ЛитМир - Электронная Библиотека

«Джимениз, – напомнила она себе. – Думай о Джименизе, думай о забастовке, думай обо всех этих звонах, на которые нужно ответить. Думай о том, как ты собираешься справиться с незавидным положением, создавшимся в связи со свидетельствами, что твой клиент, возможно, нарушил закон».

Перед Сьюзен появилась чашечка черного дымящегося кофе.

– С кем вас прежде всего соединить?

– Когда у меня назначена первая встреча?

– В десять тридцать, здесь, с потенциальным клиентом. С полудня я отметила, что вы будете на фабрике cерфингов. Может быть, вы сначала перезвоните Джеку Уэллсу? Он сказал, что это важно.

– Сначала соедините меня с Криглом. Мне нужно с ним поговорить. А впрочем, я лучше схожу к нему сама, – передумала Сьюзен, вставая со стула и отправляясь к большому угловому кабинету старшего партнера в другом конце коридора.

Она знала, что скажет Кригл. То же самое он сказал вчера – «отвернуться». Присматривать за рабочими – работа профсоюза, а не ее. Но она просто не могла смотреть в другую сторону. Она бы попыталась, но знала наверняка, что не обладает такой способностью. Один трогательный, умоляющий звонок от Джимениза или его жены – и она бы снова, как сейчас, чувствовала себя обязанной расследовать ситуацию, исправить то, что в душе считала несправедливостью. Ее мораль и все истинные cимпатии были на стороне рабочих. Они занимали слишком большое место в ее сознании, чтобы она могла остаться в стороне.

– Сьюзен, я вас не понимаю. – Кригл отреагировал, как и ожидалось. – Вы работаете для нас круглые сутки с самого начала. Вы наверняка установите рекорд скорости по преодолению расстояния от коллеги до партнера. Мы исключительно высоко ценим вашу работу. Не позволяйте сбить себя с толку.

Кригл улыбнулся ей отеческой улыбкой, но она видела, что он считает ее гвоздем в заднице.

– Сбить себя с толку?

Это все, что он может ей ответить?

– Вы перспективны, умны, очаровательны, много и усердно работаете. Вы потенциально способны справиться с самым большим и сложным трудовым конфликтом в нашей стране. Не разменивайтесь по пустякам. Не воюйте с ветряными мельницами.

– Вы неправильно поняли мои мотивы, сэр, – резко ответила Сьюзен, раздосадованная его реакцией.

– Вот как? – Кригл попытался скрыть изумление.

– Деньги и положение в обществе являются не единственными целями жизни, – язвительно ответила она, оглядывая отделанные дорогими панелями стены, антикварную мебель, ценные картины.

Фотопортрет изображал семью хозяина кабинета, запечатленную на зеленой лужайке на фоне бентли Кригла.

– Мотивами поступков могут быть честность и совершенство.

– Не надо нести эту благочестиво-показную чушь, Сьюзен! – набросился на нее Кригл.

Он вскочил, сдернул очки и раздраженно бросил их на стол.

– Я участвовал в маршах мира, попробовал свою долю наркотиков и открестился от материализма. Если вы хотите вернуться к извращенным идеалам шестидесятых, запутавшись в причинах и следствиях, которые образуют замкнутый круг, – милости прошу. Продолжайте в том же духе, положите свою карьеру на медицинское страхование для шайки несчастных бедных рабочих, которых вы даже не знаете. Но не рассчитывайте, что будете заниматься этим здесь.

Ее поразило, насколько его высказывание совпало с замечанием Пейдж.

«Получить медицинское страхование для шайки несчастных бедных рабочих, которых вы даже не знаете».

А вдруг она действительно неправа? Вдруг она просто невероятно наивна? Ведь из всего того, что она знала, можно было предположить, что ей просто морочат голову. Это были те самые подстрекатели, которые постоянно причиняли кучу неприятностей. Почему она всерьез приняла их подозрения?

Потому что они совпадали с ее собственными, вот почему.

– Какие у вас основания, Сьюзен? А? Предположения, высказанные забастовщиками? Вам пора повзрослеть, – набросился на нее Кригл, снова падая в кресло, его гнев несколько улегся.

Сьюзен замерла на месте, поникнув духом.

