ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мой друг перевернулся, когда увидел, что на корме греется водяная змея! – пояснила Лизелотта.

Парень опустился на доске и руками подгреб к кникербокерам.

Наверное, он был силен, ведь ему удалось ухватить Доминика за шиворот и пояс брюк и одним движением вытащить его из воды на доску. Потом он подтащил катамаран и помог Доминику сесть.

Лизелотта справилась сама.

– Огромное спасибо! – сказала она любезному молодому человеку, чьи короткие светлые волосы напоминали иголки ежа. Лицо его было коричневым от загара, и он весь так и сиял.

– Мне было приятно! – он засмеялся. – Кстати, меня зовут Луц.

– Я – Лизелотта! – голосом, мелодичным как флейта, пропела девочка. Доминик искоса вопросительно посмотрел на нее. С чего вдруг его подруга так смешно стала строить глазки. Казалось, она мгновенно изменилась.

– Послушайте, я провожу вас до гавани, – предложил Луц. – Если на вас снова нападут какие-нибудь «дикие звери», то я смогу вас сразу спасти.

«Глупый павиан», – подумал Доминик и разозлился на себя самого. – «Почему он так испугался? Только потому, что змея была длинной? Но он ведь сам мог увидеть, что речь шла о безобидном существе».

Когда кникербокеры приблизились на катамаране к шельфу, то змея соскользнула в воду и исчезла.

Продолжая раздражать Доминика, парень действительно так и двигался у них в кильватере.

Казалось, что Лизелотта не имела ничего против. Но почему?

ЛУЦ

– Это – Луц! – Лило представила Акселю и Поппи бравого парня, который набросил на плечи гавайскую рубашку с огромными цветами. – Луц спас вон того, – Лило показала на Доминика, – от реальной опасности захлебнуться.

– Не надо строить из себя крутую, ты… – возразил ей приятель. – Кроме того, я хочу домой и переодеться.

– Ты можешь обойтись парой моих сухих вещей! – предложил ему Луц. – Я живу совсем близко в прибрежной гостинице!

– Спасибо, нет необходимости, – протянул Доминик. – Не надо прилагать никаких усилий из-за моей скромной персоны!

Луц вопросительно посмотрел на него.

– Он всегда так сложно выражается? – осведомился он у Лизелотты. Девочка, волосы которой были сегодня собраны с одной стороны в хвост, кивнула, насмешливо улыбаясь.

Но у молодого человека были и другие вопросы:

– Вы проводите каникулы на Нойзидлеровском озере?

– Нет, – пробурчал Доминик. – Нам просто нравится, когда нас спасают.

Луц сделал вид, что не понял Доминика, целиком направил свое внимание на Лизелотту, которая поглядывала на него огромными глазами.

– Я приехал сюда, чтобы позаниматься виндсерфингом. И прыжками с парашютом. В Траусдорфе есть маленький спортивный аэродром, и там я завтра попытаюсь сделать свой первый прыжок.

Аксель прислушался, ему стало очень интересно.

– Вы прошли какой-то курс? – решил узнать он.

– Во-первых, пожалуйста, не говори мне «вы», лучше просто Луц. А во-вторых, я просто хочу выяснить про прыжки с парашютом, мое это или нет.

Поппи совсем ничего не успевала соображать.

– Разве это возможно? Разве кому-то можно просто так прыгнуть с высоты в пару тысяч метров? Как будто не может случиться чего-нибудь непредвиденного?

Луц рассмеялся.

– Нет, конечно, все не так просто. Я буду прыгать тандемом. Это значит, что со мной будет опытный парашютист, вместе с парашютом, пристегнутым к моей спине.

– Классно! Я тоже хотел бы как-нибудь попробовать! – восхищенно сказал Аксель.

– Так почему бы вам не пойти со мной и не посмотреть? – предложил Луц. – Есть настроение?

– Ясное дело, да еще какое! – сказала Лизелотта.

– Тогда встречаемся завтра около одиннадцати в прибрежной гостинице.

Лило очень хотела вновь увидеть Луна, да и Аксель с Поппи тоже обрадовались предстоящей встрече. Только Доминик, казалось, на дух не выкосил этого спортивного парня.

