ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А корова еще постояла на берегу, тупо тараща на него свои глазища. Но это продолжалось не больше минуты, затем она круто развернулась и исчезла в глубине леса.

НОЧНЫЕ ГОСТИ

– Аксель? Аксель, это ты? – раздался певучий голос, донесшийся из передней комнаты старого крестьянского дома.

– Да, тетя Фее! Это я… я вернулся, – ответил мальчик.

– В таком случае поспеши в мои объятия! – потребовала тетя.

– Но сначала мне нужно переодеться!

– На это хватит и пяти минут! Ты нужен мне немедленно! Где ты так долго пропадал? Ты ведь хотел сделать только коротенькую пробежку!

Когда Аксель показался в дверях, тетя Фее не поверила своим глазам. Мальчик вымок до нитки и был с ног до головы облеплен грязью.

– Что… что с тобой могло приключиться? Ты принимал грязевую ванну?

– Что-то вроде этого, – неразборчиво пробормотал в ответ Аксель и позволил себе наконец упасть на пол. Вот уже три дня, как Аксель хил у своей тети Фелицаты, которая еще два года назад выступала в цирке в роли «волшебницы-Феи». При этом она вытаскивала из своего цилиндра не каких-нибудь жалких кроликов, а настоящих живых змей. Аксель, с тех пор, как он себя помнил, привык называть ее тетя Фее и так и не отучился от этой привычки, впрочем так ее называли и многие другие.

Но однажды тете Фелицате надоела жизнь на колесах и вечные разъезды с цирком, и она купила себе старую крестьянскую усадьбу близ Линца. Здесь она поселилась с двумя боа – констрикторами, из семейства удавов, каждый длиною более трех метров, и с одним, весящим 50 килограммов, аллигатором. Кроме того, тетя обзавелась собственной куриной фермой. Тут жили только «счастливые куры», которые не были запихнуты в тесные клетки, но могли спокойно разгуливать по двору.

По нелепой случайности как раз в пятницу, 13 июля, тетя собирала с дерева урожай вишен и свалилась с лестницы. Точнее, лестница не смогла выдержать ее веса и развалилась под ней на части. Тетя Фее не была похожа на «лесную Фее», которая, как известно, существо субтильное и, можно сказать, бестелесное, ведь когда в тех краях, откуда родом кникербокеры, говорят: «Шмыг, шмыг, лесная Фее!» – это значит, что кто-то незаметный прошмыгнул мимо, а те же слова, сказанные несколько иным тоном, означают: «Убирайся прочь! Исчезни!» В отличие от никем не виданной «лесной Фее», тетя Фее были женщиной весьма видной, весившей примерно 160 килограмм, хотя совершенно точно она этого не знала, потому что весы у нее в ванной показывали максимально 160 килограмм.

При падении с лестницы тетя Фее сломала себе не только лодыжку и правую руку, но, в довершение ко всему, еще и три ребра. Теперь, с негнущимися гипсовыми повязками, наложенными в разных местах, она была прикована к дому. И поскольку она привыкла с утра до вечера ловко и проворно, как белка, шнырять по своей территории, ее страдания от вынужденной неподвижности были поистине ужасны. Помимо того, проживая одна, тетя Фее оказалась совершенно беспомощной, и по этой причине, чтобы ухаживать за тетей, за змеями и за курами, к ней приехал ее племянник Аксель.

– Я в ближайшее время… сойду с ума! – закричала тетя Фее, которая вообще-то принадлежала к самым веселым и спокойным на свете людям. – Мне все время кажется, что кто-то приковал меня к этой софе, – пожаловалась она. – А теперь я хотела бы получить от тебя разумное объяснение, почему ты так выглядишь.

Аксель рассказал ей о своей встрече с ужасной коровой, но тетя, видимо, не вполне поверила в эту странную историю. Чуть насмешливо скривив губы, она заявила:

– Милый Аксель, если ты увлекся бегом и пробыл в лесу несколько дольше, чем собирался, это еще не конец света. И не причина, чтобы преподносить мне всяческие небылицы.

– Это вовсе не небылицы, – возразил возмущенный Аксель. – Честное слово кникербокера! Но скажи, нет ли у тебя какой-нибудь идеи… кому бы могла принадлежать эта корова?

Толстая женщина, скованная гипсовыми повязками, задумчиво посмотрела на мальчика.

