ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А если целитель ничего не ответит? – поинтересовалась она.

– Тогда у меня появятся доказательства, что он умер. И я уеду в Эскер. Не потому, что ты меня об этом просишь, а потому, что обещал отцу вернуться и помогать ему, когда Девлина не станет.

Стивен встал и двинулся к мастеру Дренгу. С видимой неохотой тот протянул руку и взял у него топор.

– Никогда прежде не слышал, чтобы живая душа была связана узами с оружием, – заметил Дренг.

– Но попытаться-то ты можешь, – с вызовом сказал Стивен. – Этот долг ты должен отдать.

Дренг положил топор на колени. Остальные окружили его, внимательно следя за каждым движением целителя. Он поднял руки над оружием и на несколько мгновений закрыл глаза. Когда они снова открылись, в них не осталось и тени сомнения.

– Я вызываю Эгила, бога кузнечного дела, который руководил твоим созданием, – начал Дренг. – Его именем я приказываю тебе. Открой нам свои секреты и расскажи о том, кто изготовил тебя. Поведай нам о его судьбе.

Мастер Дренг схватился за рукоятку топора обеими руками.

– Именем Эгила повинуйся мне! – повторил он.

Руки мага начали светиться, словно внутри них горел огонь. Свет прошествовал по ручке топора, потом достиг стального лезвия, которое начало медленно пульсировать красноватым светом, как будто его только что извлекли из раскаленного кузнечного горна.

Стивен коснулся рукой лезвия топора. Но вместо того, чтобы отдернуть руку от раскаленного металла, менестрель улыбнулся.

Драккен тоже дотронулась до оружия и почувствовала, что сталь холодна.

– Как это объяснить? – спросила она.

Маг только головой покачал.

– Я ни за что бы не поверил, если бы не увидел все собственными глазами, – ответил он. – Душа, сплетенная с металлом. Здесь нет такого ощущения магии, как в заклинании на Камне Души, и тем не менее связь есть.

– Так что же это означает?

Мастер Дренг не стал обращать внимания на ее сердитый тон.

– Это значит, что Девлин жив.

10

Девлин спал, и сон его был полон кошмаров. Король Олафур смеялся, наблюдая, как безликий солдат пронзает его, Избранного, мечом. Он лежал на тренировочной площадке, пытаясь дотянуться до ведра с водой, которое находилось вне пределов досягаемости. Колонна стражников прошла, переступив через него и не обратив на пленника никакого внимания. Все тело сотрясалось от мучительной лихорадки, а потом появился сержант Лукас.

– Что, пить хочешь? – спросил он и носком сапога перевернул ведро.

По лицу Девлина бежали слезы, он с отчаянием наблюдал, как драгоценная влага впитывается в грязную землю. И даже плача, почувствовал перемены. Он зло смахнул слезы, и все поплыло перед глазами. Картинка сменилась. Он больше не во внутреннем дворе. Вместо этого перед глазами отливала серебром синева неба, обрамленная зеленью деревьев. В поле зрения появилось чье-то лицо. Девлин хотел заговорить, но язык не слушался. Он тщетно попытался поднять руку и с ужасом понял, что не чувствует своего тела.

«Я умираю», – подумал он и снова погрузился в дурман.

Избранный больше не отличал ночь ото дня, не осознавал, где реальность, а где – сон. Девлин не знал, кто он и что с ним произошло. Оставалась уверенность только в одном: он пленник и должен бежать. Он боролся с безумной яростью пойманного в клетку зверя, однако затуманенный мозг не мог тягаться с тюремщиками.

Время шло, и он не мог сказать, как долго его держат в плену. Пока наконец не наступил тот день, когда он проснулся с ясной головой.

Его зовут Девлин из Дункейра, и он – Избранный. Предатели и враги пленили его и опоили ядовитым зельем. Теперь он вспомнил, как уже приходил в себя и безуспешно пытался бежать. А помимо этого – ничего, только темные образы, которые могли быть как реальностью, так и плодом больного воображения.

Он старался не шевелиться, чтобы сохранить хотя бы то незначительное преимущество, которое у него было. Медленно, украдкой, Девлин начал оценивать обстановку. Запястья отозвались ноющей болью, но не такой сильной, как он предполагал. Не было и чувства голода и жажды, мучивших его в кошмарах.

