A
A
1
2
3
...
16
17
18
...
22

– Итак, она в «Пенелопе»? – спросила Лило, как только за девочкой захлопнулась резная дверца.

– Думаю, да! Но портье не смог мне ничего точно сказать. Во всяком случае, в лабораторном отделе еще сидят люди! – отрапортовала Поппи.

– Тогда нам надо попытаться гуда попасть! – решительно заявил Аксель.

– Но прежде я переоденусь, – сказала Поппи. – Это матросское платьице просто ужасно.

В то время как она с трудом натягивала на себя в тесной карете джинсы и желтый пуловер, Доминик барабанил в стенку, отделявшую их от козел, выстукивая три коротких и три длинных сигнала. Естественно, на копах сидел не кто иной, как господин Херцог, На нем был элегантный белый смокинг – в тон кареты – и черный котелок.

Три коротких и три долгих стука означали, что пора, приступать к осуществлению второй части Акселева плана. Старый кучер прищелкнул языком, натянул поводья, и вот уже две его белые лошадки рванули с места и сразу перешли на рысь. Господин Херцог направил их прямо ко входу на территорию фирмы "Пенелопа», где сказал громкое «Тпрр!», после чего лошадки встали как вкопанные. Портье, увидев роскошную белую карету, от изумления чуть не оторвал себе кончики ушей. За долгие годы службы он привык ожидать всего, но только не появления такой роскошной кареты.

Портье, все энергичнее дергая себя за мочки ушей, приблизился к козлам.

– Э-э-э-э! – это был единственный звук, который в такой ситуации смогли произнести его губы.

– Конечно, никакого бензина, только вода! – засмеялся господин Херцог. – Спорю, госпожа… как же ее зовут… госпожа… ох, и беда у меня с этими именами… секретарша шефа…

– Госпожа Клоч… – помог ему портье.

– Точно, она самая! – возликовал господин Херцог. – Небось уже все глаза проглядела. Всяческими хитростями старается отвлечь шефа. Ну что вы воззрились на меня, словно я бабушка олуха царя небесного! Разве вы не знаете о дне рождения шефа и о приготовленном для него сюрпризе?

Портье только молча покачал головой.

– Типичный случай, – возмутился кучер. – Вам ничего не сказали! Зато теперь вы в курсе. А мне нужно побыстрее проехать. Меня там, наверное, заждались. Пожалуйста, откройте ворота!

Господин Херцог, заговаривал зубы растерявшемуся портье, тарахтел но переставая. Тот, совершенно сбитый с толку, пошатываясь, прошел в свой ломик и нажал на кнопку. Одним махом шлагбаум поднялся, и проезд был открыт. Прежде чем к сторожу вернулась способность размышлять, карета уже въехала на территорию фирмы.

«Следует ли мне позвонить в дирекцию и сообщить, что карета едет?» – мучился, сомнениями портье. Но затем он отбросил эту идею. Ведь таким образом сюрприз будет испорчен. Он удовлетворился тем, что стал снова привычно дергать себя за мочки ушей.

Итак, план Акселя сработал. Команде кникербокеров удалось проникнуть в строго охраняемую фирму «Пенелопа».

Господину Херцогу пришлось сделать несколько кругов по территории, прежде чем он наконец отыскал исследовательский отдел. Название отдела друзья прочли на входной двери серого четырехэтажного здания, все окна которого были забраны массивными решетками. На первый взгляд это здание напоминало тюрьму.

Кучер остановился и постучал в стенку кареты так же, как раньше стучал Доминик: три коротких и три долгих стука.

Боковая дверца кареты осторожно приотворилась, и из нее вылезли четыре скрюченные фигуры.

– Я буду ждать вас на том же месте, за углом. Иначе портье нас заподозрит. Если вы не появитесь в течение получаса, я извещу полицию, – прошептал господин Херцог. В ответ каждый из четверых поднял вверх большой палец, что означало: «Все будет в порядке!»

Тем не менее, юные сыщики знали, на что идут. Их не покидало неприятное чувство опасности, когда они приблизились к двустворчатой стеклянной двери, на которой большими черными буквами было выведено:

«ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТДЕЛ ПОСТОРОННИМ ВХОД СТРОГО ЗАПРЕЩЕН!»

