ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя для того, чтобы целитель продолжал приходить, Девлину опять придется подвергнуться пыткам. Перспектива не из приятных.

Перед заходом солнца пришел слуга с чистой одеждой и приказал Избранному одеваться. Пленника снова сопровождал полный эскорт, как будто он – дикое животное, которое может напасть в любую минуту. На мгновение Девлин ухмыльнулся: интересно, какой будет их реакция, если он зарычит. Явная жизнерадостность пленника заставила эскорт понервничать, поэтому он продолжал улыбаться, даже когда они проходили мимо той комнаты, где его пытали.

К счастью, они там не задержались, а спустились на первый этаж. Девлина ввели в ярко освещенную столовую, где он увидел стол, накрытый на две персоны. Его усадили за стол, и на сей раз к креслу приковали цепью левую руку, а правую оставили свободной.

Свободно манипулировать рукой не удавалось, но при желании представлялась возможность запустить тарелкой в Арнауда или, на худой конец, ткнуть его вилкой.

Несколько мгновений спустя в комнату вошел принц в сопровождении двух слуг.

– Избранный, рад видеть тебя в добром здравии, – улыбнулся он.

Лицо принца светилось от удовольствия, как будто он совершенно запамятовал, что сам являлся причиной страданий Девлина.

Слуга подвинул Арнауду стул, и тот уселся напротив пленника.

– Я подумал, почему бы нам не поужинать вместе и не воспользоваться возможностью познакомиться поближе, – произнес принц.

Все это сильно смахивало на безумие, и Девлину больше ничего не оставалось, кроме как подыграть.

– Мастер Джастин – просто сокровище, не правда ли? Я нашел его при дворе одной титулованной особы. Но местный дворянин совершенно не заслуживал такого подарка, у него не было ни малейшего представления, как правильно его использовать. А я знаю. У меня есть идея, как использовать и тебя, – продолжал Арнауд.

– Я всегда верил, что человек сам должен выбирать свою судьбу, – ответил Девлин.

– Да, тем не менее твой собственный путь далек от задуманного, не так ли?

Меткое замечание принца оказалось слишком близко к истине, но прежде чем Девлин смог придумать ответ, дверь отворилась. Двое слуг принесли первое блюдо – прозрачный рыбный бульон и тарелку хлеба для каждого. Принцу налили вина, а перед Избранным поставили высокую кружку с чем-то, напоминающим эль.

Арнауд вопросительно приподнял бровь.

– Попробуй и скажи, что думаешь?

Девлин поднял кружку и сделал глоток. Действительно, настоящий эль из Дункейра. С легким привкусом горечи, как будто после долгого путешествия, Избранному он был больше по вкусу, чем любое изысканное вино.

– Хорош эль? – поинтересовался принц.

– Неплох, – ответил пленник.

– Отлично. Мой повар посчитал бочонок испорченным и хотел его выбросить, но я убедил его, что тебе понравится.

Полное безумие. Арнауд обращался с ним как с почетным гостем, а не как с пленником. При других обстоятельствах Девлин посчитал бы принца человеком чести и слова. Однако Арнауда выдавали глаза. Консорт мог улыбаться и излучать приветливость, но холодный взгляд выдавал истинную сущность его души.

– Довольно приятная страна, – сказал принц, пускаясь в описание всех дел за день.

Девлин слушал, бормоча что-то в нужный момент. Принц на удивление разоткровенничался, поведав, что ездил в лагерь обсудить расположение войск и вопрос первенства среди союзников. Из его комментариев Девлин сделал вывод, что силы захватчиков разделялись на две неравные группы. Первая состояла из регулярных войск сельваратской армии. Вторая – наемники, преданные принцу. Это совпадало с тем, что он видел сам, наблюдая странную смесь воинов, окружавшую Арнауда.

Даже Девлин признавал трудности, с которыми столкнулся принц. Нужно заставить два подразделения взаимодействовать. Дисциплинированные войска армии презирали наемников, в которых они видели слабых приспособленцев, убегающих с поля боя перед лицом настоящей опасности. Со своей стороны, наемники негодовали при любой попытке армии контролировать их.

