ЛитМир - Электронная Библиотека

Она также думала побеседовать в парочке клубов здоровья для членов высшего общества, чтобы предложить вести уроки танцев и аэробики. По крайней мере, тамошние богачи будут не старыми и в хорошей форме.

– Я теряю время, – сказал пожилой мужчина в ярких широких брюках из шотландки и желтой рубашке с короткими рукавами, который в соседней с Пейдж кабинке уже несколько минут просматривал в газете спортивный раздел.

– Не теряйте надежды, – улыбнулась официантка, торопясь мимо него в сторону другого клиента, который сигналил ей счетом.

Возможно, это банальная фраза, но Пейдж была в том настроении, когда эта фраза преисполнилась для нее глубокого смысла. Надежда! Что это для нее значило? Найти сегодня работу? Или, еще лучше, найти богатого кандидата, который бы ликвидировал необходимость это делать?

Припарковав машину у Бонвит Теллера, где была разрешена бесплатная стоянка, Пейдж перешла Вилширский бульвар и направилась на север, к Родео. На углу Дейтон и Родео магазин Джиорджио заявлял о себе ослепительным навесом в желто-белую полоску, и Пейдж решила сделать в нем первую остановку.

«Не это ли имела в виду Джудит Кранц, когда писала свои «Сомнения»? – размышляла она, входя в шумный универмаг и разочарованно оглядываясь, чихая от одеколонов Джиорджио, разбрызганных в воздухе при входе в магазин.

В дверях стояли две хорошенькие, одинаково одетые негритянки и, улыбаясь рекламными улыбками, обильно распыляли в воздухе духи. Пейдж вернула им улыбку. Когда ты ищешь работу, улыбаешься каждому на случай, если они могут повлиять на процесс найма. Хотя сомнительно, что парфюмерные девочки могут оказать какое-то влияние. За прилавком слева, тут же, как она вошла, была пара других парфюмерных девочек, и пока Пейдж направлялась к ним, ее обогнала еще одна такая же пара.

Здесь все битком забито.

Хотя тут был достаточный блеск, но не хватало тончайшего аромата изысканности и высшего общества, которое она ожидала увидеть. Это совершенно не похоже на элегантные магазинчики, в которые они заходили с Кит, когда приезжали в Лос-Анджелес на ее свадьбу.

Магазин был переполнен покупателями, которые, как показалось Пейдж, только что вывалились из туристического автобуса. Она почти ожидала увидеть полки, ломящиеся от сувениров, открыток и подарочных наборов от Джиорджио, но вместо этого увидела прилавки, забитые трехтысячедолларовыми платьями, как будто шла распродажа, которой в действительности не было.

Правда, все, что она слышала о шикарных атрибутах присутствовало, там был светящийся, отделанный дубовыми панелями бар, за которым подавали коктейли и кофе «капучино», знаменитый стол для игры в пул, блестящие модные аксессуары и изумляющие ценники.

Но для Пейдж пленительный миф Джиорджио определенно рассеялся, и она вышла оттуда, не беспокоясь о том, куда дальше идти.

Набрав серию приводящих в уныние «нет-но-зайдите-в-другой-раз», она, не теряя темпа, упорно направилась на север, вверх по Родео, не позволяя испариться своей уверенности.

В конце концов она делала это ради денег, напомнила она себе. Это временно. Это не было карьерой. Поэтому она не могла позволить себе из-за этого расстроиться. Это все преходяще.

Кто же мог подумать, что это так трудно, думала она, выходя из очередного магазина с шестым отказом и решая, что если ее в следующий раз спросят, есть ли у нее опыт работы, придется соврать и сказать «да». Затем она начала обдумывать, не лучше ли отказаться от своих планов и связаться с лос-анджелесским агентом. Можно попытаться сняться в рекламе, попробоваться в «мыльной опере», сыграть в комедии положений…

Она как раз занималась латанием своего старого воздушного замка, проходя мимо «Джерри Магнии», «Поло», а затем еще одного мужского магазина с названием «Мистер Гай», когда чуть не столкнулась с приятным мужчиной, выходящим из этого магазина, нагруженного пакетами с покупками. И ее поразила мысль, что мужской магазин высшего класса был бы самой хорошей ставкой. Она обменялась с джентльменом извиняющимися улыбками и с новым настроем отправилась в эти три магазина справиться о месте. Дорогие товары, от хипповых до стильных, свидетельствовали о том, что мужчины, покупающие их, вполне соответствуют счету за эти товары.

