ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не знаю, что за игру вы затеяли… – начал Рикард.

– Сейчас не время спорить. Вы с нами? Или лучше оставить вас здесь?

Дверь в другом конце коридора распахнулась при первом прикосновении. Драккен только головой покачала, удивляясь такой халатности. В настоящей тюрьме на двери висел бы надежный замок, да не такой, ключом которого открывают двери всех камер. К счастью, ее совета не спросили во время оборудования подземелья.

За дверью они наткнулись на два безжизненных тела, одетых в специальную форму охранников подземелья.

Один лежал на спине, и, заглянув ему в лицо, Драккен удивленно отшатнулась. Носком сапога она перевернула тело второго солдата. Наконец многодневные поиски завершились – она нашла двух своих пропавших стражников. Однако они мертвы, а значит, пропала всякая надежда узнать о той роли, которую они сыграли в исчезновении Девлина.

Драккен искала их несколько недель, а оказалось, что все это время они были во дворце. Эта мысль не давала ей покоя. Что-то еще происходило перед самым носом у капитана стражи, о чем она понятия не имела.

Кивнув Олуве, Драккен начала снимать оружие с женщины справа, пока Олува занималась солдатом слева. Меч стражника она взяла себе, а нож отдала Рикарду.

– Пускайте его в дело только в случае крайней необходимости, – велела она, – не все вокруг нас – враги.

– Значит, ваш арест – мнимый? – спросил он.

– Нет, арест самый настоящий. Я сказала Эмбет, что собираюсь обвинить короля в убийстве, и она немедленно отправилась сообщить ему о моем плане.

– И все же…

Рикард в замешательстве покачал головой.

– А еще она оставила ключ от камер в соломе и позаботилась, чтобы меня поместили в эту каморку. Двое стражников – тоже ее работа. Узнаю по удару ножом.

Что же все-таки произошло? Они собирались лишь обездвижить охранников, а не убивать их. Наверное, кто-то из них узнал Эмбет, и это решило их судьбу.

Капитан повела их к узкой лестнице, потом по винному погребу и замерла у кухонной двери. Она вынула меч из ножен, Олува последовала ее примеру. Драккен быстро сняла плащ и обернула вокруг Олувы, низко надвинув капюшон ей на лицо. Надежда только на то, что никто не станет слишком приглядываться к ней.

С Рикардом совсем другое дело. Прежде роскошные одежды лорда были грязными и порванными в нескольких местах.

– Идите, не поднимая головы, и ничего не говорите, – наставляла его Драккен, – если удача на нашей стороне, новость о моем аресте еще не успела распространиться.

Она и Олува стали по обеим сторонам, словно конвоируя узника, затем Драккен отворила дверь в кухню. В этот час там почти никого не было, за исключением пекарей, которые трудились над тестом и не обратили на них ни малейшего внимания. Не в первый раз стража срезает путь через кухню, сопровождая пьяного или буйного гостя из дворца.

Когда вышли во двор, она заметила, что звезды уже погасли, а небо посветлело. Морвенна ускорила шаг. Необходимо покинуть город до рассвета.

Время теперь значило все. Она подождала час, чтобы дать возможность Эмбет доложить об успешном аресте королю Олафуру и обеспечить себе алиби на время побега. Ансгару повезет меньше. Его должны опоить и заставить исчезнуть. Найдутся улики, которые подтвердят его побег из города, предположительно, помогая Драккен скрыться. Даже если он осмелится объявиться после того, как его отпустят, шансы, что король поверит в его историю, очень невелики.

Это при условии, что Эмбет оставит его в живых. Капитан не поощряла хладнокровного убийства, но лейтенант уже перешла опасную грань.

Драккен направилась к молитвенным воротам – небольшой двери в стене королевского храма. Проход прорубили много веков назад, дабы набожные прихожане могли отдать свой долг богам в любое время дня и ночи. Теперь дверью пользовались редко, однако она все еще функционировала.

Сержант Лукас отдал честь, когда увидел ее. Не говоря ни слова, он вручил всем троим коричневые плащи рабочих, а Драккен еще и кожаную сумку, которую она тут же повесила на плечо. В сумке лежали ее сбережения и карты, которые беглецам обязательно понадобятся.

