ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда его личный телефон зазвонил снова, Тори чуть не вылетела из кресла. Пока продолжались звонки, она вернула бумаги Ричарда в то состояние, в котором нашла их, и убрала в ящик.

Затем, оглядевшись вокруг в поисках следов своего пребывания в кабинете, она уничтожила следы кофе в корзине для мусора, взяла со стола свою папку и выскользнула за дверь как раз в тот момент, когда телефон офиса присоединил свой голос к хору звуков, свидетельствующих о начале рабочего дня.

К счастью, ее никто не видел в «Беннеттоне», и она вышла незамеченной, позвонила из таксофона на стоянке и сообщила, что заболела.

– Да, сейчас свирепствует грипп, – с сочувствием ответила секретарша и попросила минуту подождать, так как звонит другой телефон.

Тори терпеливо ждала, нервничая и пытаясь собраться с мыслями. Она удрученно смотрела на свой перстень, поворачивая так, чтобы в нем заиграл солнечный луч. Ее тяготили все сложные перепитии, связанные с ним. Вдруг она поняла, что должна сделать: продать проклятый перстень.

– Извините, Тори, это звонили вам. Тревис Уолтон из Атланты, – сказала секретарша, имитируя протяжное произношение Тревиса. – Он сказал, что звонит по личному делу.

Тревис?! Тори была настолько поражена, что даже не сообразила, что записывает его номер в Атланте, и в оцепенении повесила трубку.

Будь он проклят за то, что все еще так действует на нее, думала она, ничего так сильно не желая, как покончить с ним и перестать переживать. Она помолвлена. Их отношения стали историей, и все же ее сердце ныло даже при упоминании его имени.

Хуже всего то, что именно сейчас ей нужна ясная голова, а она не может отчетливо мыслить, пока волнуется и пытается понять, что ему нужно.

Она догадывалась, что он узнал о ее помолвке, но зачем он звонил? Чтобы поздравить ее? Чтобы просить не выходить замуж за Ричарда, а выйти за него?

Несомненно, чтобы просто снова вывести ее из себя. Решив не позволять ему это, она открыла большой телефонный справочник, прикованный цепочкой к полочке под телефонным аппаратом. Список ростовщиков, ссужающих деньги под залог, был весьма многочисленным, занимая почти целую страницу, и она просматривала мелкий шрифт, едва ли в состоянии сконцентрироваться, но отчаянно пытаясь это сделать.

Полная сомнений, она, в конце концов, решила начать с одного из наиболее основательных объявлений в рамочке и набрала номер.

Первые несколько звонков не дали никакого результата; затем ей посоветовали ювелира Джона Логана, который специализировался на цветных камнях. Нервной скороговоркой Тори повторила ему свой вопрос.

– Я не могу ничего вам сказать по телефону, если именно это вас интересует, – сразу же прервал ее Джон Логан. – Мне нужно посмотреть камень…

– Если бы вы могли высказать общие соображения, – уговаривала его Тори, пытаясь сдержать дрожь в голосе. – У меня мало времени, и я интересуюсь только порядком цены и тем, есть ли у вас на руках такое количество наличности…

– Наличность – это не проблема, дорогая, но мне все равно нужно посмотреть на камень, – повторил он. Затем, подумав, добавил: – Я не думаю, что вы хотите сообщить мне, сколько заплатили за перстень.

Тори нахмурилась и решила:

«Почему бы и нет?»

– Ну почему же, сообщу, – ответила она, – мы заплатили триста тысяч. У меня нет квитанции, но я скажу, где вы можете проверить происхождение камня: Рикарди Джевелирс, отель «Плаза», Буэнос-Айрес…

– Это большие деньги, – воскликнул он, намекая на то, что ее здорово надули.

– Это не обычный камень, – спорила Тори. – Мой муж не впервые покупает драгоценности…

– Ну хорошо, дорогая, но вы должны понять, что заплатили розничную цену, а я покупаю по оптовой…

– Как быстро вы сможете выдать наличные деньги, если решите купить его у меня? – прервала его Тори, вполне поняв с кем имеет дело.

– Сразу же, – ответил он хладнокровно. – У вас есть еще какие-нибудь драгоценности на продажу, или это все?

Она едва удержалась, чтобы не повесить трубку – его жадность и напыщенность были оскорбительны.

