A
A
1
2
3
...
17
18
19
...
22

– Хочу уйти! Этим должна заниматься полиция, – с дрожью в голосе прошептала Поппи. – Давайте все отсюда уйдем!

– Тсс, тише! – Лило начальственно подняла руку. – Если в течение минуты нам удастся открыть дверь, мы освободим госпожу Кунстман или кого-то другого, кто там кричал, – решила «супермозг» Лило. – Если же нет, то мы быстро отваливаем.

Доминик лихорадочно набирал одну комбинацию чисел за другой. Аксель после каждого раза пробовал открыть дверь. Но ничего не получалось. Поппи становилась все беспокойней.

– Минута прошла. Идемте! – настаивала она. Но Доминик все никак не сдавался. 1… 2… 3… 4… – нажимал он.

– Я побегу к карете, – объявила Поппи. И тут это произошло! Послышался тихий щелчок, и дверь в лабораторию сама собой открылась. Четверо юных детективов обменялись молчаливыми взглядами, нерешительно переступив порог помещения.

Перед ними простирался небольшой зал с белым кафельным полом. На полу были сложенные из кирпича многочисленные площадки со ступеньками, выкрашенные белой краской. На этих каменных подиумах стояли различные хромированные приборы, а также сотни склянок, колб и колбочек с жидкостями различной окраски.

По стене тянулся широкий карниз, на котором дети заметили какие-то не выключенные, издающие шум измерительные приборы. В зале горел голубоватый неоновый свет, распространявший чувство безжизненности и холода. В отдаленной части зала хлопнула дверь. Вслед за тем вновь раздался пронзительный, душераздирающий крик.

– Госпожа Кунстман! – крикнула Лизелотта. – Она, должно быть, там, сзади!

Девочка бросилась туда, и остальные последовали за ней. Им пришлось прокладывать себе извилистый путь между различными столами для экспериментов, пробираясь к белой двери в конце зала. Добравшись туда, они увидели, что дверь заперта, и на сей раз возле нее нет квадратика с кнопками.

Одновременно с громким щелчком позади них захлопнулась входная дверь в лабораторию. Аксель сразу же вернулся к ней и попытался ее открыть, но безуспешно.

– Заперты! Мы заперты! – вне себя воскликнул он. – Дверь не поддается!

Остальные насторожились и поспешили к нему, чтобы самим во всем убедиться. Они просто не могли этого постичь.

И вдруг позади них щелкнула другая дверь. Но когда они обернулись; она уже была закрыта. Что все это значило?

– Крысы! – вдруг закричал Доминик. – По всему полу бегают крысы! – В панике он вскочил на стул, стоявший возле одного из лабораторных столов.

Действительно, но меньшей мере тридцать или сорок длиннохвостых крыс, белых с черными пятнами, копошились на полу и проворно сновали у кникербокеров между ног.

– Доминик, ты рехнулся! – накинулась на него Поппи и на несколько секунд даже позабыла своп страх. – Это славные безобидные зверьки, которые куда больше боятся тебя, чем ты – их. Бедных крыс наверняка используют здесь для жестоких опытов. На них проверяется, например, будет ли новый лак для ногтей жечь, если попадет в глаза. Все подобные эксперименты ужасны и бессмысленны.

Поппи наклонилась и попыталась погладить одну из крыс. Но та тотчас распахнула пасть и показала два острых длинных резца. Испуганная защитница зверей отдернула руку. Почему эта крыса настроена так агрессивна?

– Кто выпустил животных в комнату? – вслух размышлял Аксель. – И почему они все бегут к нам?

Доминик тяжело, прерывисто дышал. Со стула ему была видна вся лаборатория. Как пойманный карп, он открывал и закрывай рот, но долго не мог выговорить ни слова.

– Что с гобой? – спросила обеспокоенная Лило. – Что это?

– Там! – с трудом прохрипел Доминик. – У той двери! Поэтому и бегут крысы! Видишь, там поднимается желтое облако! На полу лежит баллончик, и из него выползает желтый дым!

Теперь это заметили и остальные, так как клубы желтого дыма уже угрожающе поднялись над задними рядами столов. Его масса расползалась все дальше и дальше.

– Это, несомненно, вредный или ядовитый газ! Недаром от него бегут крысы! – закричала Поппи и помчалась к двери. Она дергана ее за ручку, барабанила кулаками, но все было напрасно.

