ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Единственным недостатком Эрильда Олваррсона можно было счесть нехватку инициативности. С другой стороны, по этой причине стоит надеяться, что он оставит вверенную ему армию такой, как она есть. Не будет предпринимать смелых шагов с целью укрепить оборону королевства, но не будет и мешать реформам, проведенным Девлином.

— Кроме того, его жена происходит из Рингштадта. Поэтому если вторжение направится в эту сторону, можно надеяться, что он захочет защитить ее родину и отправит туда войска, — добавил Дидрик.

— Что ж, да будет так, — заявил Девлин. — Хотя если нам повезет, удастся вернуться до весны.

Ему оставалось лишь верить в это. Потому что иначе он покидал в час нужды людей, которых он поклялся защищать, оставил их на произвол судьбы. Избранный решил, что отыщет проклятый меч и вернется вовремя, чтобы возглавить оборону Джорска от любых захватчиков, осмелившихся нарушить покой королевства.

Девлин взял приказ и вписал сверху имя Эрильда Олваррсона, назначая его действующей главой королевской армии в отсутствие Девлина. Потом он подписал пергамент, сложил его втрое и скрепил восковой печатью.

— Ну вот, — заметил он, — теперь все, что мы не сделали, окажется головной болью Олваррсона, а не нашей.

— Я еще нужен?

— Нет, иди. Тебе и самому надо собраться и попрощаться с близкими.

Дидрик поднялся.

— Я приказал ночному караулу разбудить нас за два часа до рассвета.

— Тогда до встречи.

Когда лейтенант ушел, Девлин поужинал в одиночестве. Мысли его бродили далеко. Теперь, когда момент отъезда приблизился, воину не сиделось на месте. Слуга убрал остатки трапезы, оставив бутылку редкого мирканского вина, подарок лорда Рикарда. Девлин не притронулся к хмельному напитку, а вместо этого еще раз просмотрел свои вещи, дабы убедиться, что не забыл ничего.

Конечно, такая тщательность была излишней. В конце концов он не был больше бедным путешественником. На поясе висел тяжелый кошель на необходимые расходы, а как Избранный он мог взять все, что ему потребуется. Королевская сокровищница обязана возместить расходы тех, кому выпала сомнительная честь выполнять приказы Девлина. Но старые привычки не спешили умирать, и воин предпочитал быть самостоятельным в пути, а не зависеть от других.

Убедившись, что все в порядке, Девлин наконец-то занялся оружием. Он вынул большую секиру из кожаного чехла и осмотрел ее. Та оказалась острой, на блестящей стали не виднелось ни пятнышка ржавчины, так что воин просто смазал ее маслом и снова убрал в чехол.

Потом пришел черед метательных ножей. Хотя Девлин чистил их всего лишь неделю назад после тренировки, он внимательно осмотрел оба клинка, прежде чем бережно завернуть их в кожу. Пара наручных ножен была следующим делом. Одни из них он положил на шкаф, чтобы надеть с утра. Другие же… Он повертел их в руке, пытаясь понять, не обманывает ли себя. Левая рука осталась столь же меткой, но искалеченная правая не могла направлять удары с прежней точностью. Может быть, прежнего искусства не вернуть, и глупо тащить с собой нечто совершенно ненужное. Девлин понимал это, и все же засунул вторые ножны в открытую седельную сумку.

Наконец настало время и длинного меча, висящего на почетном месте на стене. Этот меч вручила воину капитан Драккен, именно этот клинок оборвал жизнь герцога Джерарда. Меч сослужил хорошую службу, хотя если поход закончится удачей, его сменит оружие более сомнительного происхождения.

Девлин снял меч со стены и вытащил из ножен. Подойдя к рабочему столу, он повертел клинок в свете лампы и провел пальцами левой руки по лезвию. Как он и подозревал, обнаружилось несколько зазубрин, следов последней позорной тренировки. Положив клинок на край стола и прижав правой рукой, воин прошелся по стали точильным камнем, держа его левой. Работа успокаивала, напоминая о тех славных и простых временах, когда амбиции Девлина не выходили за пределы стен кузницы.

Стук в дверь отвлек бывшего кузнеца от размышлений. Подняв голову, он увидел в дверях Сигни.