– Нет! Это все. – Отрезала она.

Выяснив как найти Логана и до какого часа он работает, она закончила разговор, не питая ложной надежды на то, что этот человек хотя бы попытается быть с ней честным.

Что теперь? Продать перстень ценой триста тысяч по десять центов за доллар, чтобы выручить из беды Ричарда, который, скорее всего, просто бросит ей эти деньги и скажет, что она дура, каковой она и будет, если пойдет на такой обмен. Он достаточно ясно дал ей понять, что не нуждается в ее помощи. Но она не могла просто сидеть и ничего не делать.

Стараясь оставаться незаметной в маленькой нише. Тори пыталась сдержать слезы. Мысли разбегались, ей нужно было с кем-нибудь поговорить. Черт побери, почему Тревис не позвонил, когда у нее все было в порядке, она была совершенно не в состоянии вести с ним разговор. И она была очень легко уязвима.

Проклятый Ричард, он запретил ей говорить об этом кому-либо. Это плохо. Она решила отыскать Пейдж – вот кто должен знать, что делать.

* * *

Тори приехала в спортивный клуб Лос-Анджелеса, как раз когда Пейдж завершала занятия, и встала у задней стены комнаты, наблюдая, как ее невероятно сексуальная подруга, одетая в блестящий облегающий костюм с леопардовым узором, руководила последней серией растягиваний своей вымотанной группы.

Как всегда, Пейдж выглядела на миллион долларов. Стройная, гибкая, излучающая энергию. Неудивительно, что она заставила Ники Лумиса есть со своей ладони и с мальчишеским нетерпением ждать, когда, в конце концов, она решит подарить ему свое тело, при этом не подозревая о Марке, который все это время свободно получает его, но не насовсем.

– Тянемся! Выше, выше! – выкрикивала Пейдж, как бы забираясь на воображаемую лестницу. – Теперь расслабились! – приказала она, наклоняясь верхней частью корпуса так, что ее медового цвета хвост подметал ковер. – Пусть все напряжение вытекает из вашего тела, потому что от него лишь морщины и язвы. А разве это хорошее тело – с морщинами и язвами, а, детки? Расслабляемся. Думайте о том, как вы молодеете, о деле, которое вам не терпится сделать, о проекте, который вы жаждете начать или включиться в него… о мужчине или женщине, которых вам очень хочется… – Она позволила голосу замереть на двусмысленной ноте. – Думайте об активности! Думайте о продуктивности! Думайте о сексе! – накачивала она группу.

Класс, привыкший к игривому остроумию Пейдж, смеялся, вставляя свои собственные комментарии.

Затем все потрясли уставшими от напряженной работы конечностями, выдохнули вместе с Пейдж двадцать пять раз в потолок и поаплодировали своему инструктору за хорошо проведенное занятие.

Тори думала, что Пейдж ее не заметила, но поняла, что ошиблась, когда та направилась прямо через комнату в ее сторону.

– Эй, что случилось? С тобой все в порядке? – спросила она, вытирая полотенцем пот с лица и шеи.

Ее зеленые глаза излучали заботу. Тори, понимая, что они привлекают к себе внимание и боясь, что не сможет все объяснить, снова едва не расплакавшись, только помотала головой – нет, с ней не все в порядке.

Пейдж, угадав желание Тори уединиться, взяла ее за руку и, сказав другому инструктору, что уходит, повела из зала по многочисленным коридорам в кафе.

– Хочешь немного морковного сока или еще что-нибудь? Мы можем смешать его с водкой, – пошутила Пейдж, открывая белую лакированную дверь клубного буфета и придерживая ее для Тори. – На самом деле с водкой лучше сельдерейно-яблочный сок.

Тори скорчила физиономию, рассеянно оглядывая белое, с хромированной отделкой помещение буфета. Пейдж, тем временем, выбрала столик в углу и заказала им обеим кофе у помощника официанта.

– Ты голодна? Хочешь что-нибудь поесть? Гренки, например?

Тори отрицательно помотала головой, вдыхая великолепный аромат кофе, когда помощник официанта поставил перед каждой из них по чашечке кремового цвета.

77
{"b":"466","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2033: Спящий Страж
Око Золтара
Четыре года спустя
Роза и шип
Психиатрия для самоваров и чайников
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Темная страсть
Танки