ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо, – ответила Тори, – ты тоже чудесно выглядишь.

Аманда Митчел выглядела чудесно всегда. Даже когда она шла на рынок, то выглядела величественно с прической и макияжем. Это ее стиль. Она была уверена, что каждый должен выглядеть всегда превосходно. Для нее внешний вид был предметом, гордости и самоуважения. Сегодня она выглядела особенно хорошо. Размышляя над выбором блюд, Аманда последний раз заглянула в меню, а затем, решительно отложив его в сторону, сняла очки и перешла к делам дочери.

– Итак, ты добилась своего, – сказала Аманда, придавая своим словам оттенок поздравления, откусывая от пучка сельдерея и салютуя дочери ярко-красной «Кровавой Мери».

Ее утонченное лицо представляло собой маску, по которой Тори никогда ничего не могла прочесть. Голос матери звучал удовлетворенно, когда Тори сообщила ей по телефону о помолвке с Тревисом, но ее радость всегда казалась такой наигранной.

– Чудо из чудес, верно? – улыбнулась Тори.

Какого черта, она была настолько счастлива, что нужно было нечто большее, чем ее циничная, разочарованная в жизни мать, чтобы испортить ей настроение. Подошел официант, и Тори заказала «мирассо шардоле», который подавался в бокале.

– Мне не хочется говорить об этом, Тори, но когда развод Тревиса станет свершившимся фактом?

Тори ожидала, что мать заговорит об этом.

– Дело о разводе уже у его адвоката, – выдала она готовый ответ.

Мысли Аманды, казалось, неслись с бешеной скоростью.

– День бракосочетания уже назначен?

– Мы рассчитываем где-нибудь в декабре. Это зависит от того, что скажет Сэм – его адвокат.

Брови Аманды изогнулись.

– Слушай, я знаю, что ты и отец не в восторге от Тревиса, вы не доверяете ему. Но можете вы просто порадоваться за меня, о'кей?

Тори поняла, что была неправа насчет несокрушимости своего настроения; несомненно, сейчас оно уже окончательно испорчено. Всего за несколько минут Аманда умудрилась это сделать. Тори выпрямилась и взглянула в ту сторону, где официант наливал заказанный ею напиток, который как раз сейчас ей понадобился. Она сосредоточила свое внимание на настенной композиции из фарфоровых фруктов.

– Мы любим Тревиса. – Мягкий голос Аманды звучал спокойно. – Просто его репутация не располагает меня к тому, чтобы встречать его с распростертыми объятьями и ставить на него сбережения всей моей жизни.

– Ты никогда не любила пари, – сказала Тори, стремясь перевести все в шутку. Но Аманда даже не улыбнулась. – Послушай, Тревис всерьез намерен жениться. С первой женой он совершил ошибку – мы все иногда совершаем ошибки – и на этот раз он очень осторожен.

Аманда открыла рот, чтобы что-то сказать, но вместо этого сдержанно вздохнула. Тори знала, что это уловка, к которой прибегала мать, когда хотела сказать что-то, что было некстати.

– Что? – спросила Тори вопреки здравому смыслу, осознавая, что попадается на старую приманку.

– Ничего.

«О черт!»

– Продолжай, мама, что? – настаивала Тори нетерпеливо.

Принесли ее напиток, и она сделала спасительный глоток, наблюдая, как за всеми остальными столиками люди, казалось, так замечательно проводят время, весело болтая и ожидая начала обычного показа моделей, который проходил в «Риц Карлтон» по пятницам за завтраком. Она оглянулась, чтобы посмотреть, не начался ли еще показ, и поскольку Аманда продолжала многозначительно молчать, спросила с нажимом:

– Что ты хотела сказать?

– Ты действительно считаешь, что Тревис тебя любит?

Тори захотелось встать и уйти. Она посмотрела на свою мать скорее с изумлением, чем гневно.

– Мама, конечно он меня любит. Ведь Тревис хочет жениться на мне.

– Это не его инициатива…

– Может быть, он просто безынициативный…

– Ты поставила ему ультиматум, Тори. Женись – или я уеду в Калифорнию…

– Я не имела в виду ультиматум и преподнесла свой отъезд совсем не так. У меня была потрясающая возможность переехать в Калифорнию, и я подумала, почему бы, черт возьми, нет? – Тори трогала логотип со львом и короной на своем бокале, пытаясь сдержаться. – А что я, по-твоему, должна была делать? Просто остаться? Оставить все как есть? Ведь именно ты была всегда недовольна нашими отношениями.

