ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Были и причины личного характера, по которым он не стремился на родину.

Только все это меркло по сравнению с мощью Заклятия Уз. Колдовская песня уже звучала в мозгу, подталкивая его, побуждая двигаться вперед. Пока голос был совсем тихим, но с каждым часом становился все громче. И чем дольше сопротивляться, тем сильнее он станет, пока Девлин не перестанет думать обо всем остальном.

— Не вызовись я сам, король Олафур приказал бы мне отправиться за ним. Он давно уже искал предлог отделаться от меня. Ты же знаешь, как Его величество ненавидит конфликты. Он устал от споров на Королевском Совете, устал от того, что я постоянно подталкиваю его к решительным действиям. Когда я уеду, он сможет спокойно действовать по собственному разумению, и не важно, что оно ведет его к гибели.

— Может, ты и готов сдаться так легко, да я не готова. Мы пойдем к королю и убедим его, что это безумие. Меч был утерян пятьдесят лет назад; нет никаких причин пытаться вернуть его именно сейчас. Ты же можешь провести остатки жизни в бесплодных поисках.

Девлин поколебался, размышляя, какую часть правды может ей открыть, но решил, что она имеет право знать все. Сольвейг была верным союзником, и ее советы не раз помогали ему не утонуть в мутном болоте придворной политики.

Пусть поймет, что это не его пустая прихоть.

— Если бы меч был действительно утерян, то я,разумеется, остался бы здесь, невзирая на любые королевские приказы. А он не утерян. Я видел его, хотя в то время о том и не подозревал. Об этом знаешь только ты, капитан Драккен, Стивен и Дидрик. Остальные уверены, что я отправляюсь искать ветра в поле, и, быть может, только это нас защитит, потому что иначе враги не позволят мне выполнить миссию.

— Ты видел меч? Когда?

— Когда я был учеником кузнеца, мне удалось внимательно изучить клинок, выкованный с невероятным искусством. Я провел много часов, любуясь его красотой и гадая, что входило в состав сплава. Разумеется, я и не подозревал, что это Сияющий Меч. Равно как и человек, которому меч принадлежал. Ему было известно лишь то, что от этого клинка погиб его брат. И все же это оружие было слишком красиво, чтобы уничтожить его. — Девлин сглотнул комок в горле. — Я и думать про него забыл, но капитан Драккен показала мне портрет Дональта Мудрого. И с того момента я сражаюсь с Заклятием Уз, которое требует, чтобы я отправился искать меч, принадлежащий Избранным. Как видишь, ни твои слова, ни даже слова короля или Совета не имеют значения. Я боролся с зовом уже два дня, но дольше откладывать отъезд не могу. Мы отбываем завтра на рассвете.

В бледно-голубых глазах Сольвейг отразилось понимание, и Девлин отвернулся, чтобы не прочесть там и жалость.

— Если ты решил уехать, то береги себя. Стивен сказал, что отправится с тобой вместе с лейтенантом Дидриком, но насчет прочих приготовлений промолчал. Велик ли будет эскорт?

— Его не будет. Мое возвращение и без того создаст довольно сложностей. Не стоит усугублять ситуацию, приезжая во главе отряда солдат.

Сложностей — это мягко сказано. Девлин уехал из Дункейра, окруженный таким облаком подозрения, что даже друзья и родственники отвернулись от него. Теперь он вернется после того, как принес клятву служить королевству, что поработило его народ. Они назовут его предателем и убийцей родни. И именно этих людей предстоит убедить вернуть ему Сияющий Меч.

— Ты должен взять с собой эскорт. Здесь, в городе, тебя защищает стража. А вот на дороге ты можешь столкнуться со многими опасностями. Если ты погибнешь, то не все ли равно от чьей руки — бандитов или наемных убийц? Результат будет один и тот же, а мы не можем потерять тебя.

Девлин понимал, что Сольвейг куда сильнее беспокоится не о нем, а о своем младшем брате, а потому постарался утешить ее, как мог.

— Если на нас нападут, я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить Стивена. Хотя обещать ничего не буду. Я не могу ручаться ни за его безопасность, ни за свою.

