ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь же имя Избранного имело мало влияния. Даже те, кто с одобрением относился к его политике, разочаровались, когда он уехал из Кингсхольма в поисках утраченного меча. Если Девлин вернется скоро и с победой, все это простится. А если нет…

— Я надеялся отыскать вас здесь, — прервал размышления капитана голос лорда Рикарда.

Драккен поднялась на ноги и обернулась. Из-под мехового плаща виднелись шелковые одеяния; это означало, что тан Мирки пришел сюда сразу после ночных празднований.

Видеться при людях для них стало небезопасно. Лорд Рикард вызывал слишком прямые ассоциации с политикой Девлина. В случае созыва Королевского Совета именно Рикард должен был занять пустующее место Избранного.

Капитан не могла поговорить с ним напрямую, но в разговоре с Сольвейг из Эскера обронила, что на рассвете всегда приходит в королевскую часовню. Делала это Драккен не из набожности, а чтобы наблюдать за путешествием Девлина.

Она понимала, что это глупо. Хотя благодаря Камню Души можно узнать об опасностях, грозящих Девлину, из столицы помочь ему ничем нельзя. В любом случае они доберутся до него слишком поздно. И все же было спокойнее наблюдать за тем, как он равномерно движется вперед, и знать, что с Избранным все в порядке.

Кроме того, визиты в королевскую часовню имели еще одну цель. Брат Арни был не из болтливых, а другие редко заходили сюда. Особенно на рассвете — большинство придворных в это время спят. Отличное место для случайных на первый взгляд встреч.

— Он нашел меч? — спросил лорд Рикард.

— Нет, судя по тому, как он продвигается в глубь Дункейра, к Альварену.

— Я надеялся, что к этому времени…

— Время еще есть. До весеннего Совета три месяца. Он успеет вернуться.

Рикард вгляделся в карту.

— Я и не думал, что Дункейр такой большой. Как он надеется отыскать один-единственный меч в столь диких землях?

— Избранный — находчивый человек. Он умудрялся побеждать и в более сложных ситуациях. Вам остается делать то, что в ваших силах, и верить в успех.

— Разумеется, — сказал лорд Рикард, но на лице читались сомнения.

Капитан не могла упрекнуть его в малодушии. Девлин не открыл Рикарду полной правды о поисках меча. Он верил ему, однако молодой тан был слишком горяч и в запале мог разболтать любую тайну. Поэтому вместе с остальными друзьями и сторонниками Избранного лорд Рикард уповал исключительно на свою веру в него. И в его предназначение.

— Вы хотели поговорить со мной? — напомнила капитан.

— Вы были на королевском пиру вчера?

— Нанесла визит вежливости, хоть и не осталась надолго. Видела, что вас усадили за королевский стол.

Каждый год избиралось восемнадцать придворных, которым позволялось обедать с королем и принцессой Рагенильдой. Оказаться в их числе было для Рикарда большой честью и знаком расположения.

— Король был приветлив со мной. Впрочем, полагаю, что причиной приглашения был мой хороший вкус, а не политика.

— Почему? — Рикард говорил загадками, а капитан слишком устала для таких игр.

— После пира я смешался с толпой гостей, и несколько человек пожаловались, что им подали весьма посредственное вино. Я и сам выпил кубок, убедившись, что они правы. На королевском столе подавали мирканское пятилетней выдержки. Хороший был год. А остальным гостям налили плохого вина из Гримштадта.

— Значит, им не понравилось вино. Вряд ли эта весть так важна, чтобы не давать нам отправиться спать?

Капитан любила вино, хотя не считала себя знатоком. Она предпочитала красное мирканское, и все же при случае пила и обыкновенные вина, а не те, что приберегались для королевского двора. Она не видела беды в том, что вино было из Гримштадта. Там тоже делали неплохое вино. Правда, было заметно, что тан Мирки никогда с этим не согласится.

— Каждый год Мирка отправляет свои лучшие вина в Кингсхольм как часть налогов. Эти грузы доставляются по морю до порта Безека, а потом вверх по реке до столицы. Водные пути позволяют сохранить вкус вина, и таким образом до королевского стола доходит самое лучшее.

