A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
68

— Личный помощник Избранного, — закончил за него фразу командующий Уиллемсон.

— Именно так.

Командующий Уиллемсон поднялся на ноги.

— А Избранный? Он здесь?

— Да, он в Килбаране.

— Зачем? И почему именно сейчас?

— Я могу присесть? — спросил Дидрик.

Командующий кивнул, дождался, пока гость присядет, потом и сам опустился в кресло.

— Какие вести доходили до вас из столицы? — спросил лейтенант. Девлин предупредил его, что не стоит открывать истинную цель их похода, но прежде чем начать сочинять убедительную историю, следовало выяснить, что уже известно командующему.

— Те же, что и до других. Избранный разоблачил предательство Джерарда и сразил герцога в поединке. Тогда король назвал его своим советником и генералом армии.

— Это вас, должно быть, удивило.

Уиллемсон фыркнул.

— Скорее уж потрясло. Пока до нас добирались лишь первые сплетни, я им не верил. Но когда прибыл королевский посланник с официальным заявлением, мы осознали, что это правда. Половина моих офицеров была готова подать в отставку в тот же день.

— Из любви к герцогу?

— Нет, потому что мы положили свою жизнь на то, чтобы сохранять мир в Дункейре, а тут человек из местных вознесся над нами. Все были уверены, что очень скоро генерал прикажет распустить гарнизоны и передать управление провинцией восставшим. Мне понадобилось все мое красноречие, чтобы убедить подчиненных не уходить в такой ответственный момент.

— Но вы не верили в подобные слухи.

— Генерал или нет, он все равно подчиняется королю, а король Олафур не откажется от завоеваний отца. И не важно, кто сегодня возглавляет армию.

Дидрик решил, что требовать от этого человека доверия Девлину бесполезно. В конце концов, он никогда его не видел. И все же лейтенант не мог позволить порочить своего друга.

— Девлин не изменил бы присяге. Он человек чести, и вы должны радоваться, что служите под его началом.

Командующий с сомнением покачал головой.

— Если так, то зачем Избранный вернулся сюда? Его присутствие может восприниматься только как провокация. У меня и так дел по горло — не так-то просто поддерживать порядок и ловить контрабандистов.

— Контрабандистов? Это Дети Инниса, о которых вы говорили?

— Нет, Дети Инниса — это мятежники, которые, по слухам, прячутся в горах, дожидаясь момента, когда можно будет восстать и повести свой народ к свободе. Правда, пока что у нас нет доказательств их существования, только слухи и рассказы о том, что они творят в Альварене.

— Тогда почему вы боитесь их?

Уиллемсон серьезно посмотрел на гостя.

— Пять лет назад мой предшественник занимался в основном купцами, пытающимися уклониться от уплаты налогов или привозящими продовольствие без разрешения. Но сегодня контрабандисты везут не еду, а оружие. Стальные мечи, арбалеты и прочее.

— И на одного пойманного…

— … приходится два проскользнувших, — согласился командующий. — Я предложил вознаграждение за информацию о Детях Инниса, хотя неудивительно, что кейрийцы молчат как рыбы. Проклятые родственные связи означают, что все являются чьими-нибудь братьями или кузенами, а доносить на родственников никто не будет.

Только этого осложнения им не хватало. Мало того, что они боялись коварных замыслов врагов из Кингсхольма. Теперь придется беспокоиться и о соотечественниках Девлина. И хуже того, они направляются в самый центр беспорядков — Альварен.

Нечего и надеяться, будто удастся проскользнуть незамеченными.

— Лорд Девлин явился сюда не без причины и вовсе не для того, чтобы усложнить вашу жизнь, — сказал Дидрик. — Я удивлен, что вы не слышали об этом путешествии.

Уиллемсон покачал головой.

— Я ничего не слышал.

— Никто не спрашивал про Избранного? В городе не было никаких нежданных и подозрительных посетителей?

— Никого. Торговый сезон давно закончился, и мы внимательно смотрим за приезжими, которые могут устроить беспорядки. До сих пор не было ничего необычного. Ничего, не считая сообщения о вчерашнем прибытии трех торговцев, которые остановились в первой гостинице за воротами.