– Коров в окрестности держит только один хозяин: крестьянин по фамилии Шиллер. Его двор находится примерно в километре отсюда.

– Я пойду к нему и спрошу, не пропадала ли у него корова! – решительно заявил Аксель.

– Согласна! Но только завтра, – сказала тетя. – Сейчас пора кормить кур и собирать яйца.

– О'кей, – пробормотал Аксель и, пошатываясь, побрел во двор. Тетин голос вернул его назад.

– Аксель, пожалуйста, принеси мне сюда Буби. Мне так хочется кого-нибудь приласкать.

Мальчик не без робости вытащил из просторного террариума одного из удавов и притащил его в постель к тете. Змея тут же с комфортом устроилась у нее на плечах и обвилась вокруг пухлой шеи. Фелицата начала издавать жужжащие воркующие звуки именно в той тональности, которую змея особенно любила.

– И не забудь накормить Зеппи! – напомнила Фелицата Акселю. Губы мальчика на минуту недовольно скривились, но он пересилил себя и кивнул. Именно по отношению к Зеппи он все еще не мог изжить в себе страх и всякий раз, когда приближался к крокодилу, ему было не по себе…

В этот вечер Аксель не мог побороть желание пойти спать очень рано. Еще не было девяти, когда он уже улегся в кровать в своей уютной низкой спаленке на втором этаже, веки его мгновенно сомкнулись, и им овладел сон.

Однако спал он в эту ночь неспокойно. В его сновидения все снова и снова врывалась ужасная корова и гнала его без дорог сквозь лесную чащу. Один раз после долгого преследования она все же его настигла и несколько раз подряд пнула рогами. Аксель не верил своим ушам: каждый раз, когда корова касалась его спины, раздавался стук, нечто вроде глухого «бах!».

Так продолжалось еще некоторое время, пока Аксель не обнаружил, что стучат вовсе не во сне. Глухое баханье слышалось наяву. Оно звучало так, словно кто-то пытался вбить гвоздь в одну из деревянных стен дома.

Еще не проснувшись, мальчик протер глаза и сел в кровати. Стук доносился снизу, с первого этажа.

Аксель набросил на себя купальный халат и отворил дверь. В доме было темно, хоть глаз выколи, но стук слышался и в коридоре. Кроме того, проснулись и раскудахтались куры. Их кудахтанье было испуганным и тревожным. Обычно в такое время они спали глубоким, непробудным сном.

– Аксель! – услышал он издалека голос тети. Он подбежал к приоткрытой двери ее спальни и сунул голову внутрь.

– Что случилось? Это ты стучала? – спросил он.

– Ну да, костылем по крыше. Ты что, стал глуховат, или так крепко спал? У меня уже вмятина в потолке. Кто-то шастает вокруг дома. Либо лиса…

– …либо ужасная корова! – закончил Аксель. От одного этого предположения он даже сейчас, среди ночи, покрылся холодным потом.

– Чур тебя! Фокус-покус! – произнесла свои волшебные слова тетя Фее, отметая подозрение Акселя. – Вероятнее всего, это был человек, – предположила она. – Мне показалось, что сначала кто-то смотрел в окно, а потом энергично тряс дверь.

– Сейчас выйду во двор и проверю! – как можно более непринужденно крикнул Аксель тете. На самом деле у него не было особого желания выходить из дома в кромешную нотную тьму.

– Ради безопасности тебе следует вооружиться, – посоветовала тетя. – Возьми в кухне скалку и колотушку для отбивания мяса!

Аксель последовал ее указанию и с двумя этими кухонными орудиями в руках осмелился подойти к входной двери. Здесь он остановился и прислушался. Из находившегося по соседству дощатого домика, в котором ночевали куры, доносилось притихшее кудахтанье.

– Возможно, туда забралась кошка, – с облегчением подумал кникербокер и отворил дверь. Затем он мужественно шагнул во двор, где его обдало холодным ночным воздухом.

И тут тишину разорвал пронзительный, тонкий крик. В тот же миг рядом с мальчиком вспыхнули два огромных фонаря. Ослепленный ими, он закрыл глаза и стал угрожающе размахивать скалкой и колотушкой для отбивания мяса над непонятно чьей головой.

ХОЗЯИН УЖАСНОЙ КОРОВЫ
2
{"b":"4660","o":1}