Аманда неторопливо отпила из бокала, прежде чем ответить.

– Ты могла бы порвать с ним, но все же остаться в Атланте.

«Почему я вообще спорю с ней? Я выхожу замуж. Я счастлива. Кого интересует, что она думает?» – подумала Тори, а вслух сказала:

– Я все еще думаю, что если бы Тревис не сделал мне предложение, то для меня было лучше уехать в Калифорнию. Новая среда, новые люди, и я была бы достаточно далеко от него, чтобы не уступить, как происходило прежде.

Это было то, что доводило Аманду до отчаяния.

– Тревису нужен хороший тычок под ребра, – продолжала Тори более сдержанно, поскольку все складывалось так, как она хотела. Просто ей необходимо какое-то время, чтобы привыкнуть к этому новому чувству уверенности. – Он мог никогда не проявить инициативу, – продолжала она, – мог оставить все как есть, потому что ему так удобнее. Ему наплевать на брак, а мне – нет!

– Как ты можешь выйти замуж за того, кто не хочет на тебе жениться?

– Я думаю, он хочет на мне жениться.

– Он не хочет терять тебя – это все, в чем ты действительно можешь быть уверена. Он принял решение по принуждению…

Когда официант снова подошел к их столику, чтобы принять заказ, Тори уже совершенно не хотелось есть. Она слушала, как мать заказывает холодное жаркое из телятины с соусом из голубого тунца и «вианде де Гриссоне». Это было как раз то, чего бы Тори с удовольствием поела, но аппетит испарился вместе с хорошим настроением.

– Для меня – свежие фрукты и сыр «Коттедж», – заказала она легкую пищу.

Затем подумала, что мать постоянно ей противоречила, что Тревис действительно хочет жениться на ней и что она напрасно позволила себе распсиховаться. Целью этого завтрака было поговорить о свадьбе, а не анализировать мотивы Тревиса. После завтрака они собирались идти выбирать кольцо для помолвки. Это была идея Тревиса. И именно на этом Тори хотела сосредоточиться. Она хотела вернуть себе приподнятое настроение.

То, что случилось дальше, сделало это возможным. Как вестник с небес возвратился официант с заиндевевшим ведерком, в котором покоилась бутылка любимого шампанского Тревиса.

– Мисс Митчел, – сказал он с теплой улыбкой, как бы давая высокую оценку этому красивому жесту, – комплименты от мистера Тревиса Уолтона. Он сказал, что увидится с вами позже, у Тиффани. И еще что-то насчет того, чтобы вы обошлись полегче с каким-то парнем. Сохраняйте полное спокойствие.

Тори облегченно вздохнула, поблагодарив официанта с преувеличенным энтузиазмом. К ней вновь возвратилась ее уверенность, и она посмотрела на мать, чувствуя себя счастливой и даже сильной благодаря этой победе. Ей хотелось расцеловать Тревиса за то, что он не разочаровал ее.

ГЛАВА 6

Пейдж и Сьюзен вовсю пользовались преимуществами своего нового благодатного жилища, погрузившись в клубы пара, поднимавшегося над джакузи, огромной ванны с гидромассажем, расположенной под открытым небом, и вдыхая аромат вечернего воздуха.

Теплый вечер располагал к лени, и они прекрасно провели время, отмечая за обедом свой приезд в новый город, разговаривая о жизни, которую оставили позади, и строя планы на будущее.

– Верь – не верь, а все это на самом деле случилось. Мне кажется, я умерла и поднимаюсь на небеса, – сказала Сьюзен, подставляя свои лопатки под горячий поток воды, вырывающийся из отверстия, и блаженно потягивая шампанское, которое Дастин Брент оставил для них.

Она на минуту закрыла свои большие голубые глаза, с удовольствием вздохнула и быстро открыла их снова, немного побаиваясь, что эта прекрасная картина может исчезнуть. К счастью, огромный, прекрасно ухоженный сад за домом Дастина не был галлюцинацией, навеянной алкоголем.

17
{"b":"466","o":1}