ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девлин увидел, что стена немного испорчена — второе имя снизу тщательно убрали, соскребли с поверхности камня, пока на его месте не осталась пустота. Сердце бывшего кузнеца пронзила резкая боль. Он провел пальцами здоровой руки по камню, чувствуя небольшие выбоины там, где некогда красовалось его имя. Боль быстро сменилась яростью. Не из-за оскорбления, а из-за бессмысленности разрушения. Какие выводы могут сделать ученики из того, что нынешние мастера так безответственно относятся к дарованному им наследию, к своей профессии. Что бы ни сделал с тех пор бывший кузнец, некогда его нарекли Великим мастером. Как бы ни старались эти глупцы, они не в силах отнять у Девлина прошлое.

Не могут они и забыть о том, кем он стал теперь. Вежливое покашливание Дидрика вернуло Избранного к реальности. Повернувшись спиной к испорченной стене, он двинулся к арке напротив входа, ведущей в главный зал.

Здесь ничего не изменилось. У входа за столами трудились над архивами гильдии писцы. Центр зала оставался пустым. Там проводились собрания. По краям можно было видеть постаменты и стеллажи, на которых красовались лучшие творения мастеров гильдии. На третьем слева некогда выставили эмалированный светильник, сделанный Девлином еще в бытность подмастерьем, но Избранный прекрасно понимал, что изделие давно убрано с почетного места. Интересно, что с ним сделали? Уничтожили? Продали? Спрятали подальше?

Главу гильдии и его друзей чаще всего можно было найти в нише в задней части комнаты. Вообще-то у мастера Джарлата был кабинет на втором этаже, но в свои преклонные годы он не любил карабкаться по ступеням. А в кузницу глава гильдии заходил еще реже. И ученика у него не было вот уже двенадцать лет. Однако это не мешало Джарлату править гильдией железной рукой.

Из ниши доносился смех, оборвавшийся, когда шаги Девлина зазвучали по каменному полу. Зал показался бывшему кузнецу огромным. Взгляды всех присутствующих устремились на него. Такого чувства он не испытывал со дня принятия в ученики.

Девлин остановился в полудюжине шагов от главы гильдии.

— Великий мастер Джарлат, — сказал он, приветствуя его на родном языке и слегка кланяясь, как положено равным. С джорскианской точки зрения Избранный оказывал простому ремесленнику большую честь. Но с точки зрения того, кто некогда был членом гильдии, подобный поклон можно было расценить как оскорбление.

По сузившимся глазам Джарлата Девлин понял, что тот воспринял жест именно так.

— Что привело тебя в мой зал? — спросил глава гильдии на торговом наречии, будто Девлин был иностранцем. Он и не подумал подняться навстречу гостю и не назвал ни одного из своих титулов.

— Я пришел за наследством, переданным вам на хранение мастером Рориком до моего возвращения, — ответил воин. Он, как и Джарлат, заговорил на торговом наречии.

Раздался женский смех, и Девлин узнал оружейницу Амалию. На ее правой руке красовалось серебряное кольцо, показывающее, что она наконец-то добилась звания мастера — хотя до Великого мастера ей было далеко, как до звезд: не хватало таланта.

— Ты потерял все связи с гильдией много лет назад, когда отрекся от ремесла. Здесь тебя ничего не ждет, — заявила она. Злорадство в голосе удивило Девлина. Ведь насколько Избранный помнил, он не сделал Амалии ничего дурного. Наверное, ее злит, что он умел творить то, что ей и не снилось, и все равно отвернулся от почестей, о которых она могла лишь мечтать.

— Неужели теперь глава гильдии Амалия? — спросил воин. — Мне разговаривать с ней?

— Глава гильдии — я, — отозвался Джарлат.

— Тогда сделайте, что должно. Отправьте одного из ваших прислужников принести то, что принадлежит мне, я уйду и более вас не потревожу.

— От тебя всегда были одни неприятности. И зачем знаменитому предателю понадобились побрякушки, оставленные в наследство Рориком?

Дидрик слегка зашипел, услышав слово "предатель". Раздался негромкий лязг. Девлину не требовалось оборачиваться, чтобы понять — лейтенант проверил, легко ли ходит меч в ножнах, чтобы в случае необходимости его можно было обнажить в одно мгновение.

— Довольно.

