ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разбивая волны
Если любишь – отпусти
Открытие ведьм
#Имя для Лис
Крушение пирса (сборник)
Клинки императора
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Цветок в его руках
Ночные легенды (сборник)
A
A

Продолжая путь, он смотрел на Стивена. Менестрель опустил голову, пряча лицо под капюшоном. Руки едва держали поводья. Музыкант положился на своего пони, и тот исправно держался рядом с другими лошадками. Девлин начал беспокоиться еще сильнее. Если Стивен и вправду болен, отсюда до Килбарана не отыскать лекаря.

Достигнув вершины холма, воин заметил каменный домик, примостившийся неподалеку. Над трубой вился дымок.

— Смотри, — указал Дидрик.

— Вижу, — отозвался Девлин, невольно сглотнув. Он надеялся на это, но одновременно и боялся.

Что ж, по крайней мере Стивен отыщет теплое место для ночлега. Ни один человек из его народа не откажет в крове менестрелю, откуда бы тот ни был родом. А если жители домика будут добры, они позволят и ему с Дидриком переночевать в сарае.

Правда, есть лишь один способ это выяснить.

— Поехали, — проговорил воин, направляя пони к домику.

Тот оказался довольно велик для этих краев и был сложен из камней и крыт черепицей. В нескольких ярдах от него стоял длинный низкий сарай, построенный вдоль изгиба холма. Судя по форме и запаху, доносящемуся изнутри, он предназначался для овец.

Девлин остановил пони на небольшом расстоянии от двери и спешился. Товарищи последовали его примеру.

— Теплый камин тебя согреет, прогонит стужу, — посулил Дидрик, принимая поводья пони воина.

Девлин что-то пробормотал в ответ. Он осознал, что многого не рассказал друзьям об обычаях своего народа. А теперь уже поздно. Остается только надеяться, что они будут следовать его примеру.

— Говорить буду я, — сказал он. — И мы примем все, что они сочтут нужным нам предложить, даже если это будет сарай, где ночуют овцы.

— Но ты же Избранный. Именем короля… — начал Дидрик.

— Здесь мое имя Девлин, а титул Избранного не имеет никакого веса, — перебил его воин. — Упоминание же имени короля скорее приведет к враждебности, нежели поможет выпросить кров.

На мгновение Девлину захотелось обратно в Джорск. Там его титул позволил бы путникам рассчитывать на гостеприимство в любом доме, от хижины последнего свинопаса до замка знатнейших лордов. В Дункейре же сохранились старые традиции, их нисколько не изменило завоевание. Ему повезет, если им позволят спать в сарае.

Девлин шагнул вперед и постучал в дверь. Через несколько секунд ее открыла женщина средних лет, одетая в шерстяную рубаху и кожаные штаны. В волосах хватало седины, но синие глаза проницательно вгляделись в пришедших.

— Я хочу видеть хозяйку дома, — проговорил Девлин, откидывая капюшон и открывая лицо. Дождь немедленно напитал волосы влагой.

— Она перед тобой. — Женщина неплохо говорила на торговом наречии, хотя и с певучим акцентом. Хозяйка бросила взгляд на спутников воина.

— Не окажете ли вы мне честь, открыв свое имя? — спросил он. Нарушение правил вежливости, однако не слишком значительное.

— Меня называют Ниша.

Женщина назвала лишь половину имени, однако и это дар явившимся незнакомцам.

— Это Стивен, младший сын Бринйольфа, барона Эскера и леди Геммы, чья мать происходит из далекого Сельварата. Стивен — певец и сказитель, — проговорил Девлин, коснувшись рукой менестреля, чтобы обратить на него внимание Ниши.

Хозяйка склонила голову.

— Стивен, добро пожаловать в мой дом.

— А это Нильс Дидрик, лейтенант стражи в Кингсхольме. Его отец Ларс и мать Бренна — пекари в королевском дворце.

— Нильс, — повторила Ниша, не приглашая, впрочем, офицера войти. — А твое имя?

— Меня зовут Девлин. Другого назвать не могу, потому что я лишен родичей и ремесла. Мое имя не несет никакой силы.

Ниша с достоинством посмотрела на него.

— Я знаю, кто ты. Больше никто не отправился бы в путь в такой компании. Именно тебя называют Генерал, и ты поклялся защищать наших угнетателей.

Дидрик явно оскорбился.

— Да, — ответил Девлин. — Меня называют Избранный.

Ниша кивнула. Потом протянула руки вперед ладонями вверх.