— А вина из Гримштадта везут сушей? — предположила капитан.

— Именно.

— Но я все равно не вижу, почему это так важно. Может быть, у них просто кончилось мирканское и пришлось заменить его другим. Такое случается.

— Не должно, — возразил лорд Рикард. Судя по серьезному выражению лица, речь шла о большем, нежели о неудачном выборе королевского управляющего. — Я допросил слуг, и они заверяли, что вино из Мирки. А это не так. И означает лишь одно — королевские кладовые пустеют.

— Этой зимой в Кингсхольме куда больше придворных, чем прошлой. Может быть, они исчерпали королевские запасы. И кладовые.

— Или последние поставки вина так и не прибыли? Пираты наносят куда больший ущерб, чем кажется большинству. В кладовых кончается не только мирканское вино. На корабли, везущие дань из других прибрежных провинций, тоже нападали и захватили золото и прочие товары. Если ситуация не улучшится, королю придется обратиться к ростовщикам, чтобы расплатиться с армией.

— До этого может не дойти. Налоги из внутренних провинций доходят до столицы.

— Да, и это не совпадение, что именно к их правителям сейчас благоволит король, — заметил лорд Рикард.

— Что вы будете делать?

— Наблюдать. Выяснять, чего еще не хватает в королевских кладовых. И вас прошу делать то же. Попытайтесь узнать, не придерживают ли купцы товары.

— Благодарю за предупреждение.

В Кингсхольме и раньше случалась нехватка товаров. На теле капитана сохранились шрамы после сахарных бунтов, когда озверевшие толпы нападали на купцов, которых подозревали в укрывательстве товара, дабы взвинтить цены. Драккен понадеялась, что дела не так плохи, как опасается лорд Рикард. Джорску надо готовиться к войне, скоро потребуется отражать нападение внешнего противника. Народные волнения сыграли бы на руку их врагам.

— Что ж, оставлю вас вкушать столь заслуженный отдых, — проговорил лорд Рикард. — Желаю, чтобы новый год принес вам мир и процветание.

— Да принесет он мир и процветание нам всем, — ответила, как положено, капитан, одновременно подумав, что в этом году такие пожелания вряд ли сбудутся. Разве что Избранный быстро вернется и сумеет спасти королевство до того, как в нем воцарится хаос.

Слова лорда Рикарда посеяли сомнение в сердце капитана, и очень скоро часть страхов подтвердилась. Под видом проверки Драккен посетила королевскую сокровищницу и обнаружила, что, хотя на полках стояло обычное количество запертых сундуков, большая часть из них при простукивании отдавалась эхом, что не могло не беспокоить. Королевские кладовые тоже оказались значительно пустее, чем следовало в середине зимы.

На рынке купцы жаловались, что мирканского вина не хватает, но они сваливали вину на придворных, которые решили зимовать в столице. Нехватки других товаров не наблюдалось, и цены оставались стабильными, убаюкивая страхи перед народными волнениями. Однако до весны оставалось много месяцев, и за это время могло случиться что угодно.

Капитан отправилась искать Сольвейг, чтобы выяснить, что она знает об этом. Как и лорд Рикард, она была тесно связана со сторонниками Девлина. И у нее было неоспоримое преимущество — бабушка из Сельварата. Ее семья все еще сохраняла связи с этой империей. Поэтому она располагала информацией, скрытой от других.

Через несколько дней после встречи с лордом Рикардом капитан Драккен прошла в старое крыло дворца и начала беседовать с придворными о недавно случившихся мелких кражах. Большинство заявляли, что ничего не знают об этом, но двое радостно выдали подробный список похищенного. Что было очень любопытно, потому что, насколько капитан знала, во дворце не было никаких воров. Это был всего лишь предлог спокойно ходить среди придворных, не вызывая подозрений. И все же она покорно записала все, что ей сказали, и через два часа подобных разговоров пришла к покоям, отведенным Сольвейг.

28
{"b":"4663","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Инстаграм: хочу likes и followers
Неоткрытые миры
Дама сердца
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Ветер Севера. Аларания
После
Сумерки
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!