ЛитМир - Электронная Библиотека

– Блестяще, Пейдж, – сказала Тори, бросая взгляд на Сьюзен и ужасно нервничая при мысли о возможной встрече с Ричардом.

Пейдж и Сьюзен сказали, что они хотят пойти потанцевать в «Лошадях», ресторане-дискотеке лос-анджелесского Конного центра или зайти в частный клуб съесть чего-нибудь сладкого. Все, чего хотела Тори, это выскользнуть как можно незаметнее.

Она уже видела нескольких игроков в поло, проходящих мимо с банками пива в руках и болтающих с друзьями.

Покидающие поле в командных теннисках, потных и прилипших к телу, с мокрыми полотенцами, обмотанными вокруг шеи, белыми панталонами, забрызганными грязью, они выглядели гораздо привлекательнее, чем гости, которые не участвовали в игре. Возможно, сияние воодушевленности приукрашивало их внешность, распространяя естественную сексуальность, излучая здоровье и искренность. Тори, сама не зная почему, сильно нервничала. Ричард ей даже не нравился. Он был самоуверенным нахалом. Только эта игра сделала его привлекательным, умение, с которым он управлялся с лошадью, и пренебрежение опасностью, временами доходившее до безумия.

Так почему же ее сердце колотилось так, будто она сама только что играла, а пульс бился в два раза чаще? Почему она мысленно повторяла слова, которые скажет, если они вдруг столкнутся? Ей в голову, вызывая улыбку, приходили лаконичные замечания. Но вряд ли она действительно припомнила бы какие-нибудь из них. Перлы, полные юмора и блеска, редко возникали у нее в голове тогда, когда это было нужно.

Возможно, он был здесь не один. С подругой. Может быть, он встречался с этой рыжей из своей команды. Она была такая же необузданная, как и он, и так же, как он, любила опасность. Пейдж могла бы справиться с таким человеком, как Ричард Беннеттон. Но Тори он бы превратил в фарш, и она это знала.

Перед входом в «Лошади» бурлила толпа, слишком большая, чтобы уместиться внутри. В любом случае, Пейдж решила, что здесь слишком шумно, как в колледже, и потащила их от шума в сторону арены, к вывеске, которая сообщала: «Клуб верховой езды и поло – только для членов», где собиралась спокойная, приличного вида публика.

– Только для членов, – напомнила Тори, имея в виду, что Ричард Беннеттон скорее окажется здесь, чем в «Лошадях», и что она умрет от смущения, если он, проходя мимо, увидит, как они пытаются проникнуть внутрь.

И она испытала громадное облегчение, когда Сьюзен показала на дополнительное объявление на тумбе против двери, в котором можно было прочитать: «Сегодня частная вечеринка». Всего в нескольких футах, у двери, стояли двое молодых мужчин в морской форме, сверяя имена в отпечатанном списке гостей. Пейдж несколько минут смотрела на них, как будто размышляя о том, есть ли какой-нибудь способ проникнуть за дверь.

– Могу я вам чем-нибудь помочь, – спросил один из мужчин, глядя на них.

Тори заметила, как Пейдж тянула время, стараясь заглянуть в список гостей и усиленно улыбаясь.

– Мы как раз дышали свежим воздухом, прежде чем войти, – ответила она без тени смущения.

– А-а-а…

Мужчина раздумывал над тем, спросить ли ее имя или подождать, когда неожиданно появилась оживленная группа гостей, называя свои имена и отвлекая его внимание.

Тори заглянула в помещение через его плечо. Со все возрастающим интересом к Ричарду она думала, там он или нет. Латунные перила отделяли бар от обеденного зала. Официанты, одетые в белые рубашки, черные галстуки-бабочки и зеленые фартуки, сочетавшиеся с охотничьим декором помещения в тонах бургундского вина и зелени, разносили закуски. Все это выглядело очень респектабельно, у камина стояли массивные кожаные бургундские кресла, большие, светлые, двустворчатые окна, обрамленные дубом, выходили во внешний дворик. И дымный запах жарящихся бифштексов разносился по всей округе. Внутри было так людно, что, казалось, невозможно разглядеть, там он или нет, и она уже решила оставить поиски, полурасстроенная-полууспокоившаяся, когда вдруг заметила его, стоящего у бара и обнимающего свою рыжеволосую подругу по команде. Они смеялись в компании друзей.

