ЛитМир - Электронная Библиотека

– А как насчет Билли? – спросила Тори, ударив в другую болевую точку.

Билли! Такому удару было трудно противостоять. Сьюзен взглянула на Пейдж и усмехнулась, пытаясь спародировать театральную манеру речи своей новой подруги.

– Это не даст ничего для моей карьеры. – Она изобразила это так выразительно, что была вознаграждена взрывом хохота.

Дастин, который лениво попыхивал сигарой, обратился к ней серьезно:

– Теперь, когда Кит вышла замуж за одного из самых крупных клиентов фирмы, она, возможно, могла бы предложить тебе какую-нибудь работу у себя.

– Прекрасно, – улыбнулась Сьюзен. – Как раз то, что нужно.

Дастин щелкнул пальцами и усмехнулся:

– Хей, сработало.

– Господи, Лос-Анджелес – лучшее из всех мест! – Сьюзен не могла не вспомнить о том, как она со своими друзьями всегда смеялась над Лос-Анджелесом, смотрела на него свысока.

Все в нем сверкало и искрилось, включая телефоны и модные автомобили. Вот Сан-Франциско северные калифорнийцы называли настоящим городом. Он был основательный, не похожий на Лос-Анджелес. Это место, где люди стремятся к определенной дозе культуры или хорошей пищи. А Лос-Анджелес считали просто шуткой. Или все это от зависти и любопытства?

Сьюзен размышляла, задумчиво остановив взгляд своих голубых глаз на изящных белых лилиях в центре стола. Не содержалось ли, на самом деле, нечто действительно соблазнительное в этом стремительном образе жизни и в тех ощущениях, которые давал этот ореол высоковольтного очарования? Определенно, она чувствовала его сейчас, когда сидела здесь, слишком возбужденная, чтобы говорить.

– Погоди минуту, тебе не кажется, что ты слишком легкомысленна? – начала Тори.

Она сидела, закинув одну руку за спинку стула, показывая своим видом, что все они чокнутые.

– А чего ждать? – спросила Сьюзен, внезапно принимая решение. – Это действительно самое лучшее предложение, которое мне делали в жизни. Возможно, я сумасшедшая, но переезд сюда начинает казаться мне весьма практичной идеей…

– Ты собираешься просто взять и переехать? Бросить работу? – Тори взглянула на Дастина, который внимательно наблюдал за ними.

Он пожал плечами, как будто говорил: «Не смотрите на меня», – явно одобряя это обсуждение.

Тори, вне себя от разочарования, повернулась к Сьюзен:

– Как же ты бросишь адвокатскую практику?

– А я оставлю им подробные пояснения. – Сьюзен казалось, что это достаточно просто. – На самом деле, ничего не удерживает меня в Стоктоне. Единственное, что я оставляю, так это паршивое место одинокой тридцатилетней женщины. В большом городе, несомненно, больше перспектив для продвижения по службе.

Тори не смогла ей возразить.

– Если вас интересует мое мнение, – сказал Дастин, потушив сигару и обращаясь к Тори, – я считаю, что это выглядит очень забавно. Вы все так или иначе оказались в совершенно статических ситуациях. Вы молоды, красивы. Пейдж абсолютно права. Да, вы действительно найдете здесь себе новую работу. Здесь полно возможностей. И довольно долго вы будете «новенькими девушками в городе». Я знаю полдюжины симпатичных, веселых и богатых парней, которые будут рады познакомиться с вами.

– Дастин, скажи честно, ты действительно позволишь нам пожить в твоем доме? – спросила Пейдж серьезно, чтобы убедиться, что это не был мимолетный разговор за коктейлем, и желая получить подтверждение.

– Это все ваше, если хотите. На шесть месяцев. Можно на год. Наша экспедиция должна побывать на семи континентах, – ответил Дастин, поворачиваясь к Тори с улыбкой. – Ну, а ты участвуешь или нет, красотка из Джорджии?

– Мне нужно подумать до утра, – колебалась Тори; под его пристальным взглядом ее бросало то в жар, то в холод.

– Да будь ты человеком и просто скажи «да»! – Пейдж импульсивно схватила ее за руку.

Тори теперь выглядела так, как будто снова была на «Русских горках», но на этот раз уже начинала чувствовать азарт.

Так оно и было.

«Он всего лишь использует тебя» – вспомнила она одно из многочисленных низкопробных замечаний матери.

