ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что случилось? — спросил Девлин. Ему ответил Коллинар:

— Капрал Аннасдаттер не вернулась сегодня вечером. Подобное случается, но только не с таким обязательным человеком, как она. Я отправил патруль обшарить таверны и попросил дружинников поискать ее.

— Мы обнаружили ее тело совсем недавно, на улице неподалеку от гильдии кузнецов. Шнур, которым ее задушили, оставался у нее на шее, а на лбу вырезали знак птицы, — проговорил Микал.

— Птица, — растерянно повторил Девлин. Он потер затылок здоровой рукой, пытаясь заставить свои сонные мозги заработать.

— В форме ястреба. Багрового ястреба.

Слушая неестественно ровный голос Микала, Девлин лихорадочно обдумывал сложившуюся ситуацию и пришел к очевидному выводу. Его народ использовал знаки в форме птиц довольно часто, но всегда как часть чего-то. Одинокая птица может иметь только одно истолкование.

— Вы явно знаете, о чем идет речь, — заметил лорд Коллинар.

— Да, — ответил Девлин.

Он вспомнил капрала Аннасдаттер. Они встретились два дня назад, когда она возглавила отряд, сопровождавший его к кузнецам. Тогда Девлин счел ее почти ребенком, слишком молодой для такого звания. И старше ей уже не стать.

По его спине пробежал холодок, и воин присел на скамью поближе к камину. Девлин удивился, когда это слуги успели так ярко разжечь огонь. Неужели он так долго не откликался? Или они поддерживают его всю ночь, чтобы в комнате оставалось тепло на случай поздних посетителей?

Продолжая удивляться, он осознал бессмысленность подобного хода мыслей. Не важно, яркие языки пламени перед ним или угли. Никакому жару не растопить лед, сковавший душу Избранного — еще одного человека убили из-за него, хотя он и не напрямую виноват в этой смерти.

"Несущий смерть", — прошептал голос в разуме, и Девлин не мог не согласиться с ним.

— Избранный? — окликнул его лорд Коллинар. Воин неожиданно пришел в себя и увидел, что друзья заняли свои места и ждут его объяснений.

— В наших самых старых преданиях багровый ястреб — это дух-хранитель, который привел наших предков в эти горы. Согласно легенде, он вернется, чтобы помочь нам в тяжелый час. Последние сказания говорят, что возвращение багрового ястреба будет означать конец владычества джорскианцев, — объяснил Девлин.

— Раньше Дети Инниса не использовали этот символ, и его появление означает смену главарей бунтовщиков. Почему же они избрали своей жертвой капрала? — спросил Микал.

— Она возглавляла отряд, приписанный ко мне, и занималась обыском гильдии кузнецов, — ответил Девлин.

Еще одна смерть на его совести. Аннасдаттер выбрали не случайно. Она не просто представитель армии, а человек, напрямую связанный с Избранным. Дети Инниса хотят показать, что их надо воспринимать всерьез.

Но убьют они одного солдата или сто, не имеет значения. Им все равно не получить желаемого. А переговоры начать не удастся, поскольку с ними никак не свяжешься.

— Мои люди допросили всех, кого только смогли, однако никто не видел ни убийства капрала, ни того, кто кинул там тело, — продолжил Микал. — Я очень сомневаюсь, что нам удастся найти убийц. Мы даже не знаем, связаны ли они с похитителями меча.

— Не знаем, — кивнул лорд Коллинар. — Хотя и оставить это так мы не можем. Заложники будут взяты утром.

— Заложники? — удивился Девлин.

— Трое заложников, захваченных наугад в городе, — пояснил наместник. — Мы возьмем их на рассвете, и тогда настоящие убийцы смогут освободить их, признавшись. Если они не сдадутся, на следующий день заложников казнят.

— Нет, — проговорил Девлин. Он понимал ярость Коллинара. Капрал Аннасдаттер была его человеком. За ее смерть следует мстить. Только казнь невиновных нельзя назвать правосудием, это убийство.