Теперь он лежал не на качающемся полу повозки, а на мягкой кровати. В воздухе витал пряный аромат сушеных трав, а потом он различил звук воды, переливаемой из кувшина в чашку.

– Можешь не притворяться, – послышался мужской голос. – Я знаю, ты уже не спишь.

Избранный открыл глаза, быстро огляделся и обнаружил, что находится в просторной комнате, которая скорее всего являлась частью дворянского дома. Обитые шелком стены выглядели богато, на полу – дубовый паркет, однако мебели почти не было, только кровать, на которой он лежал, резной стул у камина и длинный стол. На нем стоял кувшин и несколько сосудов поменьше, а также жаровня, полная золы.

Каждое из трех окон закрывала железная решетка. Двери охраняла пара хорошо вооруженных наемников, а у стола стоял мужчина в однотонном шерстяном одеянии. Он взял со стола глиняную чашку, налил что-то в нее из кувшина и отнес варево Девлину.

Пленник приподнялся на локтях. От слабости руки дрожали, однако он смог удержаться в сидячем положении. Он еще раз бегло оглядел охранников, отметив про себя, что, помимо меча за поясом, у каждого был тяжелый железный молот. Оружие необычное, но эффективное. Даже если он сможет удержаться на ногах, шанс застигнуть врасплох и одолеть двух вооруженных бойцов до смешного мал.

Когда мужчина подал ему чашку, Девлин успел рассмотреть на нем серебряный знак целителя. Однако никакие регалии, положенные людям его профессии, не могли успокоить бдительность в присутствии вооруженной охраны.

– Пей, – настойчиво сказал мужчина.

– Не буду, – упрямо ответил Избранный, убедившись, что голос его не подводит.

– Это всего лишь фруктовый сок, – продолжал убеждать мужчина. – Если твой желудок выдержит, можно будет покормить тебя чем-то более питательным.

Пленник сжал губы и дернул плечами. Он не позволит снова опоить себя.

– Упрямый осел! – воскликнул мужчина. Он поднес чашку к губам и осушил ее содержимое несколькими шумными глотками. – Теперь доволен?

Девлин молча наблюдал, как мужчина вернулся к столу и снова наполнил чашку. На сей раз он не стал отказываться от питья.

Желудок Девлина проснулся и тут же дал о себе знать, негодуя на долгую голодовку. Рано или поздно ему придется принять еду и питье, хотя бы для поддержания сил. Кроме того, здравый смысл подсказывал, что тюремщикам незачем вечно держать его одурманенным.

Девлин осторожно сделал глоток. На вкус это действительно оказался сок красного фрукта. Повертев чашку в руках, он с удивлением обнаружил, что на пальце все еще надето кольцо Избранного. Камень на нем остался темным в подтверждение, что напиток безопасен. Пожав плечами, Девлин допил оставшуюся жидкость.

– Кто ты? И зачем привез меня сюда? – спросил он.

– Я мастер Джастин. Что касается причин твоего пребывания здесь, то они мне неизвестны. Мне приказали вылечить тебя, именно это я и сделал.

– Где я? – поинтересовался Девлин, свешивая ноги с кровати.

– Ты сейчас…

– Нет! – прервал его один из наемников.

Избранный посмотрел на него. Ему показалось, что он узнал и стражника, и его напарника. Они, вероятно, находились среди тех, кто помешал ему осуществить побег. Оба стражника носили короткие куртки и кожаные штаны, которые популярны и среди наемных солдат в Джорске, однако собранные в аккуратную косичку темные волосы напоминали прически жителей островов. В то же время речь целителя выдавала в нем выходца из Кингсхольма, да и черты лица явно говорили о том, что он родился и вырос в Джорске.

Кроме того, Девлин не забыл, что всеми командовал Карел из Сельварата. Только очень странный союз мог соединить столь несовместимых людей.

Дверь отворилась, и в комнату вошел незнакомый дворянин, следом за ним – Карел и женщина, которая помогала опаивать его зельем во время путешествия.

25
{"b":"4664","o":1}