ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вглядываясь в строчки, написанные выцветшими чернилами, воин все чаще обращался мыслями к заложникам, казненным сегодня утром. Теперь, когда было слишком поздно, он жалел, что не присутствовал при их смерти. Неправильно, что он не знает их имен и лиц. Ведь в некотором роде они тоже умерли из-за него. Умерли, потому что Избранный явился в их город.

"Их семьи проклинают твое имя".

Девлин оторвался от свитков и увидел напротив себя темную фигуру. Он разглядел только смутные контуры, лицо без черт, на котором ярко горели глаза.

Он прикрыл веки и потряс головой. Фигура и не подумала исчезнуть.

— Несущий смерть. — На сей раз воин услышал голос ушами, а не разумом. — Я рад тому, как ты распорядился моим даром. Молодой капрал чудесное добавление в ряды моих подданных, и трое последовавших за ней не хуже.

Девлин поежился. Казалось, присутствие Хаакона выдуло из комнаты остатки тепла. Воин сглотнул комок, вставший в горле, пытаясь победить страх, оставаться спокойным.

— Я найду убийц капрала Аннасдаттер и накажу их. — Девлин был горд, что голос у него не дрогнул, хотя ясно, что показным спокойствием Бога не обмануть.

— Капрал — только первая жертва. Помнишь мое обещание? Ты принесешь смерть всем, кто вокруг тебя. Даже те, кого ты зовешь друзьями, в опасности, потому что они предадут тебя и придется их убить.

— Нет. — Девлин резко поднялся со стула. — Мои друзья останутся верны мне.

Хаакон злобно рассмеялся.

— Они уже считают тебя наполовину безумцем. Что бы они сказали, увидев тебя сейчас, когда ты разговариваешь с тенью, которой никто больше не замечает? Попытались бы запереть тебя. Разумеется, ради твоего блага.

У Девлина екнуло сердце. Со свойственной ему жестокостью Хаакон озвучил его главный страх.

Стивен и Дидрик давно подозревают, что с их другом творится неладное. Он слышал, как они перешептываются, украдкой поглядывая на него. Требуется совсем немного, чтобы убедить их в безумии. И тогда они начнут действовать. Но Заклятие не позволит Избранному отказаться от исполнения долга. Ему придется сопротивляться, обнажить оружие. Тогда пророчество Хаакона вполне может исполниться — Девлин убьет своих товарищей.

Или, если им удастся совладать с Избранным, судьба его будет не лучше. Не важно, запрут ли его здесь под наблюдением лекарей или отправят в Джорск под охраной. Что бы они ни сделали, добьются только исполнения того, что опасаются. Если Девлин не сможет исполнить свой долг, Заклятие сведет его с ума.

— Если я окажусь в заключении, то ты лишишься своей игрушки, — заявил воин.

— Твоих страданий с лихвой хватит, чтобы искупить мою потерю, — ответил Хаакон. — И не стоит недооценивать себя. Одного твоего присутствия здесь, в здравом рассудке или нет, хватит, чтобы весь город вспыхнул.

В словах Бога смерти было немало правды. Глава Микал и наместник Коллинар оба предупреждали Девлина о том же. Чем дольше длятся поиски меча, тем сильнее разгораются народные волнения. Круг насилия начался с убийства Аннасдаттер и будет продолжаться и продолжаться, остановить его станет невозможно.

— Чего же ты хочешь? — закричал Девлин.

— Смерти, — ответил Хаакон и с этими словами медленно растаял в воздухе, оставив Избранного в одиночестве.

— Господин? — раздался голос служанки. Воин обернулся и увидел, что она стоит у открытой двери кабинета.

— Вы что-то хотели? — спросила она.

Интересно, давно ли служанка стоит здесь, глядя, как он беседует с пустым воздухом? Или она пришла только на его крик?

Не имеет значения. Ничто не имеет значения. Он повернулся спиной к столу и бесполезным архивам.

— Эля.

Женщина покачала головой и прикусила губу, явно боясь не угодить ему.

Для своих мы держим безалкогольный эль, а наместник не пьет его. Зато вина у нас много — и красного, и цвета соломы.