Девлин помолчал, снова задумавшись, не стоит ли запретить музыканту сопровождать его в этом походе. Несмотря на все свое мужество, Стивен остается менестрелем, а не воином. Кроме того, он юн и по годам, и по житейскому опыту. В нем осталась невинность, которую Девлин растерял много лет назад. Однако, с другой стороны, он верный друг и к тому же весьма упрям. Если запретить Стивену ехать, тот все же последует за Избранным тайно, подвергая себя еще большей опасности.

— Маленькому отряду проще избежать засады, чем большому, — проговорил Девлин. — Может быть, ничего не случится. Мои враги и так достигли немало, ухитрившись отправить меня в этот поход. До Дункейра почти два месяца, а оказавшись там, придется искать меч. Человек, которому он принадлежал, давно умер, и оружие могло много раз переходить из рук в руки. Мне повезет, если удастся приехать к весеннему Совету.

— А без твоего постоянного подталкивания Совет вернется к старым привычкам. Советники будут потихоньку грызться между собой и пальцем не шевельнут, чтобы укрепить оборону королевства. Твое влияние постепенно угаснет, а союзники окажутся в меньшинстве.

Врагам не требуется убивать Девлина. Вполне достаточно выманить его из столицы. Избранный лишь недавно получил влияние и власть при дворе, а растерять их очень легко. Когда он вернется, у короля Олафура, без сомнения, будет новый Главный Советник, и Девлин опять окажется в роли бесполезного наблюдателя.

— Король согласился отдать мое место в Совете лорду Рикарду, но голосовать ему не позволено, — сказал Девлин. Даже этого удалось достичь с большим трудом, после многочасовых споров. Вообще-то он хотел видеть на своем месте не лорда Рикарда, однако король отказался даже рассматривать Сольвейг в этом качестве. Конечно, она была наследницей барона, и все же многим казалось, что ее семья и так имеет слишком большое влияние при дворе благодаря дружбе с Девлином.

— Рикард хороший человек, хотя его горячий нрав может наделать больше вреда, чем пользы, — заметила Сольвейг.

— Он обещал держать себя в руках.

Как владелец приграничных земель, Рикард мог противостоять более консервативным членам Совета. И тем не менее лорд, даже при всем его старании, не лучший вариант. Ему придется полагаться лишь на свое красноречие, пытаясь переубедить Совет. А за четыре месяца может случиться многое.

— Тебе надо добиться отсрочки. Постарайся задержаться здесь до весны, чтобы мы убедились — угроза вторжения миновала. Тогда будет более подходящий момент для начала путешествия, да и в хорошую погоду ехать быстрее и приятнее, — продолжала Сольвейг. — Может, обратишься к мастеру Дренгу? Он не может ослабить влияние Заклятия, чтобы ты мог остаться?

— Это заклинание выходит за пределы его возможностей — отрезал Девлин.

Со дня судьбоносного поединка мастер Дренг проводил опыты, стараясь снять Заклятие Уз, сковавшее волю Девлина. Он дошел до того, что наложил простой вариант заклинания на собак, чтобы попытаться снять чары хотя бы с них. Когда Девлин узнал, что погибло уже три пса, он запретил проводить подобные эксперименты. Бессловесные твари не заслужили подобной судьбы. Как и ни одно живое существо вообще.

— Ладно, это заклинание и не в его власти, но, может быть, ключ к такой магии сумеет отыскать кто-нибудь, занимающийся другой отраслью тайных искусств. У моей матери есть родственники в Сельварате, она могла бы подобрать колдуна, которому можно доверять.

— Нет. — Девлин инстинктивно отверг предложение. Хватит и того, что его друзья знают о Заклятии, о том, что оно держит его, как ошейник — раба. Необязательно разделять свой позор с чужаками. — Нет, спасибо, мне не нужна их помощь. Я выдержу то, что должен, как все, кто был до меня.

Ветер усилился, неся с собой первые брызги дождя. Тяжелые капли оставили мокрые пятна на каменной стене, меховая оторочка плаща Сольвейг заблестела от воды.

— Уже поздно, и говорить здесь больше не о чем. Ступай к Стивену, он будет рад твоему обществу, — проговорил Девлин.

7
{"b":"4663","o":1}