ЛитМир - Электронная Библиотека

– Извини, Стен, мне действительно надо…

Она торопилась, опасаясь, что он может пойти за ней. А что, если она неправа? Что, если существовало какое-то объяснение? Будет ли все это тогда смешно? На высоких каблуках было очень нелегко идти быстро и осторожно по каменистой дорожке сада. Но она справилась с этим, и, появившись как можно незаметнее, схватила с подноса официанта бокал шампанского, стараясь при этом сохранить невозмутимый вид.

В доме, в поисках туалета она снова заметила Ники Лумиса. Два его чуда в мини-юбках отсутствовали.

Однако они оказались в женской туалетной комнате, поправлявшие макияж и болтающие перед длинным зеркалом, обращаясь к своим отражениям, вместо того, чтобы поворачиваться друг к другу.

В дальнем конце нарядной розовой комнаты, в углу, была устроена комната отдыха с парой розовых атласных диванов и маленьким, чудесно отделанным столиком посередине. Пейдж села, буквально заглатывая шампанское. Она достала из кармана смокинга два ключа и выложила их перед собой на стол. Так оно и было: отель «Беверли Хиллз» подтверждался золоченой гравировкой.

«Неудивительно, но все равно непонятно», – подумала Пейдж, разглядывая пару ключей и пытаясь придумать, как действовать дальше.

Надеясь узнать больше, она залезла во внутренний карман и обнаружила красивый бумажник из змеиной кожи, который на мгновение вызвал воспоминание об их сумасшедшем романтическом знакомстве, а затем острую боль сожаления, что все обернулось таким образом. Она осторожно открыла его, убедившись сперва, что два чуда в мини-юбках на нее не смотрят.

Они заняты друг другом. Замечательно.

Сделав большой глоток, Пейдж приступила к изучению содержимого бумажника и вслед за водительским удостоверением и золотой кредитной карточкой «Америкэн Экспресс» обнаружила улыбающиеся через маленький прозрачный чехол семейные фотографии, которые так боялась обнаружить.

Она пригляделась к фотографии жены и нашла ее весьма привлекательной, дорогой и прозаичной. Костюм от Хальстона, жемчуг, самодовольная улыбка, обожающий супруг, стоящий рядом, и двое детей. Они производили впечатление идеальной семьи.

«Все пропало», – подумала она.

В ее памяти все еще была свежа картина: «Филадельфия», стоящий в саду и салютующий ей возбужденным членом.

Продолжая исследования, Пейдж наткнулась на другие кредитные карточки и несколько сот долларов наличными.

Ну ладно, что теперь?

Теперь она должна справиться с этой неприятностью и в то же время сохранить свое достоинство. Или, в любом случае, свою гордость.

– Думаешь, он сможет его поднять? – трещала рыжая в зеленых блестках, вставая и разбрызгивая завершающее облако лака на свою «химию».

Пейдж с любопытством обернулась.

– Дорогая, я думаю, что он не сможет его опустить – захихикала другая.

Вряд ли она была старше восемнадцати. Увидев, что Пейдж разглядывает ее, она хихикнула и легкомысленно помахала рукой. У Пейдж не было сомнений насчет того, о ком они говорили. Единственное, что ее удивляло, так это то, что у них не было личного опыта.

Рыжая достала из своей сумочки пузырек кокаина и свинтила крышку. Она сняла ложечку, которая была прикреплена к флакону.

– Еще немного на дорожку… – объяснила она, набирая порошок и небрежно вдыхая его.

Немного попало на ее губную помаду и прилипло.

– Великолепные наряды, – сказала Пейдж им обеим, делая еще глоток шампанского и продолжая размышлять.

На этот раз захихикали обе девицы.

– Спасибо, – сказали они по очереди. – Наш приятель сходит с ума от мини-юбок. Если вы еще об этом не слышали.

Пейдж заверила их, что, конечно, слышала.

Блондинка тоже вдохнула пару порций предложенного кокаина, а затем предложила Пейдж, подняв на нее блестящие и тревожные глаза незрелой девчонки.

– Хочешь немножко? По-настоящему чистый.

Пейдж отказалась. Кокаин делал ее слишком скованной; она не любила это чувство.

– Ваш спутник… Вы имеете в виду вашего общего спутника? – задала она вопрос е улыбкой.