— Тогда принеси вина. Красного, из Мирки. — Оно всегда напоминало ему кровь. В самый раз для такого человека, как он. — Принеси его в мои комнаты, — велел Девлин. — И на сей раз передай всем, что если я говорю "не беспокоить", значит, беспокоить меня не надо. Ни под каким предлогом.

— Конечно, мой лорд, — проговорила служанка, пугливо присев в реверансе. Она явно торопилась поскорее убежать.

На следующее утро Девлин проснулся с дико болящей головой и дурным привкусом во рту. Сев, он понял, что дело плохо. Комната качнулась перед глазами, и к горлу подступила тошнота. Воин едва успел добежать до тазика, прежде чем его вывернуло. Темная желчь красноречиво говорила, что он слишком много выпил на пустой желудок. Через некоторое время спазмы прекратились, и страдалец смог поднять голову.

На сей раз комната осталась на месте, хотя в висках продолжало стучать. Налив воды из кувшина, Девлин прополоскал рот, чтобы избавиться от мерзостного вкуса, потом умылся, смывая с себя сонную одурь.

Он был поражен собственной глупостью. Как же можно напиваться до беспамятства? А если бы он понадобился посреди ночи? Что бы подумали остальные, когда, отправившись искать Избранного, обнаружили бы в этой комнате хмельное чудовище?

И не имеет значения, что мрачные предсказания Хаакона довели его до полного отчаяния. Без толку искать ответы в вине. Пора перестать совершать эту ошибку. В прошлый раз, набравшись до такого же состояния, он решил стать Избранным. Повезло, что прошлой ночью он не совершил похожей глупости.

И только когда вода стала серой, он заметил, какие грязные руки. Их покрывали черные пятна. Большую часть удалось смыть, но оставался вопрос, что произошло с ним в темные, выпавшие из памяти часы. Девлин, как ни старался, не смог припомнить, что делал с тех пор, как начал вторую бутылку красного мирканского. Неужели он опустился настолько низко чтобы добираться до кровати ползком? Оглядев комнату, страдалец заметил валяющийся на полу серый дорожный плащ. Судя по запаху, рукава были измазаны золой.

В комнате было холодно, огонь в камине погас. Девлин был слишком пьян, чтобы поддерживать его, а слуги, как он приказывал, не смели сюда заходить. Может быть, он попытался разжечь очаг, а когда это не удалось, завернулся в плащ, чтобы не мерзнуть. Хорошо хоть не поджег себя.

В дверь негромко постучали. На пороге показался слуга с кружкой горячей кавы и миской овсянки на подносе. Классический завтрак, но от одного запаха Девлина снова начало тошнить.

— Нет, — поспешно проговорил он, отступая назад.

— Мой лорд, вы не кушали с остальными, поэтому менестрель попросил меня…

— Спасибо, не сегодня, — прервал его Девлин, отодвигая рукой внушающий отвращение завтрак. — Проснулись ли лорд Коллинар и мои товарищи?

— Да, и уже поели. С ними глава Микал, и они ожидают вашего прихода.

Девлин поморщился. Значит, он еще и проспал…

— Я встречусь с ними в кабинете наместника. И пусть принесут сладкий чай.

— Да, мой лорд, — кивнул слуга.

Вскоре воин оделся и присоединился к остальным. Было не так поздно, как он опасался, прошло всего лишь полчаса со времени назначенной встречи. Друзья были слишком вежливы, чтобы упрекнуть его за опоздание, хотя лорд Коллинар посмотрел на Избранного неодобрительно, пожелав доброго утра. Сев за стол, Девлин задумался, кто же привел в порядок отчеты, которые он оставил вчера в полном небрежении?

Он заметил, что Стивен сел на то самое место, где вчера появился Хаакон, и сделал еще глоток, чтобы скрыть, насколько ему стало не по себе.

— Наместник Коллинар, есть ли у нас какие-нибудь хорошие новости?

— Нет, — ответил тот. — Наши информаторы утверждают, что ничего не знают о случившемся. Я думал, не назначить ли награду…

— А я говорю, что это глупо, — перебил Микал.

— Чем это навредит? Среди этих подонков наверняка найдется желающий продать свою честь за деньги. И он сможет привести нас к убийцам Аннасдаттер. Или вы не хотите, чтобы их нашли?

Глава Микал сжал руки, лежащие на столе, наклонился вперед и спросил:

42
{"b":"4663","o":1}