Ни Аксель, ни Лило, ни Поппи, ни Доминик не заметили крошечную видеокамеру, прикрепленную над входной дверью. При их появлении объектив камеры беззвучно выдвинулся вперед.

Менее, чем в ста метрах от них, в темной комнате, где находились, по крайней мере, два десятка следящих телевизионных устройств, стояли два человека. На телевизионных экранах они могли видеть всю обширную территорию фирмы. Однако их внимание привлек один-единственный монитор. На нем отчетливо во весь рост были видны все четверо кникербокеров.

– Добро пожаловать, – пробормотала себе под нос одна из двух находящихся в комнате персон. – Мы вас давно поджидаем! Игра может начаться!

В ответ раздался смех, звучавший как сухой, хриплый, с трудом продирающийся кашель.

Оба человека с жадным любопытством наблюдали, как Лизелотта потянула на себя дверь, которая легко поддалась и отворилась. Четыре фигурки мгновенно исчезли с экрана, но уже через несколько секунд возникли на следующем мониторе.

Юные сыщики втянули головы в плечи и стали боязливо оглядываться. Очень медленно – шаг за шагом – они ощупью пошли по темному коридору, в котором было множество дверей. Рядом с каждой дверью был небольшой квадратик с кнопками – нечто вроде клавиатуры на микрокалькуляторе.

– Все раскодировано? – спросила одна персона другую. Ответом был короткий энергичный кивок.

– Теперь они могут нажимать на все, что хотят. В любом случае дверь через некоторое время откроется. Я имею в виду дверь в большую лабораторию!

– А потом?

– Как только эти щенки войдут внутрь, дверь снова захлопнется… и тогда они уже никак не смогут ее открыть!

В ответ вновь прозвучал сухой, хриплый смех.

ЖЕЛТЫЙ ДЫМ

Четверка кникербокеров, недвижно замерев, стояла в пустом длинном коридоре, не произнося ни слова. Есть ли кто-нибудь еще, кроме них, в этом безмолвном здании? Портье утверждал, что здесь остались люди. Находится ли среди них госпожа Кунстман? И вообще, попали ли они туда, куда им требовалось?

– Что теперь? – еле слышно прошептала Поппи.

Доминик пожал плечами. У него не было никакой здравой идеи. Но для чего у них тогда Супермозг Лило и Супермозг номер два – Аксель?

Младшие кникербокеры с надеждой и ожиданием смотрели на двух старших. Что они сейчас предпримут?

Резкий, пронзительный крик женщины разорвал тишину и разнесся по всему дому. Пришедшие в ужас кникербокеры побежали в разные стороны, чтобы найти кричавшую.

И вот! Снова! Протяжное отчаянное: «А-а-а-а-а! Не-е-е-е-ет!» – явственно прозвучало в одной из комнат.

– Здесь! – закричал Доминик, который хорошо определял направление звука. – Здесь внутри кто-то есть!

Рядом с широкой дверью была прикреплена табличка с надписью «Главная лаборатория». Под табличкой находились кнопки с цифрами от 0 до 9.

Аксель сильно побледнел. «Госпожа Кунстман, мне кажется… это был ее голос», – запинаясь пробормотал он. Поппи подтвердила то же самое.

Лизелотта глубоко вздохнула, собрала все свое мужество и повернула дверную ручку. Затем потянула за нее – но дверь не открылась.

– Заперто! – чуть ли не застонала девочка. – Этого можно было ожидать. Что теперь?

Доминик показал на кнопки и взволнованно проговорил:

– Дверь наверняка открывается с помощью цифрового кода. Нужно только нажимать на кнопки и определить код!

– Но мы же его не знаем, мистер хитрец! – осадил приятеля Аксель. Он обошел Лило и изо всех сил забарабанил в дверь. «Госпожа Кунстман!» – громко закричал он.

Лизелотта рванула его назад и зажала ему рот.

– Идиот! – резко сказала она. – Ты обязательно хочешь привлечь к нам всеобщее внимание. Если в этом здании действительно кто-то есть, то теперь он точно знает о нашем присутствии!

В то время как старшие спорили, Доминик целиком посвятил себя работе с клавиатурой. Удалось же ему один раз определить код, возможно, повезет и на этот раз. Он то слегка касался пальцами кнопок, то нажимал на них до упора, и каждый раз в промежутке снова и снова дергал дверь.

17
{"b":"4660","o":1}