ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Венец многобрачия
Левиафан
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Быстро вращается планета
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Соль
A
A

— Если вы не хотите признать мой долг перед вами, то я предлагаю дружбу. Хотя и предупреждаю, что в Дункейре немного тех, кто открыто принял бы такой дар от Избранного.

— Друзей мало не бывает, — заметила Исмения.

— Вам удалось узнать что-нибудь о чародее во время ритуала? Где он или, может быть, даже имя? — спросил Дидрик.

— Нет. Я только почувствовала, что он очень далеко, вот и все.

— А насколько далеко? В низинах? Кингсхольме? В Нерикаате? — вступил Девлин.

— Далеко, — повторила Исмения. — Он не из тех земель, что некогда принадлежали кейрийцам. Я почуяла огромное расстояние, однако я не знаю других царств, поэтому не могу сказать, где это.

Значит, враг снова избег сетей.

— Я поняла лишь, что он очень могуществен, раз сумел установить связь на таком огромном расстоянии и поддерживал ее. И как друг, хочу предупредить тебя. Если ты окажешься с этим колдуном лицом к лицу, тебе будет грозить страшная опасность.

— Я запомню твои слова, — выговорил Девлин, хотя не представлял, как можно скрыться от безликого и безымянного противника.

— А что ты будешь делать теперь? — спросила она.

— Сделаю то, ради чего приехал сюда. Верну меч Избранного.

XXIV

Вернувшись из рощи, Девлин впервые за долгие недели насладился сном. Он проснулся на рассвете и, несмотря на жалкие несколько часов отдыха, почувствовал прилив сил, поскольку точно понимал, что ему надо делать.

Все это время у него была возможность найти Детей Инниса. Такая очевидная, что странно, как он раньше ее не заметил. Видимо, оттого, что разум Девлина разрывался между Заклятием Уз и шепотом голоса, который Избранный принимал за Бога смерти. Теперь, незамутненным рассудком, воин видел свою ошибку. Он позабыл, кто он. Титул Избранного затмил ему взор, и Девлин предоставил искать меч другим людям.

И не важно, что остальные повторили его ошибку. Даже Дидрик и Стивен, на чьи советы он более всего полагался, считали правильным то, что войска методично обыскивают дома подозреваемых или просят городскую дружину помочь им в розысках Детей Инниса. Будь они по-прежнему в Джорске, подобная тактика была бы совершенно верной.

А вот Девлину не следовало так ошибаться. Ведь он в Дункейре. Более того, он сам происходит из Дункейра, хоть и забыл об этом на некоторое время. Настал момент отринуть слепоту и рассуждать как кейриец.

И следует понять, хватит ли у него сил на то, что предстоит сделать. Невзирая на цену, которую, возможно, придется заплатить.

Поднявшись и торопливо одевшись, Девлин позвал слугу и приказал ему принести свежую каву и позвать лорда Коллинара. Тот возразил было, что лорд еще в постели, но когда Девлин предложил лично разбудить наместника, слуга поспешно вызвался сделать это сам.

Он допивал вторую чашку кавы и обдумывал, не сходить ли за Коллинаром самостоятельно, когда командующий все же появился.

— Что заставило вас так срочно вызвать меня? — спросил наместник. Он еще не оделся, а накинул шелковый халат поверх шерстяной сорочки. Изящество наряда портили поношенные кожаные тапочки. Его лицо опухло от недосыпа.

Девлин поднялся и подошел к столу, на котором стоял поднос с едой. Наполнив пустую чашку кавой, он протянул ее лорду Коллинару.

— Я хочу, чтобы арестованную Муиреанн перевели из вашей тюрьмы к дружинникам.

— Почему? — Лорд Коллинар сделал глоток кавы и решительно отставил чашку в сторону.

— Мы не узнаем ничего нового, если ее будут допрашивать армейские офицеры. Мне нужно, чтобы она находилась в руках городской дружины.

Девлин вернулся к дивану и сел на него, держа чашку обеими руками. Коллинар продолжал стоять.

— Это слишком большой риск. Мы предполагаем, что среди городской дружины могут быть сторонники мятежников. Вдруг кто-нибудь поможет ей сбежать или убьет до того, как она расколется? Глава Микал уже два раза допрашивал ее — и безрезультатно. Он может пробовать столько, сколько хочет, но она останется под охраной у меня.

— Нет.

