ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Капитан постучала, и когда Сольвейг открыла дверь, повторила заранее разученную речь.

— Прошу прощения за беспокойство. Я расследую сообщения о том, что в некоторые комнаты этого крыла проник вор и украл несколько ценных вещей. Может быть, вы чего-нибудь недосчитались недавно? Или вокруг бродил кто-то, кому здесь быть не положено?

— У меня нет привычки ежедневно пересчитывать украшения, — ответила Сольвейг. — Если вы войдете, я с радостью проверю, не пропало ли что.

— Вы меня очень обяжете.

Когда капитан вошла, баронесса закрыла за ней дверь.

— Я так понимаю, никакого вора нет? — предположила Сольвейг.

Драккен улыбнулась.

— По крайней мере я о нем ничего не знаю, хотя леди Вендела считает, что потеряла изумрудную брошь, а советник Арнульф заверяет, что лишился нефритовых шахмат и пары украшенных камнями кубков.

— Про шахматы не знаю, зато слышала, что кубки он проиграл своим товарищам.

Ложное обвинение подобного рода было серьезным преступлением, но даже сумей капитан доказать, что советник проиграл кубки и никто их не похищал, он всегда бы мог заявить, что ошибся, поскольку был слишком пьян и ничего не помнил.

— Без сомнения, он надеется, что король возместит его потери, — добавила Сольвейг.

— Тогда он не в курсе, в каком состоянии королевская сокровищница.

— Я вижу, вы поговорили с лордом Рикардом.

— Да. И сама посетила сокровищницу. Все сундуки на месте, и тем не менее больше половины пусты. А что до остальных, я не могу сказать — золото в них, серебро или простая медь.

Капитан от всей души надеялась, что в оставшихся сундуках золото или хотя бы слитки серебра. Только убедиться в этом не было возможности, потому что казначей отчитывался непосредственно королю. Совет мог бы запросить отчет о состоянии сокровищницы, но сейчас он был распущен на зиму и будет собран лишь весной.

— Есть и одна добрая весь. Девлин почти добрался до Альварена. Если ему повезет, скоро он получит меч, — проговорила капитан.

— Обратный путь будет труднее, — вздохнула Сольвейг. — Когда станет известно, что он возвращается, враги попытаются помешать ему добраться до Кингсхольма.

Это возможно, — признала Драккен. — Если как-нибудь выяснить, каким путем он поедет, можно выслать вооруженный эскорт.

Впрочем, поскольку они не знают, какой путь выберет Девлин, то не знают этого и его враги. В небольшом быстро движущемся отряде есть свои преимущества.

— Девлин должен вернуться с мечом. Ничто, кроме этого, не сможет изменить отношения придворных к нему. А ведь только он может убедить короля и Совет усилить охрану границ и вывести армию из внутренних районов.

— Значит, вы считаете, что будет война. И скоро.

— Да.

— Почему? До сих пор наши враги не проявляли себя, довольствуясь мелкими приграничными стычками и ослаблением нас изнутри.

— Это правда. Даже неудавшееся вторжение в Коринт было скорее блефом, нежели настоящей попыткой завоевания.

— Тогда почему они должны напасть сейчас?

— Потому что король назначил Девлина генералом армии. Враги уже увидели, что Избранный занялся укреплением наших рубежей, отправил майора Миккельсона охранять северный берег, а отряды из внутренних провинций — к Нерикаатской границе. Когда он вернется, работа продолжится и королевство станет сильнее. Поэтому самый подходящий момент нанести удар сейчас, пока Девлин не успел усилить охрану границ. Если наш враг планирует попытку завоевания, то нападет на нас весной. В этом я уверена.

А если Избранный не вернется, командование армией окажется в руках недавно назначенного маршала Эрильда Олваррсона. Он же будет делать все то, что скажет король и Совет. И это в случае войны может привести к катастрофе.

— Вы знаете, что граф Магахаран остался в Кингсхольме после роспуска Совета, — сказала Сольвейг. — Он говорит, ему нравится неформальная атмосфера, царящая при дворе в это время, и я несколько раз обедала с ним вдвоем.