– Лошади и провиант ждут на постоялом дворе гуртовщиков, сразу за восточными воротами. Хозяин – двоюродный брат Нифры, вы будете там в безопасности.

Тридцать лет назад Лукас и Нифра были женаты, правда, недолго. Брак скоро распался, а дружба сохранилась на долгие годы. Нифра рисковала жизнью, передавая Драккен сообщения Дидрика. Если Лукас доверяет ее брату, то и Драккен тоже.

– Спасибо за все, – сказала она. – Действуй по приказу Эмбет. Я вернусь, как только найду его.

– Я все сохраню для вас, – ответил Лукас, быстро отдавая честь. – Пусть боги позаботятся о вас, капитан.

– И о тебе…

Драккен не была религиозна, но сейчас им нужна любая поддержка.

Никто не остановил их по дороге из города. Когда рассвело, стражники на вахте отвернулись, пока Драккен и ее спутники проскальзывали в восточные ворота. Она с ними и словом не обмолвилась, поэтому со всей искренностью охранники могли сказать, что не только не видели, но и не слышали о ней.

Морвенне стало совестно, когда она задумалась, сколько людей рискуют жизнью, чтобы помочь ее побегу. С того момента как мастер Дренг сообщил, что Девлин жив, она поняла, что не может больше оставаться в городе. Однако оставить Кингсхольм в руках Ансгара и ему подобных она тоже не могла. Они с Эмбет придумали этот план, который позволит одновременно избавиться от предателя Ансгара и завоевать для Эмбет благосклонность короля.

Сегодняшней ночью началась война, однако Драккен сомневалась, что кто-то, кроме нее, понимает это. Драккен стала первой, но со временем всем придется выбирать между службой безнравственному королю и долгом перед своей страной. Те, кто был убит этой ночью, станут лишь первыми потерями в будущей войне.

Лошади действительно ждали на постоялом дворе, а с ними – Дидрик и Стивен.

Дидрик нахмурился, увидев Олуву, но сказал лишь:

– Коней оседлали, мы готовы двинуться в путь, как только вы сядете в седло.

– Едем в Коринт спасать Девлина, если получится. Как только Избранный снова будет с нами, бросим вызов королю Олафуру и его проклятым сельваратским друзьям, – сообщила ему Драккен.

У Рикарда от удивления челюсть отвисла.

– Так Девлин жив? Вы уверены?

Стивен похлопал по топору, который теперь висел у него за спиной.

– Да, теперь у нас есть доказательства.

– Не желаете поехать с нами? – спросила Драккен.

Эмбет очень хотела поехать. И Лукас тоже. И многие другие, стоило ей попросить. Однако сейчас важно было взвесить все «за» и «против». Кингсхольм не мог обойтись без стражи, которая обязана защитить людей и не позволить городу впасть в анархию. К тому же лишняя пара мечей не сыграет роли, поскольку она не собиралась вызывать Сельварат на бой. Морвенна планировала действовать скрытно, хитростью, а маленький мобильный отряд больше подходил для этой цели.

Рикард покачал головой.

– Мое место в Мирке, – был его ответ.

– Провинция сейчас под властью Сельварата, а вас считают предателем, – напомнила она.

– Мой народ не согнется под бременем сельваратского ига, – уверенно возразил он. – Если я поведу мирканцев, они восстанут и сбросят власть захватчиков.

– Но вас убьют.

– Это моя жизнь. И земли Мирки у меня в крови. Я не могу поступить иначе.

– Так тому и быть, – подвела итог Драккен.

Дидрик вывел из стойла послушную лошадь и, держа ее под уздцы, дождался, пока Рикард не уселся в седло. Получилось лишь со второй попытки. Лорд наконец оказался верхом, держась за ребра с правой стороны. Храбрец, но безрассуден. Ехать одному, да еще раненному, означало стать легкой добычей для королевских патрулей, которых разошлют во все стороны в поисках беглецов.

– Дидрик, у нас найдется лишний меч? – спросила капитан.

– Твой боевой меч в седельной сумке, – ответил тот. – Лукас вчера тайком вынес его из дворца.

28
{"b":"4664","o":1}