ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ему удалось с таким малым количеством сторонников запасти столько оружия? Даже командующий Уиллемсон в Килбаране прослышал о Детях Инниса и забеспокоился.

— Когда денег довольно, контрабандисты привезут все что угодно. Если ты ищешь того, кто на самом деле затеял восстание, так это тот, кто давал деньги Даффиду. Снабжавший его золотом и есть ваш настоящий враг.

Увы, Даффид унес свои тайны в могилу, как и намеревался. Остальные члены его банды ничего не знали о далеком покровителе. Более того, они пришли в ужас, узнав, что их лидер пользовался магией для связи с кем-то за пределами Дункейра.

— Надеюсь, в будущем люди станут менее склонны доверять чужеземцам, предлагающим им золото, — заметил Дидрик. — Даффид был глупцом, потому что, если бы ему удалось поднять восстание, он повел бы тысячи людей на смерть.

— Согласна. — Саския провела рукой по коротким волосам. — Но не ждите, что мы будем проливать слезы в тот день, когда невидимый враг решит нанести удар по вашей стране.

— Враг врага не обязательно друг, — предупредил лейтенант.

— Правда. Хотя он может и не быть врагом нам. Если они оставят Дункейр в покое, мы ответим так же.

XXVIII

После тренировочного поединка с главой Микалом Девлин принял приглашение отобедать с дружинниками, и вернулись они в дом наместника только поздно вечером. Там Избранный застал Стивена, подавленного событиями дня. Менестрелю явно не терпелось отправиться домой.

Лорд Коллинар уже отдыхал, а на следующее утро, когда Девлин попытался встретиться с ним, оказалось, что командующий отбыл в казармы. Создавалось впечатление, что наместник избегает воина, и тот понимал — Коллинар зол из-за того, что отменили его приказы относительно бунтовщиков. Да, придется разобраться с лордом до отъезда из города.

Временно отложив в сторону проблему наместника, Девлин отправился искать своего помощника. По лейтенанту было легко понять, что вчера он переутомился, хотя сам Дидрик заявлял, будто готов исполнять свои обязанности. Рисковать смысла не было, и Девлин отправил его отдыхать, лично занявшись приготовлениями к отбытию. Четверых молодых горных пони любезно предоставили армейские конюшни. Из провианта взяли вяленого мяса и сухих фруктов для себя и зерна для лошадок. Старую упряжь заменили, а пони заново подковали. Седельные сумки из пропитанной маслом материи защитят вещи от зимних дождей, а новые меховые шапки не дадут замерзнуть в самых холодных снегах.

Убедившись, что они готовы к трудностям дороги, Девлин приказал оседлать лошадок и привести их дому наместника утром на рассвете. Потом воин вышел из конюшен и отправился в кабинет лорда Коллинара.

За прошедшие недели он понял, что, хотя наместник способный администратор, лорд не желает видеть ничего за пределами своих прямых обязанностей. Ему не хватало воображения, чтобы правильно реагировать на нависшую над Джорском угрозу. Хуже того, во вверенных ему войсках наблюдались расслабленность и нехватка дисциплины, необходимой для военного времени. Из Коллинара получался неплохой командующий гарнизоном, однако в случае кризиса таких качеств будет недостаточно.

Доказательство тому — вспышки зернового безумия. При первых признаках следовало выявить источник заразы и изъять пораженное зерно. Вместо этого наместник позволил болезни распространиться, покуда она не начала угрожать стабильности всей провинции.

Не говоря уж о десятках бессмысленно погибших только из-за того, что Коллинар не захотел сообщить о своих ошибках и попросить у короля разрешения вскрыть неприкосновенные запасы зерна. Как только Девлин узнал, что такие запасы есть, он немедленно отдал соответствующие приказы. Если повезет, зерно будет доставлено в пораженные болезнью регионы и сумеет предотвратить новые смерти. Но такое несчастье не должно повториться.

К сожалению, заменить маршала не так-то просто, никого более подходящего на роль командующего оккупационными войсками нет. И лишь король может назначить другого наместника. Поэтому пока что придется объяснить Коллинару, чего ждет от него и его войск Избранный. А вот когда Девлин вернется в Кингсхольм, он использует все свое влияние, чтобы послать в Дункейр нового правителя.