И в самом деле многие удивились, что посол Сельварата шил зимовать в Джорске, вместо того чтобы отправиться на родину посовещаться с императором. Правда, между двумя государствами постоянно сновали туда-сюда посланники и граф явно был в курсе того, что творится дома.

— Перед тем как отбыть на родину, граф заверил меня, что Сельварат собирается выполнить договор с нами. Весной они отправят посла к королю с официальным предложением военной помощи, чтобы защитить границы от нападения.

Это и в самом деле были добрые вести. Больше ста лет назад Сельварат и Джорск перестали враждовать и подписали соглашение о взаимопомощи в случае нападения на одну из сторон. До сих пор случая прибегнуть к нему не представлялось — хотя многие ворчали, что Сельварат по меньшей мере должен был принять меры против Нерикаата и наказать эту страну за постоянные набеги на Джорск.

— Сообщил ли он об этом королю?

— Он рассказал мне это по большому секрету. Полагаю, королю дали понять, что такая возможность существует, хотя публичного обсуждения этого вопроса не будет, пока посол не вернется с официальным предложением.

Таковы были дипломатические игры, где честный разговор заменяли намеки и полушепоты. И лучшие мастера по этой части обитали в Сельварате. Интриги джорскианцев казались детским лепетом по сравнению с хитросплетениями придворной жизни империи.

Значит, теперь есть две надежды, связанные с весной. Возвращение Девлина и обещание Сельварата послать на помощь хорошо обученные войска.

Значит, ей остается только следить, чтобы в городе царил мир, пока не прибудет подмога.

XIII

Деревня сгорела несколько дней назад, но запах дыма витал в воздухе, горьковатым привкусом ощущался во рту. Подойдя к бывшему порогу самого большого из четырех домов, Девлин сглотнул комок в горле. Среди развалин он опознал несколько балок, упавших с крыши, и обгоревшую солому, но остальное превратилось в жуткую мешанину. Даже каменные стены изрядно обгорели.

Это был третий день пути после отбытия из Бенгора. Там, во время ночного ритуала у костра в День Поминовения, Девлин встретился лицом к лицу с самым страшным своим кошмаром. И все же ничто не могло подготовить его к тому, с чем пришлось столкнуться здесь. Потому что в тот самый момент, как Хаакон мучил Избранного, последний из местных жителей сгорел заживо.

— Ты достаточно видел? — спросила Ниам. Именно она встретила их на въезде в деревушку. Девлин захотел своими глазами увидеть остатки домов, хотя женщина пыталась убедить его не делать этого.

— Этот дом нарочно подожгли. Огонь уничтожил все, и так было задумано, — заметил воин, невольно удивляясь спокойствию своего голоса. Вообще-то ему хотелось кричать.

— Здесь было два тела возле двери, накрепко заложенной изнутри, однако мы не нашли и следа их ребенка. Может быть, ее тело где-то в другом месте или сгорело дотла, — ответила Ниам.

Девлин невольно задумался, сколько лет было ребенку и поняла ли девочка, что происходит. Скорее всего родители пытались спасти ее, но все же подожгли дом изнутри…

Это был лишь один из череды ужасов, рассказанных бесстрастным, слегка гнусавым голосом Ниам. Услышав про такие кошмары, Стивен побледнел и не стал возражать, когда Девлин предложил ему побыть с лошадьми. Дидрик, который успел насмотреться на всякое за время службы в страже, спокойно выслушал Ниам, потом отправился на поле, где ее муж сооружал курган над телами. Заявив, что собирается предложить свою помощь, лейтенант заодно хотел услышать рассказ супруга Ниам и проверить, совпадает ли он со словами жены.

Девлин решил увидеть развалины собственными глазами поэтому настоял, чтобы Ниам провела его через деревню к пожарищу. Теперь он жалел, что не удовольствовался словами. Потому что сомнений не было — образ пропавшего ребенка и сгоревшего дотла дома будет преследовать его по ночам.

— А что с остальными? — спросил Девлин, указывая на оставшиеся дома.

29
{"b":"4663","o":1}