ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лило покачала головой, пытаясь понять:

– Вы замечал»; когда-нибудь, что кто-то, мужчина или женщина, следят за джонкой?

– Нет, – ответила Клара, – никогда!

– Профессор! – пришло в голову Поппи. – Где же он? Фрау Лустер, он уехал встречать нас или нет?

Экономка подумала и сказала:

– Было почти четыре часа. Да… да… я вспомнила. Он сказал, что вы приезжаете в 16.30 и ему нужно поторопиться. И максимум через двадцать минут после его отъезда на меня напали.

Лило взглянула на часы.

– Сейчас уже 19! – пробормотала она. – Странно. Фрау Лустер, где находится мастерская профессора? Седая женщина показала вниз.

– В днище джонки, – объяснила она Лизелотте. – Но я там никогда не была. Профессор Вицманн всегда ее запирает. Он трясется над ней так, как будто там спрятано сокровище!

– Можем ли мы спуститься туда? Я имею в виду прямо сейчас? – спросила Лило.

Клара кивнула и провела кникербокеров вниз по узкой винтовой лестнице. Через толстые деревянные балки было слышно, как волны бьют о борт. Раздавались глухие мерные удары.

– Вот она – дверь! – сказала экономка.

Аксель тотчас отметил, что в то время как все на борту джонки было сделано из дерева, дверь в мастерскую была железная, дополнительно усиленная широкими стальными балками. Под ручкой находились два замочных отверстия.

Лизелотта наклонилась к одному из них и попыталась разглядеть что-нибудь через замочную скважину. Но в мастерской было темно.

– Гм, тут… – Доминик обвел пальцем вокруг замка. – Посмотрите на эти глубокие царапины. Кто-то пытался взломать дверь. Фрау Лустер, а раньше они тут были?

– Раньше я их тут не видела! – подтвердила домоправительница.

– Итак, взломщик хотел попасть в это помещение, – размышляла вслух Лило. – Но ему не повезло. Вероятно, не нашлось инструментов.

Сверху раздался приглушенный стук. «Бум-бум-бум», – разнеслось по всей джонке. Затем прозвучало три быстрых удара и после короткой паузы последний громкий стук.

Фрау Лустер нахмурилась.

– Это, должно быть, кто-то у входной двери, – сказала она тихо. – Но кто это может быть?

– В любом случае, это кто-то чужой, потому что дверь открыта. Он мог бы войти, – сообразила Лило.

Пару секунд все пятеро молча смотрели друг на друга. Войдет ли посетитель, или он будет ждать, пока кто-нибудь откроет ему дверь?

Наверху ничего не происходило. Поэтому Аксель и Лило стали на цыпочках подниматься по лестнице.

Клара Лустер шла за ними.

– Кто там? – спросила она резким голосом. Никто не ответил, но стук раздался вновь. В том же самом ритме, что и до сих пор. Могло ли это быть тайным сигналом?

Аксель храбро пошел вперед и открыл дверь.

– Ах! – крикнул он и сейчас же с громким стуком захлопнул дверь, облегченно прислонившись к ней спиной.

– Парень… который перед этим… был на крыше и грозил нам кулаком… он стоит за дверью! – задыхаясь прошептал мальчик.

– Кто же это может быть? – спросила домоправительница.

– Мужчина с огромными ушами! У него очень вытянутое лицо, все какое-то перекосившееся. Рот косой, а нос большой и толстый, – закончил описание незнакомца Аксель.

Лило отодвинула своего друга в сторону и вздохнула:

– Иногда, ты не просто несешь чепуху, а прямо-таки бредишь в квадрате. Ты смотришь слишком много отвратительных фильмов-ужасов.

Она осторожно приоткрыла дверь. На улице дождь как ни в чем не бывало стучал по деревянным доскам. Вокруг не было ни души.

– Если он тут и был, ты его прогнал, – сухо сказала Лило. – Кроме того, малыш, это верх невежливости, захлопывать перед носом у людей дверь.

Аксель в бешенстве подскочил к ней:

– Никогда не называй меня «малыш»! – прошипел он. – Может быть, я не самый большой тут, но я точно видел этого человека. Дошло до тебя, госпожа Суперхитрость?

– Извини, – пробурчала Лило, которая уже сама на себя рассердилась за свое высокомерие.

