ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Или же он пугается теней. И везде видит заговоры. В этом виновно это странное место и здешний народ. Чем скорее они отыщут меч и смогут уехать, тем лучше. Для всех.

Расставшись с Ранвиггой, он не мог избавиться от беспокойства, поэтому отправился искать лорда Коллинара. Он знал, что капрал будет делать собственный доклад командующему, и хотел встретиться с ним до того, как она успеет повлиять на него.

Наместника не оказалось в кабинете. Его помощник предположил, что тот может обедать в офицерской столовой. Дидрик удивился тому, что уже середина дня, но, отыскав столовую, не обнаружил там Коллинара. Офицеры, полные желания помочь, указали на тренировочные площадки, однако и там лорда не было. Молодой капрал предложил поискать в оружейной, что означало, что придется пересечь всю крепость и подняться в северную башню. Выражение лица капрала смутило Дидрика, и, добравшись до оружейной, он понял, что подозрения его подтвердились, потому что сержант, охраняющий башню, сильно удивился предположению, что лорд Коллинар мог прийти сюда.

Значит, его решили разыграть. Несомненно, армейские офицеры смеются у него за спиной над тем, как легко удалось обмануть одного из кингсхольмских стражей. Лейтенант был зол на себя за то, что попался на их уловки, и полон отвращения к тем, кто называет себя военными и при этом разыгрывает детские шутки.

Интересно, так ли бы они играли, если бы знали, какова ставка? Неужели им безразлично, что Избранного едва не убили в их городе?

У Дидрика была прекрасная память на лица, как и у большинства стражей. Ему хотелось отыскать шутников и объяснить им при помощи кулаков, как они не правы. Но времени и без того мало, не стоит тратить его на личные обиды. Может, солдаты и легко забывают о своих обязанностях, да он-то помнит.

Вернувшись в кабинет лорда Коллинара, Дидрик совсем не удивился, застав там наместника, сидящего за столом и доедающего обед с подноса.

— Лейтенант Дидрик, я надеялся поговорить с вами перед вашим уходом.

— Я тоже, — проговорил тот, устремляя взгляд на помощника Коллинара. — Странно, что вас никак не удавалось отыскать. Хотя некоторые офицеры поспешно направляли меня туда, где вас не было.

Помощник покраснел и потянул себя за ворот.

— Ну… Я…

— По вашим словам, офицерская столовая располагалась на два этажа ниже, чем на самом деле. Впрочем, не могу не восхититься истинной изобретательностью вашего товарища, который направил меня от конюшен через всю крепость в оружейную.

Коллинар откинулся на спинку стула, и под его взглядом помощник словно бы сжался.

— Это была ошибка, — пробормотал капрал.

— Ошибка, — повторил наместник. — Должно быть, для начала настоящей ошибкой было назначить тебя на такой ответственный пост.

Он дал возможность капралу осознать последние слова, потом отпустил его.

— Оставь нас. Можешь провести свободное время, размышляя, почему я не должен отправлять тебя патрулировать границы.

— Да, сэр. — Капрал отдал честь и вышел. Чувствуя себя неожиданно усталым, Дидрик опустился на ближайший к огню стул.

— Прошу прощения за доставленные неудобства, — проговорил лорд Коллинар. — Все виновные будут наказаны, уверяю вас. Я лично прослежу за этим.

— Другие вещи тревожат меня куда больше.

Он уже обратил внимание наместника на отсутствие дисциплины в его войсках, теперь самое время заговорить о главном.

— Допрос заключенной прошел не очень хорошо. Она уже начинала отвечать на мои вопросы, но тут вмешалась капрал Ранвигга, нарушив мои инструкции.

Лорд Коллинар взял перо в правую руку и принялся вертеть его, словно что-то очень интересное.

— Капрал Ранвигга — преданный офицер. Она успешно проводила допросы мятежников и раньше.

— А на сей раз все испортила. Я не солдат гарнизона, а начальник Кингсхольмской стражи с огромным опытом допроса арестованных. Еще новичком я видел больше заключенных, чем Ранвигга увидит за целую жизнь службы в оккупационной армии.

— Вытаскивание информации из карманника сильно отличается от допроса фанатика.

