ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Платина, где же платина?

КТО ПРЯЧЕТСЯ ПОД МАСКОЙ?

– Услышав выстрелы в камышах, мы сразу же побежали к телефону и вызвали полицию! – гордо рассказывали Доминик и Поппи. Они больше не были «малышами», как привыкли о них думать Аксель и Лило.

У Лило покраснел кончик носа. Она постоянно его терла, когда принималась напряженно думать.

– О чем ты размышляешь? – спросила Клара.

– Профессор продумал все. Буек с пакетами был отвлекающим маневром. Это значит, что платина все еще где-то здесь.

Аксель вспомнил еще кое о чем.

– Дядя Сикст сказал на прощание: «Не позволяйте ввести себя в заблуждение»! И потом довольно ухмыльнулся. Он явно хотел этим что-то сказать или намекнуть.

Клара рассмеялась.

– Наверняка платина у него в чемодане, а сам он давно за границей. Мне кажется, он здорово вас провел. Но Лизелотта была другого мнения.

– Нет, я думаю, что профессор не стал связываться с платиной. Он хотел, чтобы его оставили в покое. Он, наверное, уже очень далеко. «Миллионный аист» был отвлекающим маневром. Или все-таки нет? Минуточку! – Девочка просияла. – Мы – ослепли. Решение намного проще, чем я думала. Завтра мы узнаем, ошиблась ли я на этот раз!

– Почему только завтра? Скажи сейчас, где платина! – скомандовал Луц. – У меня получится добраться до нее?

– Да! – уверенно заявила Лило. – Да, ты можешь! Но, как я уже сказала, – завтра – а теперь – всем доброй ночи!

Все остальные разочарованно вздохнули, потому что им, естественно, хотелось узнать разгадку немедленно.

– У Лизелотты наверняка имеются на это свои причины, – сказала Клара. – Оставьте ее в покое! Кстати говоря, вам больше не нужно тесниться в маленькой комнатке. Там слишком жарко и воздух спертый. Если хотите, можете разместиться в комнате профессора, вряд ли ему потребуется кровать, которая там стоит.

– Под загарпуненной акулой? – Поппи состроила испуганную гримасу. – Если я проснусь ночью и ее увижу, то тут же начну вопить со страху.

В конце концов, Лизелотта одна перебралась со спальником в низкое, но полностью меблированное помещение.

Луц заставил себя попрощаться со всеми, ему очень не хотелось покидать плавучий дом, и он пообещал прийти уже в восемь часов утра.

Ужасы и волнения последних нескольких дней дали о себе знать. После событий сегодняшней ночи кникербокеры заснули как убитые.

В сон Лило вторглось резкое шипение. Оно вывело ее из состояния глубоко сна, но девочка так до конца и не проснулась. Она попыталась рукой отмахнуться от комара, который, скорее всего, кружил вокруг ее лица. Но шипение не прекращалось. Тогда Лило, лежавшая до этою на спине, повернулась на бок и накрыла голову подушкой. Внезапно подушку сдернули. Кто-то ухватил ее за плечо и снова повернул на спину. Тяжесть, непереносимая тяжесть навалилась ей на грудь.

Лизелотта тут же проснулась, ей не хватало воздуха. Она открыла глаза и попыталась в темноте разглядеть, что же с ней такое происходит. Огромная, перекошенная рожа уставилась на нее. Выпученные глаза таращились на нее. Кроме того, она увидела зеленый нос и огромный рот с золотыми губами.

«Маска, это просто маска!» – пронеслось у нее в голове. Теперь ей стало ясно, откуда взялась боль в груди. Кто-то придавил ее коленом. Когда Лило попыталась освободиться, напавший ухватил ее за руки и выкрутил их назад.

– Где платина? – угрожая просипел голос – Где она? Скажи мне, иначе!… Давление стало еще сильнее, и Лизелотта испуганно простонала. Она больше не могла как следует дышать, но ей не хотелось выдавать тайник.

– У меня есть змеи, которые тебя задушат! – раздалось из-под маски.

На минуту ее руки оказались на свободе. Девочка молниеносно вскочила и попыталась сорвать маску. Но у нее не вышло.

Человек в маске ухватил ее за шею и начат душить.

– Говори же! Или мне надо надавить посильнее? – угрожал ей голос.

