ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В связи с кончиной Избранного его место в совете освобождается. Я попросил барона Мартелла присоединиться к нашей дискуссии, и он великодушно согласился.

Барон привстал и поклонился королю.

– Для меня большая честь послужить отечеству, – произнес он.

Так вот какой была плата за убийство. Больше не осталось сомнений, что именно барон замешан в смерти Девлина. Место в совете в обмен на убийство. Драккен сознавала, что многие бы посчитали это взаимовыгодной сделкой.

Она перевела взгляд на лорда Рикарда, который беспокойно заерзал под взглядами коллег-советников. Почти все они весьма неохотно терпели его присутствие, и лишь горстка придворных будет расстроена его исчезновением. Поскольку Рикард являлся единственным представителем неспокойной приграничной зоны, то даже когда он держал язык за зубами, одно присутствие лорда служило напоминанием, что не все ладно в Джорске. С другой стороны, Мартелл – наследник старинного рода из консервативной центральной провинции. Он не станет вступать в полемику.

– Так, значит, все согласны с назначением барона Мартелла на пост члена совета?

Олафур задал вопрос только для проформы. Согласно традиции советники имели право воспротивиться выбору короля, однако никто не поступал так вот уже много лет.

Королю повезло, что у Драккен не было права голоса, и она просто наблюдала за голосованием остальных советников. Расхождения во мнениях не было.

Леди Ингелет как председатель совета проголосовала последней.

– Барон Мартелл, позвольте мне радушно приветствовать вас в наших рядах, – подвела она итог.

Драккен ничего иного и не ожидала. Леди Ингелет старалась изо всех сил вернуть утраченную благосклонность короля из-за своего выступления в защиту лорда Бранстока, которая подвела под удар ее саму. Графиня была слишком опытным политиком, чтобы совершить подобную ошибку дважды.

– Тогда пора перейти к делам государства и к вопросу о его будущем. В начале весны императрица Тания и я возобновили договор о союзничестве, и ее величество великодушно согласилась прислать свои войска для защиты наших восточных провинций. Мы очень признательны за помощь, поскольку тревожная обстановка в регионе намного сложнее, чем нас уверяли. К счастью, наши союзники не стали уклоняться от трудной задачи, а только увеличили масштабы своей поддержки. Я попросил посла Магахарана рассказать о новых мероприятиях.

Теперь король выглядел еще мрачнее, чем когда сообщал новость о смерти Девлина. Интересно, что же ему пришлось предложить в обмен за дополнительную поддержку. Уже решено, что принцесса Рагенильда выйдет замуж за представителя Сельварата, так что же еще предстоит отдать королю? Они по миру пойдут, расплачиваясь за такую щедрость.

– Для меня большая честь выступать перед многоуважаемым советом и изложить условия договора о союзничестве императрицы Тании с вашим величеством Олафуром, сыном Торвальда. Счастливы те, кто живет во времена вашего мудрого правления, – начал граф Магахаран.

Неприкрытая лесть широко использовалась при дворе, однако даже долгие годы присутствия в королевском замке не делали ее приятной. Капитан Драккен нетерпеливо ожидала, когда же посол Магахаран и король Олафур закончат обмениваться любезностями.

В конце концов посол подошел к сути вопроса.

– Наш флот патрулирует вашу береговую линию. Наша армия охраняет ваше побережье, – начал свое выступление посол. – Однако что толку охранять двери дома, если вор уже внутри? Беспорядки в провинциях исходят и от людей по вашу сторону границы. Осознав это обстоятельство, мы приняли жесточайшие меры, и генерал вызвал подкрепление. Войска взяли ситуацию под контроль и помогли вернуть мир в приграничные регионы.

Драккен обратила внимание, что посол не стал называть имя генерала. На самом деле точный состав и количество войск держались в строжайшем секрете, и маршал Ольварсон категорически отказался обсуждать с ней детали. Ей удалось добиться лишь сообщения о том, что Карел Морант, сопровождавший посла в Кингсхольм, направился на восток в качестве посредника в переговорах с местными ополченцами. Но помимо смутных сведений больше ничего не удалось узнать.

