ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Завтра мы доберемся до Альварена, — сказал Девлин.

— Да, то же самое говорит трактирщица.

— Ты ждешь каких-то проблем? И поэтому велел нам проверить свое снаряжение? — спросил Стивен.

— Это всего лишь предосторожность. Нам надо быть настороже. За долгие годы мой народ научился жить в мире с армией и королевским наместником. Но я не знаю, как они поведут себя, узнав, что среди них Избранный. В лучшем случае ко мне отнесутся как к предателю.

— Или же Дети Инниса попытаются убить тебя, надеясь призвать народ к восстанию, — сухо дополнил Дидрик.

Тоже возможно, хотя Девлин сомневался, что Дети Инниса достаточно организованы, чтобы начать настоящее восстание. С тех пор как Дункейр потерял независимость, такие отряды время от времени появлялись. Обычно они состояли из молодых людей, которые собирались в тавернах и оплакивали былую славу родной страны. И самое большее доходили до мелких пакостей правительству.

Когда же им в головы приходили мысли о насилии, последствия бывали быстрыми и кровавыми. Поэтому равновесие в Альварене сохранялось, и пусть никто не был полностью удовлетворен положением вещей, обе стороны не желали рисковать, представляя последствия войны.

Вряд ли что-нибудь изменилось с тех пор, как он уехал из города.

— Если нам повезет, мы пробудем в Альварене ровно столько, чтобы забрать меч, закупить припасов для путешествия и отправиться обратно в Кингсхольм.

— И ты уверен, что там именно тот меч, что мы ищем, — проговорил Дидрик. Его слова не содержали вопроса.

— Другого быть не может. Меркей знал его так же хорошо, как и я, и сообщил, что мастер Рорик оставил клинок для меня в зале гильдии. Это мое наследство. — От осознания этого Девлина охватывало чувство горечи, которое не смыть вином.

Дидрик задумчиво потер подбородок, а Стивен внимательно изучал напиток в собственном кубке. Ни один из них не желал встречаться взглядом с Избранным, и кто мог винить их в этом? Любому человеку нравится думать, что он сам пробивает себе дорогу в этом мире, однако меч свидетельствовал, что судьба Девлина была предрешена давным-давно.

— Ты говоришь, что твой народ не любит нас. А если они откажутся вернуть меч? Что тогда?

Да, кому, как не Стивену, озвучивать самые тайные страхи Девлина?

— По закону и обычаю он мой. У них нет выбора.

— А вдруг они все же откажутся?

— Я сам заберу его. Силой, если потребуется. Именно поэтому для начала мы отправимся к наместнику. С одной стороны, чтобы вежливо сообщить, что я нахожусь в его землях, с другой — чтобы договориться о военной помощи в случае надобности.

Лорд Коллинар, граф Тирнаха, был королевским наместником Дункейра и командующим расквартированных там войск. Как наместник, он подчинялся непосредственно королю. Как маршал — был подотчетен Девлину, генералу армии. Общение с лордом Коллинаром обещало быть непростым, особенно учитывая происхождение Избранного.

Этот человек правил Дункейром последние двенадцать лет. В самом начале своего наместничества он прославился как жесткий и справедливый человек, выполняющий джорскианские постановления, но воздерживающийся от жестокости. Его немало хвалили за то, что он открыл Новые Земли и предложил их не джорскианским поселенцам, а обделенным кейрийцам. Впрочем, злополучные поселения в итоге стоили наместнику почти всего доброго отношения, заслуженного долгими стараниями.

Девлин знал о лорде Коллинаре только понаслышке. Согласно дворцовым сплетням, консерваторы считали его угрозой себе, а потому сумели изгнать в далекий Дункейр. И одно то, что граф — враг герцога Джерарда, не делало его другом Избранного. Предстоит вынести собственное суждение о Коллинаре, чтобы решить — какую часть правды можно ему открыть.

Девлин покачал головой, стараясь отбросить черные мысли.

— Ты мало рассказал нам об Альварене, — сказал Стивен. — На что похож город? Есть ли там большие дома? Что за народ там живет?