Лило жутко испугалась и попыталась высвободиться. Но руки держали ее стальными щипцами. Огромная маска колыхалась и угрожающе приближалась к ее лицу.

Девочка дрожала от страха. Ее вот-вот задушат. Лило хотела закричать, но не смогла издать ни звука.

– Говори! – просвистел голос. – Говори! Говори! – вновь и вновь звучало в ушах у Лизелотты.

– Платина… – просипела девочка, и тут же ей стало легче дышать, ее шею сжимали уже не так сильно. – Она все-таки в камышах. В маленьком боковом канальчике, из которого выплыл профессор.

Руки просвистели в воздухе, и Лило начала жадно глотать воздух. Она хотела подняться, но таинственная маска все еще не спешила ее покинуть. Своеобразный запах ударил Лило в нос. Вдруг запахло больницей! И очень сильно! Над ее лицом появилась белая тряпочка, которую тут же прижали к носу девочки. Она должна была оказаться без сознания. Лило закрыла глаза.

Внезапно в комнате вспыхнул свет. Замаскированная фигура подпрыгнула от неожиданности и хотела ретироваться.

– Стой! – произнес знакомый голос. Раздались чьи-то шаги. Затем послышался громкий треск материала, и маска упала на пол.

Девочка, которая от ужаса все еще не могла пошевелиться, напрягла все свои силы и приоткрыла глаза.

– Нет! – вырвалось у нее.

СЮРПРИЗЫ

– Луц, Луц, но почему? – Супермозг команды кникербокеров никак не могла поверить в то, что увидела. – Что ты тут делаешь? – спросила Лизелотта.

Ее друг держал в руке маску. Другой рукой он схватил Клару. На экономке было длинное коричневое одеяние, и она продолжала держать в руках тряпку с хлороформом.

– Двадцать минут назад мне в гостиницу позвонил профессор, чтобы предупредить, – рассказал Луц. – Он уже давно все понял и делал все, чтобы ввести ее в заблуждение.

Лило не поняла, что он этим хотел сказать.

– Клара – никто иная, как сестра Лотара Англера. Ей удалось выследить бывшего подельника брата, и она тоже хотела платину. Поэтому и пристроилась к нему как экономка. Правда?

Клара Лустер сжала зубы и бросила на молодого человека убийственный взгляд.

– И как давно она была тут? – спросила Лило.

– Четыре недели! – ответил Луц.

– Тогда я могу спорить, что она сама в день нашего приезда попыталась взломать мастерскую. Когда ей это не удалось, она залезла в шкаф и стала потом утверждать, что на нее напали. В конце концов, ей надо было как-то объяснить царапины на двери.

Экономка ничего на это не сказала, и Лило поняла, что она права. Один вопрос остался открытым: как она сама себя заперла в шкафу? Но внимательно посмотрев на шкаф, девочка сообразила, что к чему. Шкаф можно было закрывать ключом и изнутри. Вот и вся проблема!

– Я думаю, что нам сегодня снова понадобится полиция, – сказал Луц. Лизелотта кивнула и взялась за телефон.

Разбуженные шумом, из соседней комнаты показались остальные кникербокеры и стали заспанными голосами выяснять, что случилось.

Час спустя в плавучем доме вновь воцарилась тишина. Луц сказал криминалистам, что он присмотрит за четверкой кникербокеров и проведет остаток ночи на джонке.

– Вот так, но теперь я наконец-то хочу знать, – сказал он, когда полицейские ушли вместе с Кларой. – Где платина?

Лизелотта довольно ухмыльнулась и повела его и остальных на верхнюю палубу.

– Профессор говорил на рыцарском турнире: «Смотрите на «миллионного аиста»! Он сдержит даже то обещание, которого не давал».

– Да-да-да, – нетерпеливо сказал Луц. – Но где этот «миллионный аист»?

Лизелотта довела напряжение до высшей точки.

– Мы не ошиблись в одном, – сказала она. – Черная статуя аиста – это действительно «миллионный аист». Но своим дополнением «Он укажет вам дорогу» профессор ввел в заблуждение нас и других охотников за платиной. Отсюда его совет: «Не позволяйте ввести себя в заблуждение!»

Поппи и Доминик кисло посмотрели на Лило. Они хотели наконец-то узнать, что произошло на самом деле.

– Что обещает этот аист снаружи? – спросила остальных Лизелотта.

18
{"b":"4661","o":1}