– По твоему описанию, он очень смахивает на Игоря, слугу доктора Франкенштейна, – попыталась обратить все в шутку фрау Лустер. Поппи и Доминик вежливо улыбнулись.

Вдруг девочка издала пронзительный вопль. – Ручка… ручка… на нее кто-то нажимает! – прошептала она.

С ужасом остальные кникербокеры поняли, что их подруга права.

Что вообще происходит в плавучем доме? Что все это значит? Кто стоит за дверью?

Испуганные дети и экономка отпрянули назад…

ЧТО ТАКОЕ «МИЛЛИОННЫЙ АИСТ»?

Ни малейшего шума или скрипа! Ничего! Дверь открывалась медленно и бесшумно.

Команда кникербокеров затаила дыхание.

В образовавшуюся щель просунулась маленькая круглая голова.

– Только не надо ругаться, я все могу объяснить! – крикнул мужчина и преданно посмотрел на детей. – А Вы… Вы не должны читать мне проповедь за то, что прихожая полна воды. Я не виноват, – продолжил он, косясь на фрау Лустер.

– Дядя Сикст, – удивилась Поппи. – Это ты?

– А кто же еще, Поппи, девочка моя? Ты ждала чудовище из Нойзидлеровского озера?

Поппи, смеясь, подбежала к нему, и они принялись обниматься.

– Осторожно! – предупредил ее профессор, – Иначе ты немедленно промокнешь!

Только сейчас Поппи заметила, что мокрые брюки, рубашка и пиджак прилипли к дяде Сиксту, с них капала вода.

– Это случилось посредине шоссе, – начал свой рассказ профессор Вицманн. – Внезапно машину повело вправо, и мне пришлось остановиться. Лопнуло правое переднее колесо. Естественно, я собрался его поменять, но, к сожалению, запаски у меня не оказалось, – он смущенно опустил голову. – Пару дней назад я использовал ее для одного из своих экспериментов, – признался он.

Профессору не осталось ничего другого, как отправиться к ближайшей заправке, до которой было пять километров! Кроме того, ему пришла в голову глупая идея пройти напрямик по грунтовой дороге. По этой причине он не смог остановить ни одной встречной машины, мимо практически никто не проезжал. Ему пришлось маршировать пешком под ливнем.

– Пожалуйста, простите меня за то, что я вас не встретил, – сказал он в заключение.

– Все ясно! – команда кникербокеров облегченно рассмеялась, услышав эту историю.

– А теперь вы должны меня простить, мне как можно скорее нужно переодеться в сухие вещи! – сказал, кряхтя, профессор и исчез в своей каюте.

Чуть позже он уже сидел в окружении кникербокеров в вытянутой гостиной и курил трубку. Когда Клара сообщила ему о том, что произошло сегодня, профессор чуть не выпрыгнул из низкого кресла, в котором сидел.

– О нет! – прошептал он. – Он так далеко зашел!

Чем это закончится?

– Кто «он», профессор Вицманн? – полюбопытствовала Лило.

– Пожалуйста, не называйте меня профессором, просто дядя Сикст, – заявил круглый маленький человечек детям и упал обратно в кресло.

– Вы знаете, – начал он, – у меня есть коллега, очень настойчивый. Мы оба в одно и тоже время начали работать над одним и тем же проектом. Но я первым построил опытную модель. Когда я сообщил ему об этом, он ужасно разъярился. Он утверждает, что я украл его идею. С тех пор этот человек околачивается вокруг моего плавучего дома и угрожает мне. И все-таки, – дядя Сикст мечтательно посмотрел в потолок, – настанет такой день, когда он действительно будет стоить миллионы… мой аист! Мой «миллионный аист»!

– Что это за прибор? – нетерпеливо спросила Лило.

Профессор покачал головой:

– Никаких комментариев! – сказал он лаконично. У Акселя вдруг возникло подозрение:

– А ваш коллега, он, наверно, очень худой, и у него лицо перекошено? – спросил он.

Профессор Вицманн изумленно посмотрел на него:

– С чего ты так решил?

– Этого человека я уже два раза здесь видел, – сказал Аксель.

– Нет… нет… это не он!

«Странно, – подумала в полной тишине Лило, – отчего он так изумлен? Знает он этого человека или нет? Или он случайно так отреагировал?»

– Наверно, завтра нам надо будет поставить в известность полицию, – предложила фрау Лустер. Но ученый с ней не согласился:

2
{"b":"4661","o":1}