ЛитМир - Электронная Библиотека

Приближаясь к оргазму, она услышала стук в дверь и голос Марка, зовущий ее по имени. В смущении, она погрузилась в пену.

– Сьюзен? Ты там?

Она решила не отвечать, притворившись, что ее нет. Господи, неужели он прочитал ее мысли? Как раз вовремя.

– Да… да! – Ей пришлось перекрикивать музыку.

– Что?

– Я сказала: да. Я здесь.

– Я не слышу тебя. Можно мне войти?

– Нет! Я принимаю ванну, Ты можешь подождать минутку?..

– Что? Я тебя не слышу.

– Я сказала: еще нет! – прокричала Сьюзен, покраснев.

Вздохнув, она решила, что лучше вылезти из ванны и подойти к двери, чтобы ответить.

«Интересно, что он здесь делает? – подумала она, – И как он попал в дом?»

– Да? – переспросил он неуверенно.

– Нет. Одну секунду.

Но когда она поднялась, чтобы достать полотенце, вся в ароматных воздушных пузырьках пены и блестящая от масла, он вошел. Их глаза встретились.

Это было похоже на удивительное воплощение ее фантазии. Смущенно улыбаясь, Сьюзен бросилась за полотенцем и обмотала его вокруг тела. Она вылезла из ванны, оставляя мокрые следы и автоматически хватаясь за очки.

– Привет, – сказала она, все еще улыбаясь, чувствуя, как заливается краской от ушей до кончиков пальцев ног.

– Привет, – ответил Марк, также чувствуя себя неловко, сперва прикрывая глаза рукой, а затем глядя на нее. – Извини. Я не мог расслышать тебя сквозь…

– Все в порядке, – заверила она его.

Фантазия, прерванная его появлением, все еще волновала ее мысли.

– Что ты здесь делаешь?

Ее улыбка шла из глубины души. Что подумала бы Пейдж, если бы пришла сейчас домой и обнаружила их здесь, в ванной комнате?

Эта мысль развлекла ее, не вызвав чувства вины. Марк принадлежал ей с самого начала. То есть, Пейдж украла то, что раньше принадлежало ей по праву.

Он смущенно улыбнулся перед тем как ответить:

– Я предполагал встретиться здесь с твоей подругой, но, похоже, меня бросили. Мария впустила меня перед тем, как уйти, а затем я уснул, перечитывая на кушетке «Войну и мир». Когда же я проснулся и увидел рядом с лестницей твой портфель и туфли… то просто захотел поздороваться… – промямлил он смущенно.

Сьюзен не могла удержаться от соблазна заставить его еще немного поизвиваться, перед тем как ответить. Она наслаждалась моментом и хотела его продлить, воображая, что она Пейдж, и используя преимущество своей мокрой мыльной неодетости. Задержала взгляд на его белом ангельском лице, а затем скользнула по рубашке и джинсам, думая, как замечательно он выглядит. Ники несколько раз заезжал за Пейдж в рубашке и джинсах, но выглядел гораздо хуже. Это был мужчина среднего возраста, пытающийся одеваться стильно. Марк же выглядел действительно стильно.

Сьюзен решила действовать.

– Хочешь чашечку кофе или еще чего-нибудь? – спросила она, довольная тем, что он чувствует себя неловко, наблюдая за ней.

Она заправила верхний угол полотенца так, чтобы оно не свалилось с нее, перед тем как потянуться за другим – для волос.

– Спасибо, с удовольствием, – ответил Марк. – Может быть, ты позволишь сделать это мне? – предложил он, вновь обретая свою улыбку, от которой ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

– Это было бы прекрасно. Спасибо.

– Боже мой, мы, оказывается, такие вежливые, – Рассмеялся он, все еще не торопясь уходить.

– Это не единственный мой талант, – сообщила Сьюзен, снова поправляя полотенце и с ироничной улыбкой подсаживаясь к туалетному столику с намерением просушить свои волосы.

Ей пришлось повысить голос, чтобы перекричать шум фена:

– Как твое искусство?

– Изготовление или продажа? – Он взял со столика флакон духов, нюхнул, и, улыбнувшись, поставил обратно. – Хммм, замечательно.

– Спасибо. Мне они тоже нравятся.

– Этот запах напоминает мне тебя. Свежий, невинный и не слишком сладкий. Бесхитростный…

– Бесхитростный запах? – удивленно проговорила Сьюзен, направляя струю горячего воздуха на корни волос и делая укладку.