Когда помощник Коллинара провел воина в его кабинет, лорд торопливо поднялся на ноги.

— Мой господин, я не ожидал увидеть вас до сегодняшнего вечера. Что-то случилось?

— Я просто закончил подготовку к пути и хотел поговорить с вами до отъезда. Наедине.

Коллинар кивнул помощнику, и тот торопливо вышел, прикрыв за собой дверь. Наместник дождался, пока Девлин опустится в кресло, и лишь потом сел сам.

— Вы хотите сказать, что уезжаете завтра?

— Да.

— И ваш человек готов к тяготам путешествия? Если нет, он может остаться здесь как мой гость и уехать, когда сочтет нужным.

— Лейтенант Дидрик достаточно хорошо себя чувствует. — Понадобится время, чтобы восстановить силы полностью, и все же он мог сидеть в седле и отказался задерживаться.

Коллинар взял со стола свиток.

— Глава Микал сообщает, что сегодня были арестованы последние бунтовщики.

Девлин кивнул. К нему тоже послали вестника.

— Я слышал об этом. Предлагаю вам предоставить суд над мятежниками здешним судьям.

— Я и собирался так поступить. Это старый обычай, а я хочу заверить людей, что все идет по-прежнему, — ответил Коллинар. — Я не понимаю, чего надеялся достигнуть Даффид, убив вас. Он должен был осознавать, что такое действие настроит его собственный народ против него и его сообщников.

— Он хотел войны, — бросил Девлин. Это было ясно из слов Памяти.

Коллинар непонимающе посмотрел на него, и воин пояснил:

— Даффид знал, что армии придется отомстить за мою смерть. Он надеялся, что вы воспримете это как объявление войны и обрушите солдат на Детей Инниса. И рассчитывал, что после начавшихся военных действий народ перейдет на его сторону.

— Несмотря на то что в этой войне им было не победить?

— Да, несмотря на это.

Это был план сумасшедшего, тем более страшный, что он действительно мог сработать. Каждый человек, арестованный или казненный солдатами, оставлял за собой целую паутину родственных и дружеских связей, а эти люди посчитают своим долгом отомстить за него. Потребовалось бы всего несколько десятков смертей, чтобы вовлечь в карусель кровной мести весь город. А потом втянулась бы и вся провинция. Когда же кровавая резня началась, положить ей конец почти невозможно.

— Будем надеяться, что мы нанесли сокрушительный удар, лишив бунтовщиков верхушки организации, и остальные мятежники заползут в темные углы, из которых вылезли.

— По крайней мере мы разрушили их планы и выиграли время. Весна у вас выдастся мирная.

Вот бы это можно было сказать и об остальном Джорске. Со времени получения надежных вестей из столицы прошло много недель, и до возвращения пройдет еще столько же. Поиски меча заняли больше времени, чем он ожидал. Планируя поход, Девлин надеялся, что в это время он будет на полпути домой. А вместо этого они только выезжают.

Но Избранный возвращается с победой — он коснулся рукой ножен, хранящих Сияющий Меч. Священное оружие уже стало его частью, и казалось, будто он никогда не сражался другим клинком. Невзирая на врожденный скептицизм, Девлин почти поверил в истории Стивена. Меч, безусловно, создавали не без участия магии. А иначе почему он так хорошо подходит к ладони Девлина? Когда он брал его в руки, казалось, будто пальцы отросли обратно. Даже держа его одной рукой, воин почувствовал, что вернулись прежние навыки, и с легкостью победил своих партнеров на тренировке.

Лучшего доказательства того, что Девлин и в самом деле Избранный, Защитник королевства, Благословенный Богами, и быть не может. Даже злейшие враги будут вынуждены признать его и принять как главу Королевского Совета. Наконец у него будет власть, необходимая для защиты страны.

И ведь еще не слишком поздно. Если ехать быстро, они вполне могут успеть к открытию весеннего собрания. Пусть и не к самой церемонии, но по крайней мере до того, как совет начнет принимать самые важные решения.

67
{"b":"4663","o":1}