«Лило втрескалась по самые уши, – размышлял он. – Поэтому она несет такой бред. Этот идиотский большеротый павиан!» – С этой мыслью он вычеркнул Луца из списка тех людей, которых считал своими друзьями.

Команда проехала часть пути на автобусе, а затем отправилась к плавучему дому пешком. Стоянка рядом с покосившимся указателем была пуста. Видимо, экономка все еще находилась в полиции.

Однако прошло уже целых три часа с тех пор, как она высадила детей в Русте.

Узкая дорожка, ведущая через кукурузное поле, была довольно мягкой и влажной, кникербокеры разулись и понесли обувь в руках. Ноги отмыть было намного быстрее и проще.

Доминик первым заметил это.

– Там… там на земле! – удивленно пробормотал он. Взгляды друзей немедленно обратились вниз.

– Что там особенного? – спросила Поппи.

– Отпечатки обуви! Что значит отпечатки обуви… следы больших сапог с глубоким оттиском! – объяснил ей Доминик.

Лило поняла, что он имел в виду:

– Отпечатки совсем свежие. Они даже не успели как следует высохнуть.

– И они ведут к джонке! – добавил Аксель. – Кому они могут принадлежать?

Этого, естественно, никто не знал, и Лизелотта разработала следующий план.

– Мы просто двинемся туда! Но только вдвоем. Если снова появится тот тип с перекошенным лицом, то вы сможете немедленно сообщить в полицию, о'кей?

Поппи и Доминик кивнули. На сегодня их потребность в опасности и приключениях была удовлетворена с лихвой. Они предпочли остаться.

Пригнувшись, Аксель и Лизелотта приблизились к берегу, где была пришвартована джонка. Они не пошли обычным путем, а пробирались через высокие заросли кукурузы.

– Вон… вон она, джонка! – прошептал Аксель. Юные детективы просто не успели как следует рассмотреть ее раньше, и принялись делать это теперь.

Лодка состояла из длинного и довольно широкого корпуса, на котором находился сам дом. Все сооружение было украшено вырезанными золотыми драконами, маленькими красно-зелеными лакированными башенками и пагодами, расположенными на деревянном доме.

– Это все было когда-то театральными декорациями, – прошептал Аксель подруге. – В Мербише на Нойзидлеровском озере находится сцена, на которой каждый год ставят спектакль. Когда закончили давать пьесу «Страна улыбок», дядя Сикст купил те части декораций, которые изображали архитектуру Китая, и украсил ими свою джонку. Мне Поппи вчера рассказывала в поезде.

Лило кивнула Акселю, но ему стало ясно, что она не особо прислушивалась к его рассказу, слишком занятая наблюдением за джонкой.

На носу – передней части корабля – располагалась маленькая площадка, на которой находилось несколько коробок, стоящих друг на друге.

Корма тоже не была застроена и явно служила местом, где можно приятно посидеть на свежем воздухе. Несколько маленьких стульчиков и столов, рядом с ними виднелись различные фигуры: сидящие львы с широко открытыми пастями, два толстеньких Будды и высокий, выкованный из железа аист.

– Там, рядом с золотым львом! – прошептала Лило. – Там кто-то сидит!

Аксель согласился. Это был мужчина в сером костюме. Он носил большие очки от солнца и казалось, чего-то ждал. Внезапно он поднялся и стал прогуливаться туда-сюда большими шагами по корме, вокруг жилой части корабля.

– Это он! На нем резиновые сапоги! – заметил Аксель.

Лизелотта кивнула и знаком показала, что Аксель должен следовать за ней.

– Я не думаю, что он опасен, – тихонько сказала она. – Может быть, это действительно турист. Но пока мы с ним не поговорим, мы не можем этого утверждать наверняка.

Аксель не был так оптимистично настроен:

– А ты предполагала, что на шоссе нас будут преследовать сумасшедшие грузовики, а воздушный шар дяди Сикста кто-то собьет? Нет! Осторожность – вот мамаша корзинки с фарфором. Я предлагаю держаться от него подальше.

Лизелотта пренебрежительно махнула рукой и в одиночку промаршировала прочь. Но ей точно стало не по себе, когда она появилась из зарослей кукурузы и направилась к джонке.

Мужчина стоял к ней спиной. Но тут он, казалось, услышал шаги девочки и тут же обернулся.

6
{"b":"4661","o":1}