Рыжая обняла рукой блондинку.

– У нас все общее, – с готовностью открылась она.

Они явно пытались шокировать Пейдж, поэтому она намеренно не реагировала.

– Значит, вы побывали уже на многих таких вечеринках? – спросила она, задерживая их, так как они уже собрались уходить.

Рыжая взглянула на нее, словно говоря: «Ты что, сбрендила?»

– Эта вечеринка – настоящее сборище стариков. Мы познакомились прошлой ночью, когда нам действительно посчастливилось попасть на вечеринку в особняк Плейбоя.

В свои тридцать лет Пейдж вдруг почувствовала себя старухой.

– Мы никогда даже не слышали о Ники Лумисе, – продолжала рыжая вкрадчивым голосом, – но наши источники сообщают, что он всего лишь «Мистер Король Спорта». Вроде бы ему принадлежат здесь чуть ли не все спортивные команды, какие только есть и «Стар Доум». В любом случае, я думаю, что он меня заводит… – У нее «комплекс отца», – со смешком объяснила блондинка, снова доставая из сумочки кокаин и деля его с подружкой, как, по ее словам, делила с нею вообще все.

Глаза Пейдж снова обратились к подолам их юбок, и она засмеялась, потому что ей в голову вдруг пришла дикая, но блестящая идея, имевшая отношение одновременно и к Стену, и к «Мистеру Королю Спорта», который, по мнению Пейдж, достаточно «заводил» и ее саму Ей нравился этот большой старый дом. Ей нравился тот факт, что «Мистер Король Спорта» холост. Заарканить и укротить его – почти неразрешимая задача, но, ох, какая это будет добыча, если она его поймает.

– Послушайте, не хотели бы вы заработать немного денег и в то же время развлечься?

– Эй, да ты как раз угадала две наши самые любимые вещи, – сказала рыжая, энергично вдыхая кокаин, а затем возвращая пузырек подруге. – Разве что можно еще добавить секс, – решила она.

– Ну что ж, отлично. Собственно говоря, я как раз могу его добавить, – практично сострила Пейдж.

Она обдумала способ, как избавиться от «Филадельфии» красиво, и в предвкушении этого расплылась в улыбке. Она снова достала из кармана смокинга бумажник и дала девушкам две стодолларовые купюры, чтобы финансировать выполнение своего плана.

Перво-наперво блондинка побежала доставать для Пейдж ножницы и серебряный поднос с куполообразной крышкой, в то время как рыжую она послала за ручкой и листком бумаги, а заодно и за жакетом Пейдж, который остался в зале.

Оставшись одна, Пейдж перестала улыбаться и принялась составлять соответствующие записки.

В записке для Стена говорилось:

«Извини, ты был со мной неискренен. Как выясняется, меня беспокоит то, что ты женат, а моих дублерш, которые удвоят твое удовольствие, нет. Я уверена, что ты в любом случае считаешь нас взаимозаменяемыми экземплярами. Поэтому развлекайся. И, между прочим, тебе не стоит сегодня наведываться в «Шато Мармонт», чтобы не ставить себя и меня в неловкое положение… К счастью, у тебя есть где ночевать».

Записка Ники Лумису содержала всего одну фразу: «Чем меньше – тем больше».

То, что она запланировала послать вместе с запиской, скажет все остальное.

Когда две одуревшие тинэйджерки без царя в голове вернулись с вещами, за которыми ходили, Пейдж принялась за работу. Рассчитывая использовать страсть Ники Лумиса к мини-юбкам, она решила обрезать подол своего вечернего платья. Перед тем как набраться хладнокровия и приступить к делу, она бросила на него последний долгий взгляд. Зеркало было не до пола, поэтому ей пришлось встать на стул и попросить девиц помочь ей. Весь тот кокаин, который они употребили, вряд ли способствовал твердости их рук.

– Эй, это же Валентино. Сосредоточьтесь! – отдавала распоряжения Пейдж, не в состоянии поверить, что они проделывали это с ее платьем, которое она даже не мечтала когда-либо купить.

Глядя на то, как ножницы вгрызаются в роскошную ткань, она испытывала слабое утешение от того, что Тори, по крайней мере, тоже выпал шанс надеть его.

54
{"b":"466","o":1}