– Я ничего не выдумываю и не пытаюсь казаться умнее, – задумчиво объяснил он. – Он даже больше напоминает девственную природу в ясный весенний день, как раз после хорошего ливня.

– Звучит замысловато, – ответила Сьюзен, легко вызывая в воображении эту картину и наблюдая в зеркало, как он смотрит на ее отражение.

Она удивилась, когда он взял из ее рук фен и начал сам сушить ей волосы, шевеля их пальцами там, куда направлял струю нагретого воздуха.

– Художник, профессор экономики и прекрасный укладчик причесок – все в одной упаковке. С тобой не соскучишься, – заметила она, нервно реагируя на его пальцы в своих волосах и поражаясь, насколько сексуальным стало обыденное дело в его исполнении.

Марк склонился над ней, перекладывая очередной локон. Придерживая полотенце, она остро почувствовала свою обнаженность рядом с ним. Его пальцы, массирующие кожу головы, подчеркивали эту близость. Очки съехали на кончик носа, и она поправила их, пытаясь придумать что-нибудь остроумное, соответствующее ситуации.

– Мне нравятся твои волосы, они такие по-детски мягкие и шелковистые.

– Мне неприятно тебе это говорить, но они считаются паршивыми.

– Я так не считаю, – возразил Марк.

Его пальцы работали над ее затылком.

«Что происходит, – думала Сьюзен. – Что означает эта вдруг обретенная интимность? Зачем он флиртует? Может быть, он, сходя с ума по Пейдж, собирается воспользоваться Сьюзен, чтобы вернуть ее? Или ему просто одиноко? Или это запоздалое прозрение?»

Не зная, что и подумать, она покорно сидела, не произнося больше ни слова. Марк тем временем выключил фен, взял с туалетного столика щетку и принялся расчесывать волосы плавными, умелыми движениями, от которых бежали мурашки до самых пяток.

– Что ты пытаешься сделать? Соблазнить меня? – спросила она с легкостью, которой на самом деле не чувствовала, откидывая голову назад, заранее покоряясь любому развитию событий.

Марк не ответил, и их глаза встретились в зеркале. Он выглядел взволнованно, продолжая изучать ее отражение и играя волосами, – длинные и светлые, они лежали на ее плечах мягким сияющим облаком. Она выглядела очаровательно, ее ясные голубые глаза не отрывались от его зрачков. Медленные, неторопливые движения, которыми он продолжал расчесывать ей волосы, вызывали в ней волны тревожного удовольствия. Она пыталась сдержать это ощущение. Марк, видимо, почувствовал ее усилия, и его движения стали более робкими и осторожными. Казалось, они вернулись к тем отношениям, которые установились между ними до того, как на сцене появилась Пейдж.

– Я спросила тебя о твоем искусстве, – рассеянно напомнила Сьюзен, переключая внимание на более безопасную тему.

– Я бы с удовольствием показал тебе, чем я сейчас занят. Я осваиваю новую технику. И все так же работаю с пластиком и акрилом, но все получается более гладким с прозрачным. Это интереснее…

– Я бы хотела…

В воздухе повисла напряженная пауза. Сьюзен подозревала, что они оба думали о Пейдж.

– Мне очень нравится мой «Марк Арент». Я все время слышу комплименты в его адрес, – искренне призналась она.

– Правда?

Он выглядел таким польщенным, что Сьюзен рассмеялась. Это был первый случай, когда они говорили о его работе с той поры, как он повесил ее в кабинете Сьюзен. Раньше она была просто не в состоянии. Более того, она все больше склонялась к мысли, чтобы снять ее. То было живое напоминание ее неудачи.

Звонок телефона прервал их беседу, она нервно дернулась и потянулась к трубке, думая, кто бы это мог быть, неужели Джек?

– Алло, – произнесла она, все еще глядя на Марка.

– Сьюзен Кендел Браун, пожалуйста.

– Я у телефона.

– Здравствуйте. Извините, что побеспокоил вас в такое время, но на ваше имя получено несколько срочных сообщений от некоего Джуана Джимениза…

Это была служба сообщений юридической фирмы, и Сьюзен поняла, что из-за своих переживаний по поводу Джека и беременной забастовщицы она забыла, уходя из офиса, проверить сообщения. После семи звонки попадали непосредственно в службу сообщений.

86
{"b":"466","o":1}