ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что касается Заклятия Уз, то я не знаю, как оно работает, – сказал Девлин, возвращаясь к вопросу принца. – Даже мастер Дренг не понимает сути магического механизма.

Тем хуже. Дренг обещал, что снимет заклинания, если это в его силах, однако все предпринятые попытки оказались неудачными. Избранный обречен носить груз Заклятия Уз до самой смерти.

– А я и не ожидал, что твой так называемый маг разгадает заклинание. Единственное, что он умеет, так это вызывать огонь, – заявил Арнауд, моментально выбросив все мысли о Дренге из головы. – Хорошенько поразмыслив, он бы понял, что Заклятие Уз основывается на управлении разумом. Мастерство, сильно отличающееся от недалекой магии, которую он практикует.

Принц поигрывал своим стаканом с вином – казалось, он был заинтригован изменяющимися узорами света на темной жидкости.

– В отличие от твоих жалких магов и захудалых колдунов я обладаю истинной силой. При желании я смог бы избавить тебя от Заклятия Уз.

– Тогда почему ты еще не сделал этого? – спросил Девлин, понимая, что Арнауд лжет и прибегает к уловкам.

– Требуется твое сотрудничество, – ответил принц. Он поймал взгляд Девлина и уставился в его глаза. – Подумай, разве не этого ты хотел с тех пор, как стал Избранным? Я могу вернуть твою жизнь и свободную волю. Ты снова станешь самим собой и обретешь независимость.

Пленник глубоко вздохнул. Принц не мог найти лучшей приманки для своей ловушки. А в том, что это ловушка, Избранный не сомневайся, даже если и не видел железных зубцов, готовых захлопнуться на нем.

Как заманчиво! Несмотря на все, что Девлин знает о принце, о его безумии, злобе, даже несмотря на то, что тело его все еще болело по милости Арнауда, Девлин с трудом боролся с искушением.

По иронии судьбы именно Заклятие Уз и спасло его. Собственные желания Избранного не играли никакой роли. Заклятие Уз подчиняется только долгу и не позволит себя разрушить.

– Я вынужден отказаться, – произнес Избранный, как будто ему предложили великий дар.

– Не торопись, – сказал Арнауд, поднимаясь из кресла. – Утро вечера мудренее. Ступай, дашь мне ответ завтра.

– Мое решение не изменится, – настаивал Девлин.

– Надеюсь, ты ошибаешься. Подумай – ради нашего общего блага.

14

Стивен остановился у подножия лестницы из-за внезапно охватившего его беспокойства. Должно быть, это знакомое место, поскольку, путешествуя в качестве менестреля, он бывал в таких же мелких деревенских тавернах. Однако тогда Стивена волновало лишь одно – проявит ли хозяин постоялого двора интерес к его музыке. Время от времени ему попадались благодарные зрители, они давали Стивену медные монеты и угощали стаканом темного вина. Во времена похуже они были менее дружелюбными, включая один незабываемый вечер, когда все побросали посуду и вышвырнули его на улицу. Вот так протекала жизнь человека, который пытался заслужить звание менестреля.

Но тогда Стивен играл по другим правилам. Теперь же он оставил музыку позади, в Кингсхольме. И сейчас, если он провалит задание, они не просто лишатся ужина, как когда-то, а подвергнут риску свои жизни.

Стивен заставил себя двигаться вперед, пока не остановился на пороге гостиной, высматривая свободный стол. В комнате было многолюдно, поскольку путники приехали в город в базарный день. Он увидел, что какие-то загонщики встали, и быстро стал пробираться через толпу, чтобы занять освободившийся стол. Вдруг будто из ниоткуда появился мальчик и начал складывать медяки, оставленные на столе, в карман. Он собрал пустые стаканы и протер стол тряпкой.

– Вы один? – спросил мальчишка.

– Жена присоединится ко мне через несколько минут, а потом придут мои охранники, после того как закончат свои дела, – прокричал Стивен, придерживаясь истории, которую они придумали. – Принеси кувшин с вином и четыре стакана для начала. И еще выясни, что повар готовит на ужин.

– Свинину, – ухмыльнулся мальчик. – В базарный день у нас всегда свинина. Но я могу спросить у мамы, найдется ли еще что-нибудь.