– Все, пошли отсюда, – резко сказала Тори, стараясь перекричать грохот оркестра.

Пейдж, нерешительно топчась на месте, проследила за ее взглядом.

– Он там? – спросила она, вставая на цыпочки, чтобы лучше разглядеть.

– Да… – рассеянно кивнула Тори, не в состоянии оторвать от него взгляд, когда он глотнул пива и, с выражением вожделения отерев рот тыльной стороной ладони, подмигнул рыжеволосой.

Точно так же сегодня утром он подмигнул Тори.

– Хммм. С рыжей… – резюмировала Пейдж, тоже увидев его. – Похоже, ты ревнуешь…

Тори пожала плечами, с удивлением обнаружив, что так оно и есть.

– Глупо, правда?

– Все зависит от того, как ты на это смотришь. Как было сказано в книге: «Найдите нового любовника.» Возможно, дорогая, дела идут на лад. Я бы сказала, что старина Тревис уже исчезает с горизонта.

В первый раз Тори целый час не вспоминала о Тревисе, и это ее обрадовало. Ричард Беннеттон закинул красивую голову, поглощая остаток пива из бутылки одним глотком, заставляя ее подумать о рекламе пива. К своему удивлению, она обнаружила, что необычное чувство ревности, которое она пережила минуту назад, принесло ей не боль, а освобождение.

Возможно, Пейдж правда, и дела действительно пошли на лад.

ГЛАВА 10

В какой-то степени это было похоже на выступление на сцене – крутить стройными бедрами под громкую ритмичную музыку. Только сцена была не большая, а крошечная, и аншлаги поменьше. Занимающиеся не жалели своих рук и ног, потея вместе с ней, под ее квалифицированным руководством, выдерживая интенсивную тренировку, которая должна была помочь поддержать в форме их и без того замечательные фигуры.

Пейдж наконец нашла себе работу тренера по аэробике спортивного клуба Лос-Анджелеса – одного из наиболее фешенебельных и дорогих городских клубов здоровья. После нескольких недель непрекращающихся поисков деньги и надежды истощились, а там как раз появилась вакансия, и она с облегчением заняла это место.

– Легли на живот! – крикнула Пейдж, стараясь перекричать гремящую музыку.

Бросив быстрый взгляд на часы, она поняла, что через несколько минут пора делать упражнения на растягивание и проветривать зал. Еще двадцать счетов, чтобы закончить это упражнение, а затем такая же нагрузка на ноги и бедра, и боли в ягодичных мышцах будут мучить их следующие сорок восемь часов, каждый раз, когда они будут садиться, заставляя думать с почтительностью о Пейдж и ее замечательной тренировке. Работая здесь она надеялась установить несколько хороших контактов, чтобы давать частные уроки и получать шестьдесят пять долларов в час чистыми вместо десяти, из которых еще надо заплатить налоги.

Пятая симфония Бетховена была чудесным фоном для успокоения, и Пейдж вела расслабленный класс через серию заключительных упражнений на растягивание. Напоследок – несколько упражнений, доводящих нагрузку до максимума, от которых люди задыхались и чуть не падали. Время закругляться и думать о том, что они собираются делать в этот прекрасный вечер накануне выходных.

Пейдж знала, что будет делать. Сегодня она, Тори и Сьюзен собирались на «свидания, вслепую», которые Джордж и Кит организовали для них: Пейдж – с продюсером, Сьюзен – с биржевым маклером, Тори – с хирургом.

Три женщины уже решили, что лучшей частью этих свиданий будет, по-видимому, процедура сборов, когда они будут помогать друг другу одеваться и приводить себя в порядок, а затем заседание, посвященное обмену впечатлениями, когда они соберутся, как школьные подруги, и будут смеяться, даже если впору расплакаться. Господи, как хорошо снова иметь таких прекрасных подруг, не просто товарищей по труппе, а настоящих друзей. Пока самое лучшее, что она приобрела в результате переезда в Беверли Хиллз, это, несомненно, Сьюзен и Тори.

Когда Пейдж приехала домой из клуба здоровья, чувствуя себя отвратительно после тренировки и в раздумье, что надеть вечером, она обнаружила в холле при входе огромный букет цветов.

29
{"b":"466","o":1}