Избранный не хотел терпеть подначки Джарлата и тем более усмирять гнев Дидрика из-за нападок на его командира. Пора положить конец подобным глупостям.

Девлин расставил ноги пошире и заложил руки за пояс с мечом.

— Джарлат, Великий мастер, глава гильдии кузнецов, супруг многими оплаканной Лейлы из Ясноводья, во имя Эгида и в присутствии свидетелей я взываю к вашей чести и данному слову. Передайте то, что по праву принадлежит мне, или носите имя нарушителя клятвы до конца своих дней.

Воцарилась тишина, и Девлин уже начал опасаться, что придется прибегнуть к помощи солдат. Потом Джарлат подал знак, и к нему подбежал ученик, стоявший у огня.

— Катан, в хранилище, где мы держим медные бруски, лежит нужный мне ящик. Он длинный и узкий, а на крышке написано имя Рорик. Принеси его.

Ученик выбежал в дверь в конце зала и устремился вниз по лестнице к подвальному хранилищу. Девлин продолжал стоять неподвижно, устремив взгляд на стену над головой Джарлата. Усилием воли он сохранял на лице выражение полного равнодушия, хотя внутри у него все кипело от возбуждения, смешанного со страхом. Он потратил два месяца и преодолел две сотни лиг, чтобы добраться сюда. Через несколько минут он снова увидит Сияющий Меч, предмет, который Избранный одновременно жаждал и боялся обрести.

Пальцы правой руки задрожали, и он взялся за рукоять меча, чтобы скрыть это. Ученик не слишком торопился, но в конце концов вернулся, неся в руках ящик почти с него ростом. Бросив взгляд на мастера Джарлата и получив подтверждение, он приблизился к Девлину и передал ему ценный груз.

Это оказался обыкновенный ящик, сделанный из гладких дубовых досок с медными петлями, запечатанный красным воском. На крышке было начертано имя Рорика, а ниже другой рукой приписано "Девлин". Видимо, ящик тщательно хранили, поскольку на крышке не было и следов пыли.

— Удовлетворен? — спросил мастер Джарлат.

— Почти.

Девлин повернулся к Дидрику, тот вытянул руки и принял в них ящик. Вытащив из-за пояса кинжал, воин вскрыл восковую печать. Та легко сломалась, под ней оказались следы воска другого цвета. Сунув кинжал в ножны, Избранный глубоко вздохнул. Бросив взгляд на лицо лейтенанта, он увидел на лице друга то же нетерпение.

Стивен разозлится, что пропустил такой момент, понял Девлин, невольно улыбаясь. Потом он открыл замочек и поднял крышку.

Избранный недоуменно моргнул, не веря своим глазам. В его мозгу зазвучал торжествующий хохот — Хаакон напомнил о себе.

— Мой лорд? Девлин? — встревоженно позвал его Дидрик, и воин понял, что приоткрытая крышка мешает тому увидеть, что внутри.

Девлин вытащил перевязанный свиток и закрыл ящик. Понадобилось две минуты, чтобы развязать тесемку, стянувшую пергамент, — пальцы неожиданно отказывались слушаться.

— Дети Инниса шлют свое приветствие, — шепнул он Дидрику, потом повернулся к Джарлату: — Вы не исполнили свой долг. Вверенный вам меч был украден.

XVI

— Твой друг Меркей нас предал, — спокойно сказал Дидрик, но в его темных глазах явно читалось сочувствие.

"Меркей предал, — откликнулся голос в голове. — Смотри, друзья уже обернулись против тебя".

— Нет, — резко ответил Девлин, взмахнув рукой, чтобы подчеркнуть свое несогласие. Он ходил туда-сюда по комнате, разворачиваясь на пятках, добираясь до окна.

Они сидели в частной приемной губернатора, которую временно занял Девлин. Время перевалило за полночь, но воину не хотелось ложиться. Он понимал, что все равно не уснет.

Стивен свернулся клубком на диване, поджав под себя ноги в чулках. Дидрик присел на край губернаторского стола, поскольку так он оказывался на уровне глаз Девлина. Что же касается Избранного, он не мог ни сидеть, ни стоять. Рассудок его пребывал в смятении и не давал покоя телу. Он пытался осознать, что случилось, и выработать план дальнейших действий.

35
{"b":"4663","o":1}