— Брат Арни просит уделить ему время, сэр, — проговорила она.

Девлин кивнул, положил точильный камень и поднялся на ноги.

Когда брат Арни появился в дверном проеме, воин увидел, что на священнике роскошная вышитая золотом одежда, которую тот берег для очень больших праздников.

— Добро пожаловать, — несколько формально приветствовал его Девлин.

— Я знаю, что уже поздно, Избранный, но я не мог отправиться отдыхать, прежде чем не узнаю ваши пожелания, — проговорил брат Арни, нервно дернув головой. — Я ждал сегодня целый день, что вы придете испросить благословения на путешествие. Когда вы не появились, я решил, что вы решили посетить службу на рассвете, но все же захотел убедиться. Я отправил вам сообщение, однако не получил ответа…

— Понятно. — Несомненно, послание брата Арни оказалось среди свитков, небрежно отложенных в сторону. — Благодарю вас за заботу, — ответил Девлин, тщательно подбирая слова. Этот человек помог спасти ему жизнь и пользовался уважением воина. Только ни лгать Арни, ни тем более изображать почтение к Богам, которых нет, Избранный не собирался.

— Значит, я увижу вас на утренней службе? Я знаю, что многие будут рады вместе с вами испросить благословение Богов.

У Девлина невольно дернулся рот. Он не хотел принимать в этом никакого участия.

— Я не буду просить о благословении. Помолитесь за меня, если хотите, и все же я не буду говорить с вашими Богами.

Брат Арни непонимающе нахмурился.

— Они же и ваши Боги. Боги обоих наших народов. Вы приносили клятву служить во имя Владыки Канжти.

Девлин почувствовал такую горечь, что не смог оставаться на месте. Он подошел столику, взял бутылку вина и вытащил пробку.

— Выпьете? — Не дожидаясь ответа, он наполнил два кубка, вручил один священнику, а сам, взяв другой, опустился в кресло у огня.

Брат Арни поспешно сел в кресло напротив и глотнул вина, прежде чем отставить кубок в сторону.

Девлин тоже отпил терпкой жидкости.

— Прошу, не расцените мои слова как проявление враждебности, — проговорил он. — Я уважаю вас и очень признателен за поддержку, которую вы мне оказали. Но я не буду просить Богов о милости. Они и так слишком много вмешивались в мою жизнь. Надеюсь, я прояснил мою позицию?

— Не понимаю, что вы имеете в виду.

Воин осушил бокал, и дорогое вино показалось ему водой с уксусом. Потом он тоже отставил кубок и провел рукой по волосам, собираясь с мыслями.

— Брат, скажите мне: как вы полагаете, чтят ли Боги ваше королевство превыше всех других? Есть ли причины, по которым Джорск для них особенно важен?

Этот вопрос преследовал Девлина с тех пор, как он увидел проклятый портрет и понял, что все это время знал, где можно отыскать мифический Сияющий Меч. Именно тогда ему в полной мере открылась злая шутка, которую сыграла с ним судьба.

И в этот же момент он окончательно понял, что на нем лежит проклятие Богов, которые сделали его простой пешкой в своих играх.

Брат Арни ответил без малейших колебаний:

— Семеро делятся благодатью со всеми, кто почитает их и старается вести праведную жизнь. Ни одна страна не находится у них в особенной милости, хотя те, кто отвернулся от них, безусловно, пострадают за свое предательство.

— Вот и я некогда так думал, — сказал Девлин. — Но вы ведь также верите, что Избранного посылают Боги, верно?

— Разумеется. Правда, некоторые сомневались, когда вас только призвали к служению. Впрочем, вскоре они поплатились за свои сомнения.

Священник счастливо улыбнулся, вспомнив, как смог доказать веру в Богов, которым он служил всю жизнь.

— Я не считал себя богоизбранным, — негромко проговорил Девлин, не сводя взгляда с танцующих языков пламени. — Я стал Избранным, потому что мне нужны были деньги и я хотел умереть. И только позже я осознал, что в моей жизни все еще есть цель, что я могу защитить тех, кому поклялся служить.

— Сердце у вас всегда было доброе, даже когда в голове Царил хаос. Боги знали об этом, потому и призвали вас.

9
{"b":"4663","o":1}