Ее дела пошли в гору: она подобрала два места, а потом и третье, в магазине Теда Лапидуса, который обслуживал и мужчин, и женщин.

На другой стороне улицы был потрясающий комплекс маленьких магазинчиков модельеров – Валентино, Мод Фризон, Кризиа, и даже детский магазинчик, щеголявший большими ярлыками и большими ценниками для маленьких людей.

Кит затаскивала Пейдж, Тори и Сьюзен сюда во время их первого посещения Лос-Анджелеса, Пейдж запомнила это, потому что магазинчик назывался «Тори Стилл», и они тогда шутили над Тори, что он бы мог быть ее, если бы она была достаточно удачливой, чтобы поймать в силки кучерявого магната до того, как это сделала другая Тори.

– Это просто позор, – шутила Кит, – только представь себе, какие скидки ты могла бы получить для нас.

Как раз только на прошлой неделе из статьи в «Вуменс Веар Дейли» Кит узнала, что этот магазин купил один баснословно богатый техасец, женившийся на женщине моложе его на двадцать пять лет, в качестве свадебного подарка, совершенно не беспокоясь о том, дает магазин прибыль или он просто выбрасывает на ветер миллион долларов в год на его содержание.

Эта история была как раз в духе той волшебной сказки, которую Пейдж представляла себе, минуя череду модных магазинчиков, переходя из одного в другой через связывающие их проходы. Она с трепетом трогала роскошные товары, с завистью глядя на других женщин, которые небрежно примеряли разные вещи, накапливая большие кучи прекрасных нарядов, отложенных по их выбору.

«Скоро», – сказала она себе, ревниво наблюдая за ними и уклончиво улыбаясь продавщицам, которые вежливо предлагали помощь.

Как раз в тот момент, когда она собиралась спросить насчет места, Пейдж увидела чудесное красное вечернее платье, украшенное бисером, которое ей ужасно захотелось померить. Украдкой бросив взгляд на ценник, она чуть не рассмеялась в голос и почувствовала, что внутри нее что-то дрогнуло. Она должна иметь это платье. В действительности же это было просто не реально, потому что платье стоило пять тысяч пятьсот долларов, но Пейдж понесло, как обычно происходило, когда она уже приняла решение по какому-нибудь поводу и была одержима идеей его выполнить.

Она сняла его с полки и попросила померить. Платье казалось ужасно тяжелым.

– Я думаю, это одна из самых лучших работ его коллекции этого года, – сказала аккуратная, сообразительная услужливая продавщица, с французским акцентом. «Он» относилось к Валентино. – Я думаю, оно будет на вас великолепно!

«Конечно, черт его побери, будет», – бесстрастно подумала Пейдж.

Пять тысяч пятьсот долларов. Она действительно сошла с ума. С тем жалованием, на которое она могла рассчитывать, ей придется копить на него деньги всю жизнь. Тем не менее, Пейдж продолжила играть, радуясь, что ее принимают за клиентку, а не за безработную.

Внутри маленькой зеркальной примерочной она выскользнула из хлопчатобумажных юбки и блузки и бросила долгий взгляд на платье, прежде чем надеть его. Ее туфли не подходили, и она откинула их, чтобы они не нарушали гармонию. Затем, как бы читая ее мысли, продавщица заглянула внутрь и спросила, какой размер обуви она носит.

Спустя несколько минут Пейдж появилась из примерочной в мерцающем платье, облегающем ее изящную тонкую фигуру, в паре красных атласных лодочек, которые ей подобрали, имея совершенно ослепительный вид. Ткань была тонкой, как воздух, и тщательно пришитые крошечные кристаллические бусинки переливались при каждом движении, пуская блики по всему магазину. Платье было без пояса, с хорошо сконструированным лифом, который зрительно поднимал и подчеркивал грудь. К нему прилагались поднимающиеся выше локтя красные перчатки без пальцев, вышитые бисером, и свободный красный жакет, доходящий до бедер, с широкими подкладными плечами.

21
{"b":"466","o":1}