– Послушайте, вы мне нравитесь. Иначе за такую неосмотрительность я бы уже отправил вас собирать вещи. Вы ничего не должны этим забастовщикам, это профсоюз им должен. Позвольте им самим нести ответственность. Будьте умнее и не отвечайте на звонки Джимениза. Просто продолжайте работать, как будто ничего не случилось.

– Они грозят ответными мерами, если их уволят, – тихо напомнила Сьюзен.

Кригл поднял руки.

– Если они хотят отомстить – пусть мстят. Джек Уэллс большой мальчик. Если он действительно провернул что-то такое, чтобы выкинуть этих ребят на улицу, то, наверное, он не рассчитывал выкрутиться, не расплатившись. Просто делайте работу и не суйтесь не в свое дело.

Сьюзен рассматривала фешенебельную часть центра Лос-Анджелеса через широкое окно кабинета Кригла, взвешивая свое положение и прикидывая свои шансы на тот случай, если соберется выступить против фирмы на стороне Джимениза и его группы.

Ее перспективы приводили в уныние. Очевидно, альтернативой для нее было пойти в национальный департамент трудовых отношений, но для этого у нее должно быть достаточно доказательств, что права рабочих были нарушены, что профсоюз нечестно представлял рабочих, а работодатель участвовал в заговоре. Все законы, были против нее, и она знала, что доказать что-либо будет почти невозможно. Не говоря уже о том, что ее могут исключить из коллегии адвокатов. Она не знала никого, кто когда-либо одержал победу в подобных обстоятельствах: другой путь – пойти в Демократический союз, организацию, существовавшую внутри тимстерского профсоюза и занимавшуюся исправлением того, что считала несправедливым. Но из того, что она о ней слышала, складывалось впечатление, что руководство Демократического союза мало чем отличалось от лидеров самого профсоюза.

Даже если Джек признается ей во всем, он все равно будет защищен привилегиями клиента адвоката, и она все равно бессильна.

– Я приглашаю сегодня на обед в «Оранжерею» небольшую компанию. Вы не хотите присоединиться? Один из друзей Лиз недавно развелся. Он просто потрясающий парень.

Сьюзен понимала, что Кригл таким образом предлагал закрыть и похоронить этот неприятный эпизод. Он знал, что победил ее. Или, по крайней мере, ему так казалось.

Сьюзен сама не знала, какую позицию она занимает.

– Спасибо. Это было бы просто замечательно, но у меня свидание, – ответила она с удовольствием, не в силах сдержать улыбку.

Свидание с Марком. Настоящее, взаправдашнее свидание, и она не могла дождаться его.

Кригл неправильно истолковал ее улыбку – как капитуляцию.

– Да? Кто же этот счастливчик? – Он бессознательно пригладил остатки волос.

Его улыбка была милой и теплой. Сьюзен тоже улыбнулась, несколько расслабившись.

– Друг, – ответила она смущенно.

– Тогда в другой раз? – Он шутливо погрозил ей пальцем, пока она не ответила согласием. – В ближайшее время?

– Обязательно, – ответила она, огорченная тем, что они обсуждали ее проблему не как коллеги, а как хозяин с работником, когда его основной задачей было не потерять клиента. – Извините, у меня в кабинете назначена встреча с потенциальным клиентом, – сказала она, глядя на часы и неловко пытаясь закончить разговор.

– С Реймондом Вестом? – спросил Кригл.

– Да, – ответила Сьюзен, поражаясь тому, как Кригл умудрялся быть в курсе всего, что происходило на фирме.

Это означало, что он следил за каждым ее шагом.

Джек позвонил, как только она вернулась в свой кабинет. Клиент к этому времени еще не пришел.

Нервно взяв трубку, она подумала: в курсе ли он, что ей известно о заговоре. Донесли ли ему, что она ночью встречалась с забастовщиками? И что ему отвечать, если он пойдет на прямой конфликт с ней?

– Нас предупредили о том, что на фабрике подложена бомба. Мы все эвакуировались, – сообщил он.

Этого Сьюзен совершенно не ожидала услышать. Сообщение настолько потрясло ее, что она не нашлась, что ответить.

– Нам пришлось закрыть фабрику и вывести всех откуда.

93
{"b":"466","o":1}