— Нильс, Девлин. Добро пожаловать в мой дом.

Сначала воин не поверил своим ушам. Потом низко поклонялся, смущенный ее щедростью к тому, кто не сможет отплатить ей.

— Ваша доброта делает вам честь.

Стивену было тепло. Тепло и сухо. Он наслаждался этим ощущением, протягивая ноги поближе к неярко горящему огню. Девлин сказал, что топят здесь торфом, что бы это ни значило. По виду топливо напоминало глину. В любом случае в домике уютно. Обхватив обеими руками кружку с горячим чаем, Стивен поднес ее к губам и сделал еще один глоток. Приятно горчащая жидкость разлилась по телу, прогоняя стужу. Музыкант удовлетворенно вздохнул.

Ему казалось, что он попал в прекрасный сон после долгого кошмара. Весь день они ехали под дождем, и пальцы рук и ног постепенно немели от холода. Менестрель мечтал о тепле, представив сначала отцовский дом, а потом гостиницу из тех, что попадались вдоль торгового пути. А теперь им встретился этот домик. Облегчение сменилось было ужасом при мысли, что их прогонят прочь. Потому что, хотя Девлин и говорил на торговом наречии, Стивен не понимал сути разговора. Казалось, будто между Избранным и женщиной по имени Ниша разразилась какая-то неразрешенная ссора, притом что они никогда не виделись раньше.

А потом враждебность исчезла за одно мгновение, и их пригласили внутрь. Брата хозяйки отправили помочь Девлину и Дидрику отвести коней в стойло, а Стивена повели в комнату, сняв с него промокший плащ и сапоги. Завернув в одеяло и дав кружку чая, ему велели сидеть у огня, покуда не согреется. Когда Девлин и Дидрик вошли в дом, их тоже устроили поудобнее, хотя и с меньшим радушием.

— Чай есть еще, менестрель Стивен, — проговорила Ниша, заметив, что гость осушил кружку.

— Спасибо, мне пока больше не надо, — отозвался тот. — И, пожалуйста, зовите меня просто Стивен.

Хозяйка дома кивнула и снова повернулась к доске для резки. Нож ее так и мелькал, разрезая клубни на мелкие кусочки.

По деревянной лестнице застучали сапоги, и в кухню вошел ее брат Фейлим.

— Я положил пару тюфяков в своей комнате для твоих гостей.

— Хорошо, — отозвалась Ниша. — После обеда мы устроим там постели. Так сказителю будет удобнее.

Фейлим кивнул. Более худощавый, он выглядел старше сестры и все же явно подчинялся ей.

Стивен вспыхнул, удивляясь, что такого он сделал, чтобы заслужить особое гостеприимство. Может быть, это оттого, что Девлин назвал его сыном барона? Но это было бы странно, потому что каждому ясно, что Избранный выше его по положению.

— Я не хочу обременять вас…

— Это честь — принимать тебя в моем доме, — поправила его женщина. На мгновение она напомнила Стивену мать, и он с трудом подавил желание ответить: "Да, мадам".

Менестрель откинулся на спинку стула, пытаясь не обращать внимания на ухмылку Девлина.

— Я хочу пожарить с этим колбаски. Барашек, которого мы выторговали у Меган, дочери Шейны, лежит в овощном погребе, — сказала Ниша.

— Я принесу его. — Фейлим двинулся к двери, накидывая темный шерстяной плащ. — Но после того, как покормлю животных. Уже почти ночь, так что они изголодались.

Дверь открылась, и холодное дуновение ветра напомнило Стивену, как хорошо быть под крышей, а не мокнуть под дождем. Потом дверь захлопнулась.

— Что ж, расскажи мне, что привело тебя к моей двери этим ненастным днем?

Ниша смотрела на Стивена, однако ответил ей Девлин:

— Мы направляемся в Килбаран. — С того момента, как они вошли в дом, это были его первые слова.

Хозяйка покачала головой.

— Эти двое не знают наших мест, и тебе следовало поступить разумнее. Отчего ты решил проехать старой дорогой по такой погоде?

— Мы торопимся, — ответил Девлин, со значением посмотрев на Стивена, призывая его не говорить лишнего.

Менестрель, поймав его взгляд, кивнул, хотя и вскипел от злости. Неужели Избранный считает его совсем ребенком? Уж на то, чтобы не выкладывать все их тайны первому встречному, у Стивена как-нибудь хватит ума.

18
{"b":"4663","o":1}