– Свинина подойдет, – согласился Стивен. – Но не сразу. Дождись, когда остальные присоединятся ко мне.

Мальчонка кивнул и быстро убежал. Как только пришла Олува, он вернулся с вином и стаканами. Та нахмурилась, осматривая помещение.

– Тебя что-то не устраивает? – поинтересовался Стивен.

– Нет, довольно приятное место. Мы должны поблагодарить сержанта Роману за совет, – ответила Олува, продолжая пристально рассматривать посетителей таверны.

Стол находился почти в центре. Удачное место, если ты хочешь все видеть, и незавидное, если придется защищаться. Девлин никогда бы не уселся здесь, но, принимая во внимание роль, которую взял на себя Стивен, не стоило отказываться от единственного свободного места.

Отовсюду слышались обрывки разговоров. В основном обычные сплетни маленького городка: о заключенных сделках, о мошеннике, получившем взбучку, мелкие слухи о скандале, который касался местной жрицы, молодого человека и приношения в виде свиньи. Жаль, что рассказчица понизила голос, прежде чем Стивен смог выяснить, какую роль во всем этом играла свинья.

Он помотал головой, осознав, что позволил себе отвлечься на пустяки. Стивена не интересовало то, о чем говорят все эти люди. Важно то, о чем они не говорят. Ни один из них не упомянул сельваратские войска и недавно провозглашенный протекторат. Никто даже не упомянул имя короля. Создавалось впечатление, что они из кожи вон лезут, чтобы представить все в лучшем свете. Люди или обманывались, или жили в страхе, опасаясь доноса. И если бы Стивен спорил, то поставил бы на последнее.

Народ продолжал прибывать в таверну, теснясь на скамейках или даже устраиваясь стоя, там, где некуда было присесть. Стивен получил свою долю злобных взглядов, когда отказался уступить два пустующих стула у их стола, однако никто не посмел возмутиться вслух.

Они наполовину опустошили по второму стакану с сильно разбавленным вином, когда появились капитан Драккен и Дидрик. Как и Олува, они нахмурились при виде стола, но больше свободных мест не было, и поэтому им ничего не оставалось, как усесться здесь.

– Я купил свежего зерна для лошадей, а другие запасы доставят позднее, сэр, – сказал Дидрик.

Для поддержания легенды, которую Стивен рассказал сержанту, он выдал себя за дальнего родственника сельваратской семьи, вне сомнения, надеющегося воспользоваться семейными узами, чтобы увеличить свое состояние. Олува – его жена. Дидрик и Драккен – два безработных наемника, которых он пригласил в качестве эскорта. Легенда при поверхностном рассмотрении могла продержаться. У Стивена такие же каштановые волосы, как и у матери, по внешности он пошел в ее род. Тем не менее, если он встретит кого-нибудь из рода Наринов или, не дай бог, своего кузена Хайдена, то игра сразу же завершится. Стивена, сына Геммы, разоблачат и признают в нем Стивена, сына Бринйольфа, барона Эскера, давно разыскиваемого беглеца.

Капитан Драккен подняла кувшин с вином и со словами «с вашего разрешения» наполнила стаканы себе и Дидрику.

– Я расспросила людей на рынке. Один из них рассказал, что областной смотритель объезжает районы и будет отсутствовать еще несколько дней, – поведала она, повысив голос, чтобы он перекрывал раздающийся вокруг гомон.

Драккен хотела, чтобы каждый любопытный мог, подслушать и утвердиться во мнении, что Стивен и его компаньоны именно те, за кого себя и выдают.

– Неудача, – ответил Стивен. – Думаю, нам стоит подождать…

Его голос повис в тишине.

– Парень оказался достаточно разговорчивым и поведал мне, что главный лагерь расположен в дюжине лиг к северу отсюда. Если вашего кузена там не будет, то у них наверняка есть сведения, куда его направили, – отчиталась капитан. – Конечно, вам решать, но было бы неплохо остаться на несколько дней в этой таверне и передохнуть.

Мальчик вернулся, с трудом удерживая тоненькими ручками четыре тарелки, и расставил ужин, затем, через несколько минут, вернулся с ножами. Это действительно оказалась свинина, тушенная с яблоками, рядом лежали большие куски свежего хлеба.

36
{"b":"4664","o":1}