Кникербокеры расширенными от ужаса глазами следили, как распространяются по лаборатории клубы темно-желтого дыма. Они заполнили уже ползала. Дальнюю часть помещения теперь нельзя было разглядеть.

|Ядовитый газ приближался, как грозный потоп, образуя на своем пути непроницаемую стену.

«Не сдаваться! Мы попытаемся сломать дверь!» – промелькнуло в голове Акселя. Он дал знак остальным отойти на несколько шагов. Затем по его команде все разбежались и вместе, изо всех сил, навалились на дверь. После чего стали со стонами потирать ушибленные плечи. Дверь не поддалась ни на миллиметр.

– Надо попытаться вылезти в окно, – предложила Лило.

– Забудь! – возразил Аксель. – На всех окнах решетки! Нам отсюда не выйти!

Едкий, одуряющий, кисловатый запах забирался им в ноздри. На них напал удушающий кашель, глаза стали слезиться. Дым так раздражал веки, что кникербокеры могли смотреть только сквозь щелочки между пальцами. Доминик внезапно метнулся в сторону, прямо в дымовую стену.

– Что ты гам ищешь? – ужаснувшись крикнула Лило.

К ее облегчению он тотчас же вынырнул обратно. |В руке мальчик держал несколько полотенец, которые раздал своим друзьям.

– Прижимать к носу! – сказал он, задыхаясь от приступа кашля, который сотрясал все его худенькое тело.

Аксель, Лило, Поппи и Доминик даже вспотели от страха. Их сотрясала дрожь. Тем временем уже две треть лаборатории были заполнены желтым газом. К их ногам устремлялись крысы.

– Это… это ловушка! Кто-то намеренно заманил нас сюда, чтобы с нами расправиться! Поэтому сначала все двери были открыты. Почему я, идиотка, не додумалась до этого раньше? – простонала Лило.

Дрожа от страха, четверо ребят прижались к двери. Тонкие полоски желтого дыма уже парили вокруг их голов. Мощная желтая стена все разбухала и ползла на них. Скоро она, как гигантская волна, накроет их с головой и уже не выпустит. Что будет тогда? Они задохнутся?

Доминик повернулся и забарабанил кулаком в дверь. – Откройте! Пожалуйста, выпустите нас отсюда! – закричал он из последних сил. Затем голос ему отказал, и он не произнес больше ни звука. Кникербокеры все теснее прижимались друг к другу, Лило положила руку на плечо Поппи.

И туг это произошло! Дверь за их спинами вдруг поддалась и разом отворилась, так что все четверо вывалились прямо в коридор. Лизелотта хотела было закричать от радости, но сразу же раздумала. Над собой она увидела лицо китайца!

БЕГСТВО

– Стой! Кто там? – заревел какой-то мужчина низким, грубым голосом. Аксель повернул голову и в ужасе отшатнулся.

– Это пузатый, – закричал он, – тот самый толстобрюхий, что чуть не угробил меня на мусорной свалке! – Через открытую дверь лаборатории в коридор начал проникать желтый дым и заструился над головами лежащих на полу детей. Они быстро вскочили на ноги и посмотрели в обе стороны. У входной двери, через которую они вошли в здание, стоял мужчина в угрожающей позе, с выпирающим как шар животом. Путь дальше по коридору им загораживал маленький китаец.

– Нет вопрос! Бежать за мной! – скомандовал китаец. – Я приводить вас безопасное место!

– Взломщики! – заорал пузатый и решительно двинулся к ним. К счастью, из-за своей полноты он передвигался не слишком быстро.

– Мы последуем за китайцем! – решила Лизелотта. Тот уже удирал. Кникербокеры бросились вслед за ним.

– Остановитесь! Или я буду стрелять! – вновь заорал преследователь. Лизелотта испуганно оглянулась.

– Без паники! – крикнула она остальным. – У этого типа нет в руках оружия!

В ту же секунду отключился свет, и коридор погрузился во тьму. Юные детективы услышали громкий треск и затем кашель. Очевидно, пузатый налетел на укрытую дверь лаборатории и теперь лежал в облаке желтого дыма. По высоким, напоминающим писк, звукам Доминик догадался, что китаец нажимает на кнопки одной из клавиатур, чтобы ввести код. Сразу вслед за тем внезапным рывком отворилась узкая дверь, и зажегся свет. Перед кникербокерами простиралось длинное помещение с многочисленными, доходившими до потолка стеллажами. На них были размешены сотни металлических канистр и стеклянных бутылок, – Быстро! Быстро! – подгонял их китаец. – Сюда!

18
{"b":"4660","o":1}