ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты не можешь сделать этого, — запротестовала Муиреанн. — Ты ничто. Ты никто.

Здесь-то и крылась ошибка, которая погубит самонадеянную женщину. Самому Девлину тоже понадобилось немало времени, чтобы осознать правду. Вот уже несколько недель он мучился от возвращения в Дункейр в качестве Избранного и генерала королевской армии. А проблему можно было решить гораздо проще.

Правда, простота не означает легкости. Придуманный Девлином план был весьма рискован. Если Избранного постигнет неудача, то он потеряет больше, чем просто меч.

— Аланна, ткач из Килбарана, жена Меркея-кузнеца, дочь Мари, назвала меня своим братом. Во имя нашего рода я взываю к правосудию.

Девлин из Дункейра в силах сделать то, что не может Избранный. Он способен обратиться к кейрийскому правосудию, обрушив на голову Муиреанн единственное, чего она боится больше, чем просто смерти.

И подумать только: в своем безумии он едва не отринул бесценный дар Аланны — братство. Дошел до того, что начал писать приказ схватить Меркея и привлечь к допросу. Не прерви его колдунья Исмения, воин вполне мог сделать немыслимое.

Муиреанн повернулась к Передуру и потянула его за рукав.

— Этого не может быть. Он извергнут из рода.

Судья освободил рукав из ее пальцев.

— Два года назад Аланна называла этого человека своим родичем, о чем есть запись в книге ее семьи. Я говорил с сестрой жены ее брата, которая живет здесь, в Альварене, и та подтвердила это.

Девлин провел не один час, обдумывая свой план, размышляя, что скажет Аланна, когда узнает, как он использовал ее дар. Может быть, бессмысленно надеяться, что она поймет, почему он так поступает? Или Аланна придет в такой ужас от его действий, что снова извергнет Девлина из рода?

В конце концов, он решил, что надо довериться друзьям. Сила человека не только в себе самом. Она еще и в тех, кого он зовет родней и друзьями. Девлин положился на Дидрика и Стивена, и они помогли разрушить чары, сковавшие его. Теперь пришло время поверить в родство.

— Но… — начала незадачливая убийца.

— Муиреанн из Таннерсли, ты напала на меня без предупреждения, без ритуала защиты и не уведомив родню или судью, — перебил ее Девлин. — Таким образом, ты опозорила себя, и я взываю к праву кровной мести.

— Он не может этого делать! — запротестовала Муиреанн.

— Он в своем праве, — спокойно ответил Микал. Еще бы — у него был целый день, чтобы подумать над замыслом Девлина.

Дидрик и Стивен переглянулись. Прежний гнев лорда Коллинара уступил место задумчивости. Он впервые видел кейрийское правосудие в действии.

Передур ткнул локтем своего ученика, и тот обмакнул перо в чернильницу и передал учителю.

Девлин облизнул внезапно пересохшие губы и произнес ритуальные слова:

— Я, Девлин из Дункейра, брат Аланны, взываю к правосудию. Да будет каждая капля моей крови отомщена сотней капель крови твоей родни. В этом я клянусь именем Хаакона.

— Ты не можешь так поступить, — протестовала Муиреанн. Ее взгляд метался по комнате словно в поисках выхода, но бежать было некуда. Она сама вырыла себе яму и теперь приходилось мириться с последствиями. — Подумай о тех, кто нарек тебя родней. Неужели эта Аланна готова потерять своих детей?

Девлин знал, что не простит себя, если Аланне или Меркею будет причинен вред. И все же объявление права кровной мести не было пустым блефом. Муиреанн должна поверить, что он в самом деле готов на это, и должна обдумать последствия.

— Ты знаешь не хуже меня, что на детей кровная месть не распространяется, — возразил Девлин. На самом деле это мало утешало. Подобная месть была столь редка, потому что последствия оказывались ужасающими. Она могла тянуться годами, и одно убийство следовало за другим. Деклану сейчас только восемь, однако через шесть лет стукнет четырнадцать и по закону он станет взрослым.

А если месть продлится дольше, то и дети брата Девлина тоже могут пасть жертвой резни. Потому что, попросив дружинников выяснить родословную Муиреанн, он сделал пугающее открытие. Мать мятежницы — кузина матери Агнеты, таким образом дети Кормака и Агнеты ее родня, хотя и дальняя. И тоже могут быть убиты.

