ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь его друг свободен. И чересчур бодр и весел для того, кто едва успел отдохнуть и к тому же еще не оправился от ран.

— Ты поел? — спросил Девлин.

— Да.

— Отлично. Тогда пойдем, нас ждет много дел.

— А Стивен?

— Пусть спит.

Дидрик невольно позавидовал менестрелю.

— Ты собираешься допрашивать арестованную?

Если Коллинар сделал, как они договорились, то вечером Муиреанн должны были еще раз допросить. Предположительно офицер более искусный, нежели Ранвигга. Дидрик собирался еще раз поговорить с заключенной сегодня утром, надеясь, что преуспеет там, где остальных постигла неудача.

— Не сегодня, — ответил Девлин. — Я велел Коллинару организовать ее перевод к дружинникам.

Интересно, зачем? Может быть, воин разделяет его сомнения в том, как солдаты обращаются с пленницей? Или происходит что-то еще? В любом случае лорд Коллинар и его подчиненные будут в ярости от такого оскорбления.

— Значит, мы идем к дружинникам?

— Со временем. Сначала сходим к Передуру Труче. Он живет довольно далеко, поэтому лучше выйти сейчас, чтобы застать его дома.

Девлин не стал ничего объяснять, а Дидрик не пытался на него давить. Они надели зимние сапоги и плащи и отправились к дому Передура Тручи в сопровождении шестерых солдат. После покушения на Избранного лорд Коллинар лично отобрал людей для охраны, а потом с ними побеседовал и Дидрик. Теперь он знал всех солдат по именам и поприветствовал их командира, капрала Хролфссона.

Судья Передур действительно проснулся, хотя и был удивлен их приходом. Он пригласил незваных гостей в дом, угостил свежим печеньем, которое прислала сестра его ученика. Девлин не отказался, и они сели за маленький столик на кухне у Передура. Закусывая печеньем, они беседовали о всяких пустяках, а потом Девлин заговорил с судьей по-кейрийски. Передур, его ученик и Избранный вступили в короткую, но оживленную дискуссию.

Стивен по крайней мере понял бы, о чем шла речь, и, должно быть, именно поэтому Девлин не взял его с собой.

Дидрик же оставался в полном недоумении. И лейтенанту это совсем не нравилось. Подобное недоверие обижало того, кого Девлин называл другом. Впрочем, речь шла о большем, нежели дружбе. Дидрик был помощником Избранного. Капитан Драккен поручила ему охранять Девлина. Как он может служить ему, если тот не сообщает о своих намерениях? Как может защитить, не имея понятия, какой облик может принять опасность? Если Девлин планирует что-то, лейтенанту следует об этом знать.

Наконец кейрийцы договорились о чем-то. Они покивали, потом попрощались, сначала на родном языке, потом, ради Дидрика, на торговом наречии.

Девлин остановился на пороге и коснулся руки лейтенанта, стремясь успокоить его невысказанный гнев.

— Мы не пытались скрыть что-либо от тебя. Я хотел обсудить один важный аспект закона с Передуром, а некоторые понятия невозможно перевести на торговое наречие.

Дидрика отчасти успокоили слова друга, хотя он поклялся, что непременно вытянет из Девлина все его замыслы. Позже, наедине, где их ссора не привлечет внимания.

— И Передур рассказал тебе все, что было надо?

Девлин кивнул, невесело улыбнувшись.

— Да. К тому же он согласился быть свидетелем, когда я буду судить Муиреанн.

И в самом деле неплохо, чтобы на суде присутствовали представители Дункейра. Тогда не возникнет сомнений в законности решения. Хотя приговор и без того не оставляет сомнений. Муиреанн напала на Избранного с явным намерением убить его. Вопрос вины не стоит. Какой еще может быть приговор? Смерть через повешение, а тело оставить на виселице в назидание прочим предателям.

От дома Передура они направились к дружинникам. Казармы располагались на другом конце города, и по пути пришлось подняться на несколько крутых холмов. Хотя у Дидрика болели икры и он начал подозревать, что кейрийцы в родстве с горными козами, лейтенант с удовольствием отметил, что телохранители и не подумали отстать и даже на самых узких и забитых народом улицах держатся вокруг Девлина, чтобы ни у кого не было возможности совершить еще одно покушение.