Воин с благодарностью воспринял смену темы и принялся описывать Альварен. Прошло больше трех лет с тех пор, как он в последний раз бродил по улицам города, где родился, и теперь жаждал снова вернуться туда, пусть всего лишь на несколько дней. Отринув дурное настроение, Девлин рассказывал о тех местах, которые некогда хорошо знал. Завтра хватит времени на то, чтобы подумать о насущных проблемах.

XV

— Если бы не почтовый голубь от командующего Уиллемсона, вы бы застали меня врасплох, — сказал лорд Коллинар. — Вам следовало послать весточку, и я бы приготовился к вашему прибытию.

При въезде в Альварен их встретил отряд солдат, которые настоятельно предложили проводить Девлина и его товарищей к королевскому наместнику. Поскольку это совпадало с желаниями воина, он согласился.

Наместник запомнился Избранному как огромный человек, воплощение всего зла, постигшего Дункейр. На самом же деле лорд Коллинар оказался человеком средних лет, немного ниже ростом, чем Девлин. У него было круглое лицо и седеющие волосы, заплетенные в воинскую косу. От долгих лет легкой жизни правитель заметно располнел.

— А какие приготовления вам требовались? — спросил Девлин спокойно, не торопясь садиться, так что и лорду Коллинару пришлось стоять. Это был дешевый трюк, но удобный, если требуется заставить человека почувствовать себя неловко в вашем присутствии.

— По меньшей мере вам приличествует эскорт. Не знаю, о чем думал командующий Уиллемсон…

— Он подчинился приказу. Мне не требовалось сопровождение.

— Сейчас в стране беспокойно, безопасных мест для путешественников из Джорска нет. Такой маленький отряд, как ваш, — прекрасная мишень.

— В отчетах королю вы не упоминали о проблемах.

— Королю докладывают то, что он хочет слышать. Его величеству неинтересно знать о сложностях управления непокорной провинцией, поэтому я не обременяю его своими проблемами.

— Королю рассказывают правду, невзирая на то, приятная она или нет.

Лорд Коллинар внимательно посмотрел на Девлина, словно пытаясь оценить, насколько он серьезен, потом широко улыбнулся.

— И не сомневаюсь, что именно так вы и поступаете. Неудивительно, что Джерард вас ненавидел. Должно быть, вы всех довели до белого каления.

Девлин поборол желание улыбнуться в ответ. Он не хотел чувствовать общность с этим человеком. Ему требовалось от него уважение и готовность к сотрудничеству — и только. Девлин не желал дружить с человеком, символизировавшим порабощение кейрийцев.

— Зима всегда тяжелое время в городе, и я не знаю, как отнесутся к вашему приезду. Если бы вы спросили меня, я бы не посоветовал ехать сюда в это время.

Отчасти он был прав. Когда долгим месяцам зимних дождей и серого неба не видно ни конца ни края, люди делаются более раздражительными, часто вспыхивают ссоры. Но сейчас только середина зимы. Самый тяжелый период впереди. В прошлом народные волнения случались в конце зимы, когда запасы продовольствия подходили к концу или людей мучила лихорадка. А пока Девлин и его друзья должны быть в безопасности. По крайней мере некоторое время.

— Я хорошо знаком с Альвареном. Я прожил здесь большую часть своей жизни, как вам, должно быть, известно.

— Разумеется, мой лорд, — вспыхнул лорд Коллинар.

— А если мое присутствие здесь может создать определенные проблемы, так вам стоило подумать об этом прежде, чем посылать мне навстречу отряд солдат. Я напоминал генерала, торжественно проезжающего по побежденному городу. Конечно, скрыть мой приезд не удалось бы, но лучше придать моему визиту неофициальный характер, нежели связывать его с армейскими делами.

— Я сделал то, что считал нужным, чтобы обеспечить вашу безопасность. И когда вы будете уезжать, я непременно отправлю с вами эскорт.

— Вы сделаете, как я прикажу, иначе окажетесь на дороге, ведущей в Кингсхольм, — заявил Девлин. Он встретился с Коллинаром глазами, пока тот не уступил ему и не отвел взгляд.

Через некоторое время наместник холодно спросил:

33
{"b":"4663","o":1}