А еще придется подумать, что такое нарассказывала Агнета Муиреанн и какую роль ее байки сыграли в решении убить Избранного.

Ладно, сейчас не время для бесплодных размышлений. Надо очистить разум от посторонних мыслей и сосредоточить волю на главной задаче. Муиреанн не должна заметить дыры в его броне.

— Я, Девлин из Дункейра, брат Аланны, взываю к правосудию. Да будет каждая капля моей крови отомщена сотней капель крови твоей родни. В этом я клянусь именем Хаакона, — повторил воин ритуальные фразы.

Когда он произнесет эти слова в третий раз, возврата назад не будет. Начнет литься кровь, пока один из кланов не будет уничтожен.

— Умоляю, не делай этого, — в отчаянии всплеснула руками Муиреанн. У нее не осталось ни тени гордости.

— Верни мне мой меч, и я откажусь от мести.

— Я не могу сделать это.

— Тогда поразмысли над судьбой Изобель. Остался ли хотя бы один мужчина или женщина, в чьих жилах течет ее кровь?

Услышав имя предательской последней королевы Дункейра, дружинники сделали рукой особый знак, отгоняя неудачу. Жажда власти Изобель послужила причиной событий, приведших к вторжению джорскианцев, и никто не хотел разделить ее судьбу.

— У меня нет меча, — настаивала Муиреанн.

— Тогда передай мое послание тем, у кого он. — Именно это и было целью Избранного. — Устрой мне встречу с ними, а я поклянусь, что не трону их.

— Я не знаю, кто похитил меч. Когда я напала на тебя, то действовала одна. Никто не отдавал мне приказа.

Девлин поколебался. А что, если она говорит правду? Он надеялся, что под угрозой кровной мести Муиреанн выдаст тех, кто похитил меч. Вдруг воин произнесет заключительные слова и начнет страшную резню, приговорив к смерти невинных людей, и все понапрасну?

— Ты сказала, что твоя семья Дети Инниса, — встрял Дидрик. — Люди обычно помнят имена тех, кого зовут родней.

Ее приговорили собственные слова.

— Выбор за тобой, — проговорил Девлин. — Ты согласишься устроить мне встречу с Детьми Инниса. Или я воспользуюсь своим правом прямо сейчас, по нашим законам.

— Я не предам друзей.

— Тогда своими словами и делами ты приговорила к смерти свою родню.

Девлин кивнул Передуру, и тот взял перо, готовясь записать объявление кровной мести. Кровь так громко стучала в ушах воина, что он почти не мог думать. Но заставил себя заговорить в третий раз, решая судьбу всех своих близких:

— Я, Девлин…

— Подожди, — закричала Муиреанн. Она опустила плечи и оперлась руками на стол, чтобы не упасть. — Я сделаю, как ты говоришь.

У Девлина даже голова закружилась от облегчения.

— Даю тебе время до завтрашнего заката, чтобы устроить для меня встречу с теми, у кого находится меч, который принадлежит мне по праву. Я хочу увидеть их до полуночи, в месте по их выбору. Свои добрые намерения они докажут тем, что произнесут клятву гостеприимства и принесут с собой меч.

— А потом твои солдаты нападут на них и отнимут его.

В этой идее были свои положительные стороны, но Дети Инниса никогда не согласятся встретиться с ним, если будут подозревать предательство. Придется сдержать свою клятву и надеяться, что они также сдержат свою.

— Я клянусь подчиняться законам нашего народа. Ни волосок не упадет с головы тех, кто встретится со мной, если они поведут себя честно.

— А я?

— Если ты не вернешься с вестями про встречу до завтрашнего вечера, я закончу клятву кровной мести. Если ты предашь меня, Передур проследит за тем, чтобы весть об этом добралась до моей родни, и они доведут до конца то, что я начал сегодня. Однако если ты будешь честна, то, повстречавшись с Детьми Инниса, я откажусь от своих обид.

— Ты поняла, что предлагает Девлин? — спросил Передур.

— Да.

— И согласна на его условия?

61
{"b":"4663","o":1}