— Нет? — недоумевающее переспросил Коллинар.

— Арестованная должна быть передана дружинникам. Тогда она подпадет под действие кейрийского правосудия и законы моего народа.

— Она виновна в измене. По законам королевства ее должны казнить за совершенное преступление. После того, как мы вытянем из нее все, что сможем.

Так считает и Муиреанн. И об этой ошибке она еще пожалеет.

— Садитесь, — велел Девлин, устав изгибать шею. Он дождался, пока Коллинар опустится в одно из кресел с высокой спинкой, расположенное на противоположной стороне комнаты от дивана, на котором устроился воин.

— Как вы думаете, почему Муиреанн отказывается отвечать на наши вопросы? Потому что ей нет никакого смысла это делать. Независимо от того, что она расскажет, ее все равно казнят.

Коллинар покачал головой.

— Вы что, хотите ее простить? Я этого не позволю. Подумайте, что из этого выйдет. Что будет со следующим, кто решит напасть на моих солдат или королевского гонца? Или с тем, кто решится поднять меч на меня? Может быть, их тоже надо помиловать в обмен на крохи информации?

— Муиреанн не хочет помилования. Она не боится смерти. Зато я знаю, чего она боится куда больше, чем казни, и именно это использую против нее.

Коллинар нахмурился в сомнении.

— И что же может быть страшнее участи повешенного? Дружинники никогда не пытают арестованных.

Может быть, наместник и способный администратор, однако воображения ему явно не хватает. Хуже того, такой вопрос показывает, как плохо он понимает людей, которыми управляет. Не важно, живут ли они в тесных городах или в одинокой пастушеской хижине, кейрийцы почитают одно и то же. И все прекрасно знают: собственная смерть — далеко не самое плохое, что может приключиться с человеком.

Даже ребенок понял бы то, перед чем стал в тупик Коллинар. Ведь есть такие страшные вещи, которых не отыщешь в своде законов Джорска и даже в якобы не существующих камерах пыток. Эти ужасы Девлин может обратить против Муиреанн, если отважится.

Он мог бы попытаться объяснить, но это приведет лишь к потере сил. Коллинар провел десять лет в Дункейре и по сию пору ничего не понял. Значит, слова Девлина ничего не изменят, а время на исходе.

— Потом вы и сами увидите, — ответил Избранный.

— Вы не хотите ничего рассказывать. И, полагаю, не станете утруждать себя объяснениями, почему ускользнули отсюда прошлой ночью, никому не сказав ни слова и не взяв никакой охраны, помимо помощника и арфиста?

— Арфист — это Стивен, сын лорда Бринйольфа, о чем вам не следует забывать. А что до объяснений, я ничего не должен вам говорить.

Лорд Коллинар слегка вздрогнул от ледяного тона Девлина, наконец осознав, что зашел чересчур далеко.

— Я отвечаю за все, что происходит в этой провинции. Включая вашу безопасность.

— А я в ответе за все королевство.

Девлин выждал с десяток секунд, убеждаясь, что Коллинар хорошо его понял.

— Арестованную должны перевести сегодня утром. Я сообщу главе Микалу, чтобы он ожидал этого. Когда я буду готов судить ее, то сообщу вам, чтобы вы присутствовали в качестве свидетеля.

— И это все, милорд Избранный?

— Пока да.

Коллинар поднялся и, прижав руку к сердцу, отдал формальное приветствие офицера старшему по званию. Он горько улыбнулся, но Девлин решил, что тот сделает, как велено. Когда наместник вышел из комнаты, Избранный поднялся на ноги. Передача пленника только первый шаг. Пришло время подготовить остальных участников представления и убедиться, что все они знают свои роли.

Дидрик удивился, когда его разбудили вскоре после рассвета и сообщили, что Девлин желает видеть офицера, как только он оденется. Лейтенант торопливо умылся, стараясь проснуться. По пути в покои Избранного он забежал на кухню, торопливо съел миску овсянки и выпил кружку чая, надеясь, что еда поможет рассеять туман в голове. По его прикидкам, поспать удалось не больше трех часов. Они вернулись довольно поздно, и, несмотря на это, Дидрик не мог уснуть. Виденный ритуал произвел на него впечатление — почти такое же, как и осознание того, что чародей каким-то способом нашел способ пробраться в мысли Девлина.

57
{"b":"4663","o":1}