ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аксель не знал, что ему делать. Бежать в дом и забаррикадировать дверь? Громко звать на помощь? Или просто ждать, что будет дальше?

– Крокодил! Здесь лежит крокодил! – услышал он до ужаса испуганный крик. Но ведь этот голос ему знаком! Это же…

– Поппи! Поппи! Что за бред ты несешь? – воскликнул другой голос всего в нескольких шагах от него. Только сейчас Аксель заметил, что прямо перед ним стоит машина. Водитель включил фары, они-то и ослепили Акселя. Затем водитель выскочил из машины и поспешил к находящейся по соседству дощатой постройке.

– Господин Монович! – окликнул его Аксель. – Это вы?

Мужчина остановился и повернулся к мальчику лицом.

– Да, да, конечно! Добрый вечер, Аксель! Извини за неожиданное вторжение, но Поппи… Ради Бога, извини! Что она там кричала про крокодила?

– Все верно, – подтвердил Аксель. – В том сарае, что рядом с курятником, находится большой вольер, а в нем живет Зеппи. Зеппи – аллигатор. Моя тетя Фее раньше выступала с ним в цирке.

– Я уж подумала, что сошла с ума! – с этими словами из сарая выскочила Поппи. – Включаю фонарь и вижу… крокодила!

– Аллигатора, – поправил ее отец. Это замечание окончательно сбило девочку с толку. Но затем Поппи заметила своего друга – кникербокера и ликующе воскликнула:

– Аксель! Мы тебя все-таки нашли! Это в самом деле тот двор! Почему вы нам не открывали? Я стучала, стучала, даже заглядывала в окно!

Только теперь мальчик заметил, что он все еще держит в поднятых руках скалку и колотушку для отбивания мяса, и он со смехом их опустил.

– Поппи… но каким образом ты оказалась в Линце? – в свою очередь удивленно спросил он.

– У папы здесь конференция. А я напросилась с ним, потому что хотела навестить тебя. От твоей мамы я узнала, что ты у своей тети. Поэтому я так долго обрабатывала отца, пока он не согласился привезти пеня сюда. Я смогу здесь остаться и помочь тебе – если, конечно, тетя не возражает.

– Извини, пожалуйста, что мы добрались до вас только сейчас – в полночь. Но… э-хе-хе… ну да… – Господин Монович смущенно опустил голову.

– Папа поставил новый рекорд по выбору неверного поворота! – не удержавшись, прыснула дочь.

– Мы уже четыре часа колесим по этой местности! Надеюсь, обратный путь я отыщу быстрее!

Ясно, что тетя Фее была очень рада, что еще один член команды кникербокеров погостит у нее на ферме. Она сразу же прижала Поппи к своей мошной груди и дала ей определение: «супердевочка».

На следующее утро петух напрасно надрывал горло. В доме тети Фее никто и ухом не повел. Только когда пестрый кочет окончательно выдохся и почти сорвал голос, Аксель и Поппи пробудились ото сна.

Они приготовили завтрак для тети Фее и снабдили кормом шумное население птичьего двора. После того, как дородная тетя Фее была наконец переправлена вниз на софу, и все требовавшиеся ей книги, радиоприемник, телефон и телевизор были размещены в пределах ее досягаемости, дети смогли покинуть усадьбу.

Целью их похода был двор крестьянина Шиллера. Аксель намеревался осведомиться у него о преследовавшей его вчера ужасной корове.

– Если честно. Аксель, я просто не могу себе такого представить, – сказала Поппи, когда они уже шли по дороге. – Взгляни туда… видишь, там, на пастбище пасутся коровы. Наклоняют голову и мирно щиплют перед собой траву. Почему в одну из них вдруг вселился дьявол и она так изменилась?

Аксель пожал плечами.

– Именно это я и хочу выяснить. Должна быть какая-то причина!

Вскоре они подошли ко двору крестьянина Герта Шиллера. Это был так называемый «четырехгранник», то есть четыре строения образовывали квадрат, а между ними располагался внутренний двор. Кникербокеры вошли по двор через высокие въездные ворота.

Вокруг царила мертвая тишина. Она казалась какой-то пугающей и гнетущей. У Акселя возникло чувство, что все обитатели усадьбы ее покинули. Однако громкий чих, донесшийся из деревянного сарая, похожего на хлев, доказал Акселю, что он ошибается. Друзья-кникербокеры медленно двинулись к этому строению, где были только два маленьких люка, через которые проникал дневной свет и большая деревянная дверь. Последняя давно перекосилась и криво висела на ржавых петлях. Поппи и Аксель отворили ее и с любопытством заглянули в хлев. В полутьме они различили мужчину в резиновых сапогах и брезентовых штанах, который то делал возле кучи соломы.