— Нет? — повторил наместник. — Неужели я должен позволить хаосу воцариться в городе? У меня и без того проблем хватает. Лишь за последнюю неделю я получил полдюжины сообщений о новых очагах зернового безумия, включая первое известие с юга. Нам придется заменить зараженное зерно из городских запасов, которые истощаются, да только если мы заставим людей голодать, они могут взбунтоваться. А ваше присутствие всколыхнуло все обиды за последние пятьдесят лет. Надо очень немного, чтобы подтолкнуть людей к насилию. Именно сейчас нам нельзя казаться слабыми.

— И без того нас выставили дураками, похитив меч из-под носа, — вмешался Микал. — Поиски в городе настроили против тебя простой народ. Если не начать действовать, будут новые жертвы.

— А вы можете гарантировать, что ценой трех невинных жизней удастся восстановить мир? — Девлин ушам своим не верил — глава городской дружины выступил в поддержку плана Коллинара.

— Таков закон. Когда убивают одного из их людей, за него берут троих наших.

Может быть, это и закон, но на памяти Девлина он не действовал. Его перестали применять давно, по прошествии первых лет после завоевания. Тогда, измученные годами кровавых войн, кейрийцы начали жить в шатком мире с захватчиками.

— Если такой закон и есть, то он неправильный. Несправедливый.

— Отлично, — бросил Коллинар, вскидывая руки. — Тогда скажите, как вы собираетесь удержать в руках этот город? Первый раз они испытали нас, похитив меч. Затем убили Аннасдаттер. Следующим шагом могут оказаться вооруженные стычки на улицах, в которых погибнут десятки невиновных. Будет ли это справедливо?

Девлин заскрежетал зубами в бессилии, потому что понимал — Коллинар прав. Показаться нерешительным или слабым означает допустить продолжение насилия. Обязанность Избранного — сохранять мир и следить за исполнением закона. Никогда прежде он не испытывал подобной ненависти к своему долгу.

— Ну хорошо, берите заложников. Впрочем, я не успокоюсь, пока мы не найдем меч и не свершим правосудие над настоящими убийцами.

— Тогда будем надеяться, что они сами сдадутся. Только трусы могут позволить другим умереть вместо них, — ответил лорд Коллинар.

— Разумеется, — проговорил Девлин, чувствуя сердцем, что все будет не так просто. Бунтовщики вполне могут решить, что трое невинных жизней — недорогая цена, если она поможет восстановить простой народ Альварена против захватчиков. И тогда последуют новые убийства, а круг насилия и возмездия за него замкнется, причем ни одна сторона не задумается о гибнущих людях.

На следующее утро в заложники взяли двух мужчин и женщину. Как Девлин и опасался, никто не пожелал занять их место, и на следующее утро схваченных казнили. Воин понимал, что его присутствие только возбудит толпу, поэтому в качестве своего представителя отправил Дидрика. По словам лейтенанта, люди проклинали Избранного и наместника Коллинара, а не винили бунтовщиков. Тревожный знак.

Девлин отпустил Дидрика и пошел в кабинет наместника, приказав его не беспокоить. Длинный стол был покрыт грудами свитков, содержащими записи городской дружины за последние семь лет. Лейтенант и люди Микала уже один раз просмотрели их, но теперь Девлин решил лично изучить все подборки, надеясь отыскать хоть какую-нибудь подсказку. Не могли же новые Дети Инниса возникнуть из ниоткуда. Дружинники должны были заметить их деятельность, может быть, даже записать о каком-нибудь хулиганстве или странном происшествии, и подобные сведения можно найти в этих архивах.

Больше никто не мог справиться с этой задачей. Вряд ли сами дружинники отыщут здесь то, что не заметили раньше, а Дидрик слишком плохо знает кейрийцев, чтобы понимать, что важно, а что нет. Поэтому Девлин просматривал отчеты ночных дежурств, списки задержанных за пьянство, публичные потасовки, мелкое воровство или убийство. Глаза начало жечь от усталости, а он все не видел никаких зацепок. Просто повседневная жизнь, изложенная сухим официальным языком. Встретилось упоминание убийства джорскианского торговца, но виновата была его любовница. Дружинники арестовали ее, когда она еще не успела смыть кровь с рук. Вряд ли она убила торговца в знак поддержки бунтовщиков, однако Девлин все равно решил допросить ее семью.

41
{"b":"4663","o":1}