Что ж, полезная информация. Сумей кто-нибудь найти способ вклиниться между двумя группами, он помешал бы планам принца по расширению своей власти. Интересно, с какой стати Арнауд так свободно рассказывает ему обо всем. Неужели потому, что все еще надеется переманить Девлина на свою сторону? Или потому, что планирует убить Избранного прежде, чем он успеет воспользоваться этими сведениями?

После рыбного супа подали жареную телятину. Мясо на тарелке Девлина аккуратно порезали на маленькие кусочки, как маленькому ребенку, которому нельзя доверить нож. Перед ним лежали только два столовых прибора, в то время как принц располагал полным комплектом, положенным для торжественного ужина, включая набор из трех ножей. Приборы находились на небольшом расстоянии, однако, учитывая длину цепи, они с таким же успехом могли находиться в соседней деревне.

Проследив за взглядом Девлина, принц улыбнулся. Он промокнул губы салфеткой и подал слуге знак, чтобы тот наполнил стаканы.

Наконец ужин подошел к концу. Избранный отказался от десерта, который поставил перед ним слуга. Он не мог по достоинству оценить блюда из-за необычности ситуации и с ужасом ожидал того, что произойдет после ужина, когда принц потеряет интерес к новой забаве.

Эль оказался превосходным, однако Избранный ограничился одной кружкой. Ему еще понадобится светлый ум.

– Расскажи мне о Заклятии Уз, – попросил принц после того, как унесли тарелки и последний слуга покинул комнату.

– Ты побывал в моем разуме и знаешь то же, что и я. Ты даже знаешь о моем пристрастии к элю. Зачем рассказывать то, что ты уже знаешь?

– Сделай одолжение.

Девлин колебался. У принца наверняка есть на это причины. Он знал, что Арнауд получил доступ по крайней мере к некоторым его мыслям, когда их разумы соприкасались. Но, возможно, связь была не настолько совершенна, как предполагал принц? Глупо выкладывать всю подноготную. Принц использует полученные сведения против него самого.

– Ответь на мои вопросы, и ты сможешь вернуться к себе в комнату, чтобы безмятежно поспать.

Другой вариант остался невысказанным. Вне всяких сомнений, у принца много способов заставить человека страдать.

Девлин пожал плечами. Ничего страшного не произойдет, если он расскажет Арнауду то, что в Джорске известно всем.

– Кандидат на звание Избранного приходит в королевский храм, – начал Девлин. – Священник молится, а маги распевают Заклятие Уз. Самозванец умирает, а тело его поглощает огонь. Если же кандидат истинный, его провозглашают Избранным.

Некоторые думали, что сами боги несли ответственность за выбор подходящего кандидата. Однако Девлин не без оснований полагал, что именно чары, насланные магом, уничтожали тех, кто считался неподходящим.

– Могущественное положение, второе лицо после короля в старые времена, – задумчиво проговорил Арнауд.

– Вот и все, что мне рассказывали, – закончил Девлин, хотя Стивен так часто и подробно рассказывал легенды о великих Избранных, что он выучил все эти истории наизусть.

– Да, властители так боятся силы, связывающей Избранного с его долгом, что используют заклинание, чтобы тот не смог нарушить клятву. Странные вещи случаются с тем, кого называют защитником богов.

– Боги не просили меня ни о чем. Я добровольно вызвался за вознаграждение, – ответил Девлин.

В те времена он не видел дальше десяти золотых дисков, которые выдали новоиспеченному Избранному. Сейчас, два года спустя, трудно поверить, что он остался тем же человеком.

– Так утверждаешь ты. Однако сколько раз ты задавал себе вопрос: что, если только ты принимаешь истинные решения?

Девлин резко откинулся в кресле. Что за гадость? Проклятый чародей знал о нем больше, чем самые близкие друзья. Потаенные мысли обнажились под нападками принца. И теперь враг может использовать это знание против него.

Ярость охватила Девлина, а собственное бессилие усилило ее. Он ничего не мог поделать и не способен был нанести принцу ответный удар. Единственное, что ему оставалось, – вести себя спокойно и не доставлять Арнауду удовольствия, демонстрируя свое замешательство.

35
{"b":"4664","o":1}