Главу Микала нашли на тренировочной площадке, где он наблюдал, как одна из дружинниц колотит кожаное чучело, обучая новичков применению деревянной дубины против врага. Объяснения прерывали резкие и точные удары. Молодежь наблюдала за воительницей с неослабевающим вниманием.

Дружинники чаще ходили с дубинками, нежели с мечами, но методы обучения не сильно отличались от принятых в Джорске, и на Дидрика нахлынула неожиданная тоска по дому. Кажется, не меньше ста лет назад он стоял на такой же тренировочной площадке, надеясь хоть что-нибудь вбить в головы зеленых новобранцев. И еще дальше ушли дни, когда он беспокоился лишь о том, как научиться владеть мечом и избегнуть гнева сержанта.

Девлин перехватил его взгляд и кивнул в сторону их телохранителей. Дидрик велел капралу Хролфссону подождать на краю поля.

К ним подошел глава Микал.

— Все прошло хорошо?

Он осмотрел Девлина с головы до ног, словно выискивая на нем следы примененной магии.

— Исмения преуспела, — ответил Избранный. — Я у нее в долгу. И у тебя.

— Нет, — поспешно возразил Микал, делая правой рукой жест, призванный уберечь от сглаза. — Что произошло между вами — дела магические, и я не хочу иметь к ним никакого отношения.

Разумно. Но мне нужна твоя помощь в другом деле. Коллинар отправляет к вам Муиреанн, чтобы вы охраняли ее до тех пор, пока я не вынесу приговор.

— В самом деле? — Кустистые брови Микала, казалось, всползли на самый верх лба.

— Это еще не все. Мне нужна вся доступная информация о Муиреанн из Таннерсли. Включая ее семью и родичей.

Глава Микал коротко кивнул.

— Мы должны поговорить. Наедине.

— Согласен.

Они беседовали на торговом наречии, однако в их словах прослеживались скрытые намеки, которых Дидрик не понимал. Ясно становилось одно — Девлин и в самом деле что-то задумал. И не считает необходимым делиться этим со своим помощником.

Мысль, что Стивен и даже лорд Коллинар находятся в таких же потемках, нисколько не утешала. Лейтенанта беспокоило, что его друг обратился за советом к чужакам вместо того, чтобы довериться тем, кто не раз доказывал свою верность.

— Нильс Дидрик — моя правая рука и лейтенант Кингсхольмской стражи. Может быть, кто-нибудь покажет ему, как у вас тут все устроено, пока мы беседуем?

Это был неприкрытый приказ убираться, и Дидрик решил, что с него хватит. Он не позволит обращаться с собой подобным образом, и наплевать, что придется ссориться при свидетелях.

— Девлин, я не…

— Позже, — бросил тот. — Объяснять слишком долго, а я не хочу отнимать время у главы Микала.

Дидрик сжал руку в кулак, чтобы дать выход ярости.

— Ты расскажешь мне все, что задумал.

— Я объясню и тебе, и Стивену. Но позже.

Глава Микал подозвал женщину, которая вела тренировку. Один из учеников занял ее место, а она прошла по площадке и остановилась возле них.

Оказавшись перед Микалом, воительница вытянулась в струнку и прищелкнула каблуком. Видимо, в Дункейре так приветствовали старшего по званию. Для женщины она была высокой, примерно на дюйм выше Дидрика, и крепкого сложения. Коротко подстриженные темные волосы торчали в разные стороны, отчего дружинница немного напоминала дикого зверя. Бросив короткий взгляд на гостей, женщина, как и положено, перевела глаза на своего командира.

— Саския, это лейтенант Дидрик, который, по словам Девлина, дружинник в собственной стране. Прошу тебя, прояви гостеприимство, покуда мы с его начальником побеседуем.

— Разумеется, — кивнула женщина. Потом она посмотрела на Девлина и добавила: — Нежное сердце, давненько мы не виделись.

Воин немного покраснел под ее взглядом.

— С нашей последней встречи многое изменилось.

— Когда до нас дошли страшные вести, мы устроили бдение за нее. Всем отрядом.

— Ей бы это понравилось. — Только человек, пристально глядевший Девлину в лицо, заметил бы, как Избранный поморщился. Дидрик нисколько не удивился, когда его друг встретился взглядом с Микалом, и без дальнейших церемоний они удалились прочь.

58
{"b":"4663","o":1}