— На мою долю выпало достаточно закоренелых преступников. И убийц-неудачников тоже. Вчера Ранвигге был предоставлен шанс, однако она ничего не смогла выяснить. Сегодня дело пошло на лад, и тут она вмешалась. В чем дело — в злонамеренности или глупости, — мне сложно определить, и ничто из подобных чувств мы не можем себе позволить.

— И что вы выяснили?

— Имя. — Невеликий результат для нескольких дней допросов.

Руки Коллинара замерли, и он положил перо на стол.

— Да, это Муиреанн из Таннерсли, по профессии торговка овощами.

— Вы знали ее имя и скрыли его от меня?

— Спокойно. — Коллинар понял правую руку ладонью вперед. — Дружинники опознали ее только сегодня утром. Когда вы приходили ко мне ранее, я все еще беседовал с Тобиасом, заместителем главы Микала. Видимо, эта женщина прибыла в город за несколько недель до покушения. Она жила у далекого родственника, который отрицает, что слышал о ее замысле. Наша узница обитала там же, где мать одного из дружинников, и благодаря этому арестованную удалось опознать.

— А остальных жителей этого дома тоже допрашивают?

— Этим занимаются дружинники, — сказал Коллинар. — Судя по тому, что я слышал, она держалась в стороне от всех, и никаких подозрительных гостей у нее не было. Если эта женщина и связывалась с другими мятежниками, то делала это где-то в городе.

Итак, круг замкнулся. Без сотрудничества Муиреанн они ни на шаг не продвинутся в поиске Детей Инниса.

— Я хочу, чтобы заключенной занимался кто-нибудь другой, не Ранвигга, — сказал Дидрик. Он слишком устал, чтобы сформулировать свою просьбу повежливее. Формально Коллинар был выше его по званию. Он был благородного происхождения, наместник провинции и маршал войск. Но лейтенант был помощником Избранного, который во время исполнения долга стоял выше всех в королевстве, исключая короля Олафура. И Дидрик хотел добиться исполнения именно желаний Девлина.

— Вы вините ее в неудачном допросе с утра, — сказал лорд Коллинар.

— Да. А также за синяки на лице заключенной и то, с каким трудом она движется. Избранный давал ясные приказы относительно того, как надо обращаться с арестованной, и нам необходимо строгое повиновение.

Коллинар кивнул.

— Разумеется. Я назначу самого доверенного офицера ответственным за безопасность заключенной и более убедительно донесу до него мои приказы.

Дидрик умудрился выдавить из себя слова благодарности.

Коллинар некоторое время пристально изучал его, потом глянул в сторону и снова обратился к лейтенанту:

— Должно быть, это непросто для вас.

Помощник Избранного хмыкнул.

— Имея такой опыт, — продолжил наместник, — трудно служить человеку, который не обучен искусству войны. Тому, кто не видел всего, что довелось встретить на пути нам. Тому, кто может быть слишком мягким, чтобы сделать правильный выбор. — Лорд Коллинар помолчал. — Уверен, что, будь во главе расследования только вы, вам не пришло бы в голову отказаться от всех способов получения информации от пленника.

Отчасти Дидрик был согласен с наместником. Соглашалась та же самая его сторона, которая хотела задушить арестованную голыми руками за то, что та посмела напасть на его друга. Хотя когда он успокоился, то обдумал все заново. Пытка запрещена законом, и не без причины. Очень сложно отделить правду от лжи, потому что подвергнутые пытке часто готовы сказать все что угодно, лишь бы удовлетворить желания своих мучителей.

— Я бы многое сделал по-другому, — проговорил Дидрик. — Без сомнения, именно поэтому я все еще лейтенант Кингсхольмской стражи, а Девлин тот, кого Боги призвали к себе на службу.

— Понятно, — слабо улыбнулся Коллинар.

Интересно, наместник хотел проверить его верность Избранному? Или, может быть, его интеллект, ведь только дурак будет сомневаться в том, кому служит.

Или, что куда хуже, лорд в самом деле пытался переманить Дидрика на свою сторону, завоевать его расположение? Он решил, что за Коллинаром надо присматривать.

54
{"b":"4663","o":1}