будет с хорошим концом», – думала она, Тревис встал и выключил телевизор.

Потеря двенадцати фунтов веса была заметна по свободно висящим на нем джинсам. Его толстое брюшко, которое Тори находила милым и любила щипать, исчезло. Она ненавидела себя за то, что так ужасно хотела его, и что была такой слабой.

10
{"b":"466","o":1}