– Добрый день! – крикнул ему Аксель. – Вы и есть хозяин усадьбы Шиллер?

Мужчина испуганно оглянулся и резко, отрывисто пробурчал:

– Да, это я! И я говорю вам: немедленно убирайтесь прочь!

– Очень вежливый тип, – шепнула Поппи на ухо Акселю. – Таких еще поискать надо. – Аксель в ответ тихонько хихикнул, и это привело крестьянина в настоящую ярость. Он угрожающе поднял навозные вилы и широкими шагами зашагал к ребятам.

– Я скачал вам: прочь! Понятно? Прочь с моего двора, ко всем чертям!

Поппи и Аксель в ужасе отскочили назад. Но поскольку истинный кникербокер так быстро не отступает, если есть хоть малейший шанс разгадать загадку, мальчик запинаясь проговорил:

– Из…извините нас, пожалуйста, но нам… нам нужно задать вам только один вопрос.

– Считаю до десяти, и чтобы духу вашего не было! Раз, два…

Однако Аксель все еще не сдавался:

– У вас пропала корова? Я знаю, где она находится, и вам необходимо ее поймать. Она почему-то взбесилась и превратилась в настоящего монстра!

– … семь…! – Крестьянин прервал счет и крепки ухватил Акселя за ворог рубашки. – Отвечай, где моя Клара? Что ты с ней сделал, негодник? – закричал он, задыхаясь от злости и подтягивая к себе мальчика.

– Отпустите… сейчас же отпустите Акселя! – в ужасе завизжала Поппи.

Крестьянин не удостоил ее вниманием.

– Клара – моя лучшая молочная корова, и вот уже три дня, как она исчезла. Ты, верно, оставил открытым проход на выгон? Поэтому она смогла вырваться и удрать?

Аксель молча покачал головой.

– Тогда ты чем-то ее разозлил. Бросал в нее камни, мерзкий недоносок? Где ты ее видел?

– На… на… лесном озере, – пробормотал Аксель. Крестьянин с силой оттолкнул ею от себя, и мальчик жестко приземлился на утоптанную поверхность двора.

– Тебя следовало бы хорошенько выдрать! – проревел крестьянин прямо в лицо мальчику. – И если не хотите, чтобы я спустил на вас дворового пса, лучше проваливайте!

Повторять это дважды Акселю и Поппи не потребовалось. Одного раза им было более, чем достаточно, и они быстро ретировались.

– Бежим, скорее вернемся к твоей тете Фее! – сказала Поппи Акселю, когда они снова очутились перед воротами усадьбы. Но ее друг кникербокер был с этим не согласен.

С громким треском во дворе заработал трактор.

– Живее! В кусты! – скомандовал Аксель и потащил подругу за руку. Хотя он еще не вполне отошел от пережитого ужаса, в голове у него неотступно свербела одна мысль…

ЗЕЛЕНЫЙ КИТАЕЦ

– Голову даю на отсечение, что в этой усадьбе что-то нечисто, – прошептал Аксель на ухо своей приятельнице, когда мимо них по дороге прогрохотал трактор. Управлял им все тот же грубиян-крестьянин, которого они застали в коровнике.

– Некоторое время оп будет занят поисками своей ужасной коровы. Это значит, что мы сможем без помех осмотреться, – сказал довольный Аксель и припустился обратно во двор. Поппи не была в восторге от этой идеи, но оставаться одной ей тоже не захотелось.

И вновь юных детективов объяла гнетущая, пугающая тишина этого двора. Нигде ничто не двигалось, все словно застыло. Казалось, будто здесь невозможно услышать даже щебетания птиц.

Аксель обвел двор внимательным взглядом. Только одна сторона четырехугольника походила на жилой дом. Другие постройки смахивали скорее на сараи или помещения для скота.

– Аксель, прошу тебя, уйдем отсюда! Мне страшно, вдруг вернется этот ужасный человек, – взмолилась Поппи. Но ее коллега-кникербокер словно вовсе об этом не заботился. Он целенаправленно устремился к входной двери жилого дома. И тут его ожидало разочарование. Дверь была заперта.

3
{"b":"4660","o":1}