Видит Бог, она слышала их достаточно за последнюю неделю.

«Ты думаешь, он действительно собирается жениться на тебе? Зачем ему это нужно? У него есть лучший из двух миров. Ты за ним убираешь. Ты готовишь ему еду. Ты развлекаешь его друзей. Ты спишь с ним. И ты даже делишь с ним расходы. Ты одновременно жена и служанка. Тори, дорогая, без дополнительной оплаты».

«Это точно – без дополнительной оплаты», – подумала Тори, неожиданно принимая решение.

Пейдж права на сто процентов. К черту Тревиса! К черту родителей! Почему бы не показать им всем и не переехать в Калифорнию? Если она останется в Атланте, ее жизнь будет точно такой же, как и прежде. Если у нее есть сила воли, для того чтобы собрать вещи и переехать, то она, по крайней мере, расширит свои горизонты. Она вообразила, что Тревис будет так огорчен ее отъездом, что передумает и сделает ей предложение. А если этого не сделает, то, скорее всего, уже не сделает никогда, и ее мечта так и останется мечтой.

Впервые почувствовав приступ храбрости, Тори окликнула официанта, который проходил мимо, и с извиняющейся улыбкой схватила с серебряного подноса полную бутылку шампанского.

– Я хочу предложить тост, – сказала она, глядя прямо на Дастина Брента и воодушевляясь его явным удивлением той внезапной бравадой, с которой она разлила шампанское всем но кругу. – За нашего великодушного хозяина! – Продолжала она, поднимая бокал и наслаждаясь изумлением на лицах всех троих. – Когда мы вылетаем?

– Тори – ты женщина моей мечты! – Пейдж издала победный возглас, принимая протянутый ей бокал шампанского и поднимая его в честь Тори, – у тебя больше силы воли, чем ты сама думаешь, красотка из Джорджии. За мужчин, деньги и солнце, – провозгласила она со своим обычным энтузиазмом, подхватывая тост Тори и превращая его в девиз.

Она уверенно вела свою компанию на Лос-Анджелес.

Факт: жизнь Кит – великолепна.

Факт: их жизнь – омерзительна.

Почему бы не переехать в Беверли Хиллз, чтобы познакомиться с состоятельным мужчиной и выйти за него замуж, как это сделала Кит? Город вдруг показался наполненным обещаниями. Их троица объединится в поисках общей цели – освободиться от отвратительного существования в своих городах и переехать в Беверли Хиллз, чтобы начать все сначала.

Наблюдая за ними, Дастин слегка сполз со стула.

– Слава Богу, что я уезжаю из страны, – пошутил он, – иначе мое драгоценное холостое положение оказалось бы в серьезной опасности. Я предвижу это…

Пейдж рассмеялась и игриво провела пальцем по ряду пуговиц из черного оникса на его смокинге.

– Ты ведь все-таки не из дерева, дорогой. Если к твоему возвращению одна из нас все еще будет без пары, – усмехнулась она, достигнув его талии, – я не гарантирую твою безопасность.

Пейдж несколько задержала палец, а затем кокетливо поднесла ко рту и обхватила его своими полными знойными губами.

Сьюзен поражалась собственному нахальству и пыталась представить, что же Дастин думает о них на самом деле.

Широко улыбаясь, он предложил следующий тост за успех и чокнулся со всеми по кругу.

Теперь, когда надежды обрели под собой почву, Сьюзен была полна непонятных предчувствий относительно их будущего.

Определенно, этот целительный калифорнийский вечер превращался в ночь, которую они будут вспоминать всю жизнь. Но как? Есть надежда, что с благодарностью и без сожаления. Это был вечер, когда перед ними открылись новые перспективы, после того как они решились оторваться от своей прежней жизни, чтобы попытать счастья на новом, неизведанном месте.

«Богатые мужчины – одинокие женщины», – рассеянно думала Сьюзен.

Как раз в этот момент из оркестра объявили о том, что жених и невеста собираются разрезать свадебный пирог и приглашают всех гостей присоединиться к ним на верхней террасе.

Сьюзен, Тори и Пейдж поднялись со своих мест, многозначительно глядя друг на друга. Они сами не верили в то, что собираются сделать. В сопровождении Дастина Брента вся троица вышла из-за стола.

6
{"b":"466","o":1}