– Какова численность войск? – спросил лорд Сигмунд.

Посол отмахнулся от него.

– Я сейчас не буду вдаваться в детали, но меня уверили, что воинов вполне достаточно для поддержания мира.

Сколько их? Батальон? Полк? Как бы ни прозвучал ответ, она готова биться об заклад, что посол знал точное количество солдат и даже их расположение.

– Не мог бы посол уточнить, что он имел в виду, когда сказал, что провинции находятся под его защитой? – спросила леди Ингелет.

Ответил король Олафур.

– Мы создали особую зону, которая теперь называется протекторат Сельварата, – пояснил он. – Он протянется на восток от Южной дороги – от Росмаара до Мирки. Эти провинции отныне будут подчиняться принцу Арнауду, которого императрица Тания назначила губернатором протектората. Принц и его советники станут следить за порядком и миром в регионе, освободив нас от лишних забот.

У капитана Драккен даже рот открылся от потрясения. Она услышала, как остальные приглушенно вскрикнули.

– Король Олафур, естественно, останется сувереном названных территорий, – объяснил граф Магахаран, – наша функция только консультативная.

Немногие решатся отказаться от услуг так называемых советников, если их поддерживает огромная армия.

Драккен встряхнула головой, стараясь собраться с мыслями. Теперь понятно, почему король выглядит так зловеще. Он только что пожертвовал третьей частью своего королевства, областями с самыми плодородными землями. Наивно думать, что Сельварат позволит ему сохранить остальное. Как только утвердятся позиции на востоке, они захватят все королевство.

Какие все же жители Джорска глупцы! Их просто одурачили. Принимают сельваратцев как спасителей, когда они на самом деле – головной отряд наступающих войск захватчиков. Только теперь, оглядываясь назад, капитан поняла то, что было ясно с самого начала.

– А что будет с нашими армиями на востоке? – задал вопрос советник Арнульф.

Никто не ожидал от него такой смелости, но потом капитан Драккен вспомнила, что одна из его дочерей служила капитаном под командованием майора Миккельсона.

– Армия вернулась в гарнизон в Калларне, освободив полки для усиления северо-западной границы, – ответил маршал Ольварсон.

Арнульф кивнул, словно удовлетворившись его ответом.

Лорд Рикард встал со своего места.

– Неужели больше никто не выступит против такой глупости? Сельваратцы – не защитники, а воры, только что похитившие у нас самые плодородные земли. Неужели мы отдадим их без борьбы?

– Лорд Рикард слишком возбужден, – вставая, сказала капитан Драккен.

Не стоило надеяться, что Рикард станет держать язык за зубами. Его родная Мирка была одной из провинций, которые король только что продал по дешевке. Однако он ничего не добьется, призвав короля к ответу на этом форуме.

– Да, я рассержен, и у меня имеются на то веские причины, – продолжал Рикард. – Если придется, я готов сражаться в одиночку, но молчать перед лицом трусости и предательства не стану. Король совершил измену. Он всех нас предал.

Драккен невольно сжалась. Лорда Рикарда трясло от гнева, никто не смел поднять на него глаза.

– Стража! – позвал король Олафур.

Двери открылись, и в зал вошли два стражника с копьями на изготовку.

– Рикард – государственный изменник и своими речами и присутствием оскорбляет нашу августейшую особу. Арестуйте его!

Стражники посмотрели на капитана Драккен, наступил момент принимать решение.

– Повинуйтесь своему королю, – твердым голосом приказала она. – Арестуйте его.

– Какая трусость, – прошипел Рикард, когда стражники выводили его из зала.

На этот раз замечание предназначалось ей.

* * *

Стивен слегка отодвинул тяжелую штору и выглянул в образовавшуюся щелку на небольшую толпу, собравшуюся перед зданием королевского храма. Каменная колонна частично закрывала обзор, поэтому он еще немного отодвинул штору.

22
{"b":"4664","o":1}