Эти новости должны были успокоить Дидрика и все же не успокоили. В Кингсхольме у Девлина осталось полно врагов, включая тех, которые устроили засаду в начале пути. Они ждали новых напастей, но больше ничего не случилось. Может быть, его не считают угрозой теперь, когда он отправился незнамо куда? Или враги замышляют что-то другое?

По крайней мере можно утешаться одним. Если командующий гарнизоном не слышал о походе Девлина, скорее всего о нем не знают и мятежники. Если им будет сопутствовать божественная удача, может, удастся прибыть в Альварен и уехать прочь, прежде чем бунтари успеют отреагировать?

— Мы здесь с неофициальным визитом и утром уедем. Мы хотим исчезнуть из города до того, как Девлина узнают, поэтому он не явился к вам сам.

Это была полуправда. Девлин отказался встречаться с командующим и действительно не хотел афишировать их присутствие в городе. Дидрик долго спорил с другом, упирая на то, что глава гарнизона окажется оскорблен отказом Избранного прийти к нему. А им требовалась его помощь, потому что лишь он знает, не ищет ли кто-нибудь их небольшой отряд. В конце концов, Девлин пошел на попятный и позволил Дидрику быть его посланником.

Вообще-то было непохоже на Избранного не прислушиваться к разумным советам. Но в этом походе он вел себя странно, и чем ближе они были к Дункейру, тем молчаливее становился Девлин. Уже не в первый раз Дидрик спросил себя, что почувствовал его друг, увидев солдат, охраняющих ворота Килбарана. Кем они для него были? Войсками под его началом, повинующимися приказам командующего и короля? Или он смотрел на них глазами кейрийцев и видел захватчиков?

— Неужели Избранному больше нечем заняться, кроме как разъезжать по отдаленным провинциям? — поинтересовался Уиллемсон.

— Это не увеселительная поездка. Девлин вернулся, потому что его попросили об этом. В поисках Сияющего Меча.

— Давненько не слышал такой чуши. Меч был утрачен пятьдесят лет назад, и как же он собирается искать его? Или он планирует провести ближайшие десять лет, копаясь в руинах Инниса?

— Он не сам это выдумал. А что до поисков меча, Девлин не собирается задерживаться надолго. Он нужен в Кингсхольме до наступления лета, поскольку именно тогда на нас могут напасть враги.

Вот и все, чем лейтенант мог успокоить командующего. Девлин запретил ему объяснять Уиллемсону, да и кому-либо еще, что им было известно — меч не остался в Иннисе.

— А что он хочет от меня?

— Всего лишь, чтобы ваши солдаты присматривали за путешественниками, которые неожиданно заинтересуются Избранным или его планами. Нам придется проехать через Килбаран на обратном пути, и не хотелось бы никаких неприятных сюрпризов.

— Разумеется. И я отправлю роту моих лучших солдат с вами в Иннис.

— Благодарю вас, но нет, — возразил Дидрик. У него не было причин не доверять командующему, однако не стоило и сообщать ему, что они направляются вовсе не в Иннис.

Уиллемсон нахмурился.

— Я надеюсь, что у вас довольно войск, чтобы он был в безопасности.

Дидрик пробурчал что-то неразборчивое. Он не собирался сообщать, что охрана Девлина состоит из двух людей.

— Если он не желает принять моих солдат, то я по крайней мере дам ему совет. Передайте Избранному: пусть не спешит доверять кому бы то ни было. Мятежники могут захотеть, чтобы он возглавил восстание, или казнить его как предателя.

X

Меркей поднес ко рту вилку с мясом, прожевал и проглотил, но ему показалось, что еда не имеет вкуса. Он был даже не уверен, что ест: баранину или свинину. Вместо этого его внимание было сосредоточено на странном собрании людей, сидящих за трапезой.

Место во главе стола заняла его жена Аланна, управляя застольем со свойственным ей благородством. Она следила, чтобы гостям достались самые лакомые кусочки, а дети хорошо себя вели. Меркей сидел напротив нее. Справа устроились трое детей. Восьмилетний Деклан, старший, Айлилл и малышка Суисан, которой только-только исполнилось пять. По левую руку от кузнеца был усажен Девлин, за ним солдат Дидрик и, наконец, молодой менестрель Стивен.

22
{"b":"4663","o":1}