ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что выяснил? – поинтересовалась Драккен.

– Он там, – ответил Стивен.

– Откуда такая уверенность? – вмешался Дидрик. – Ты видел его?

– Нет. Но в стороне от остальных стоит одна палатка, охраняемая часовыми. Майор Биллем не называл заключенного по имени, но сказал, что принц Арнауд приезжал сюда утром, чтобы допросить его.

– Пленником мог быть кто угодно, – возразила Драккен.

– Это Девлин, – настаивал Стивен. – Майор Биллем обмолвился о нем очень почтительно. Только Избранный мог вызвать подобное отношение к себе.

Слова Стивена не убедили капитана.

– Топор привел нас сюда. И это единственная охраняемая палатка. Единственная, – добавил Стивен.

Он не мог понять, почему никто не разделяет его волнения.

– Ты же не осмотрел весь лагерь, – возразила Драккен.

– Я видел достаточно, – сказал он. Действительно, топор мог привести их непосредственно к Девлину, но пронести заколдованное оружие через весь военный лагерь врага не представлялось возможным. И все же там, где магия была бессильна, преобладал разум. – Девлин – богатая добыча, где же его охранять, если не в самом сердце лагеря?

– Я согласна со Стивеном, – поддержала его Олува. – А теперь, когда мы нашли его, что будем делать?

– Мы должны пробраться к врагам, незаметно подкрасться к самому сердцу противника, вывести из строя часовых, освободить пленника и выбраться из лагеря, прежде чем один из пятисот враждебно настроенных солдат поднимет тревогу, – вздохнула капитан Драккен.

– И приготовиться к тому факту, что Девлин без сознания или ранен, – добавил Дидрик.

По крайней мере они перестали отрицать, что Избранного в лагере нет.

– Если мы украдем форму и затемним Стивену волосы, то он сойдет за одного из сельваратцев, – предложила Олува. – У ворот я видела, что извозчикам позволяли заезжать в лагерь с товарами. Повозку наверняка обыщут, поэтому оружие нужно тщательно спрятать.

– Значит, придется искать повозку и груду товара, которая пройдет осмотр, – подытожила Драккен. – Понадобится что-нибудь еще?

– Удача, – ответил Дидрик.

– Удача – для дураков, – заключила капитан. – Я верю только в нас самих.

* * *

Стивен с Олувой пробрались в лагерь как раз в сумерки. От грубой краски голова невыносимо чесалась, а штаны позаимствованной солдатской формы волочились по земле, угрожая в любой момент свалиться. Приходилось то и дело поддергивать штаны за ремень. Стивен надеялся, что в темноте при свете далеко расположенных друг от друга факелов он сойдет за одного из врагов.

С Олувой дело обстояло проще. Ее костюм подчеркивал изгибы тела и вполне соответствовал избранной роли. Стивен вспыхнул, едва взглянув на нее, и быстро отвел глаза.

Они решили попытаться спасти Девлина в сумерках, когда лагерь погрузится в тишину после вечерней трапезы. Три дня ушло на подготовку операции – время, когда Стивен разрывался между стремлением самому прокрасться в лагерь и освободить Избранного и желанием выплеснуть свой гнев на капитана за ее сверхосторожный подход к заданию. Внушала опасение и ситуация с рекой. В любой момент может появиться корабль и перевезти Девлина в Сельварат, и тогда они потеряют его. И все же Стивен вынужден был согласиться с тем, что Драккен мудро поступила, предприняв меры предосторожности. Оставался единственный шанс, и они не должны провалить дело.

Кроме того, Стивен не хотел думать о том, что Избранный пережил за те три дня, пока его друзья вынашивали план побега. Интересно, он чувствует, что они рядом? Или же считает себя одиноким и брошенным?

После долгих недель поисков он увидится с Девлином. С трудом сдерживая возбуждение, менестрель старался вести себя непринужденно. Когда пара проходила мимо двух солдат, играющих в кости, он приветливо кивнул.

– Не хочешь поделиться богатством? Можем сыграть на нее! – выкрикнул один из них.

– Сначала сам узнаю, чего она стоит, – засмеялся Стивен.

На золотые капитана они купили платье, которое надевала на свадьбу деревенская девушка. Оно было по крайней мере на два размера меньше, чем носила Олува, а вырез увеличили с помощью кинжала, тем самым создав образ настоящей маркитантки. Стивен никогда не посмел бы предложить девушке надеть что-нибудь подобное, но Олува намеревалась сыграть свою роль до конца.

– Поторопись, – заявил второй солдат, неодобрительно взглянув на них. – Помнишь правила: местным запрещено находиться в лагере после захода солнца. Если генерал застукает ее здесь, будешь драить сортиры до конца своей жизни.

Стивен дернул Олуву за руку.

– Пойдем, – сказал он, подражая выговору торговцев. Олува обняла его за шею и притянула к себе, впившись в губы на удивление страстным поцелуем. После минутного замешательства Стивен с энтузиазмом ответил ей. Это явно не был сестринский поцелуй, и на мгновение он пожалел, что не воспользовался возможностью, которая представилась ему в таверне. Стивен хотел обнять Олуву, но та оборвала поцелуй и, взяв его за руку, потащила прочь от костра.

Стивен пришел в замешательство и на несколько минут забыл обо всем. Менестрель почувствовал, как краска залила лицо, а хохот солдат звучал в его ушах, пока они пробирались вперед, углубляясь в лагерь.

Они добрались до нужного места и увидели, что у палатки на страже стоит только один часовой, а не двое, как днем. Стивен решил, что это знак и удача сопутствует им, тем не менее неприятные предчувствия не оставляли его. Он замедлил шаги, понимая, что все зависит от дальнейших действий. Зачем он пошел на это? Он менестрель, а не воин. Малейшая ошибка будет стоить Девлину свободы.

Но больше некому. И нет времени менять план. К этому моменту Драккен и Дидрик должны уже пробраться в лагерь через западную часть, ту, где хранился провиант. Они не могли оставаться там долго, рискуя быть в любой момент обнаруженными. Сейчас или никогда.

Олува ободряюще пожала его руку.

Стивен глубоко вздохнул, чтобы успокоить нервы, игриво шлепнул Олуву сзади, а затем, скрываясь за широкими юбками, достал из прорези в плаще свой кинжал. Он даже не заметил ее движения, но был уверен, что Олува уже сжимает в руке нож.

– Стой, – выкрикнул часовой, как только они приблизились.

Стивен оттолкнул Олуву и заметил, как та недовольно надула губы. Из нее получилась бы замечательная актриса. Часовой не спускал с девушки глаз и поэтому не заметил, что Стивен приблизился к нему справа, в то время как Олува зашла слева.

– У меня угощение для майора Виллема. Наилучшие пожелания от деревенского старосты или как там он себя называет, – проговорил Стивен.

– Палатка – вон там, – сказал часовой, указывая в сторону. – Рядом с генеральской.

– Понятно, – легко согласился менестрель.

– А он симпатичный, я зайду к нему, как только закончу с майором, – улыбнулась Олува.

– Что она там лепечет?

Часовой сделал шаг назад.

Стивен услужливо перевел.

– Я не связываюсь с продажными девками, а майор тем более, – покачал головой караульный.

Не обращая внимания на оскорбление, Олува наклонилась вперед, и ее ладонь скользнула по руке солдата.

Тот отступил назад, и в этот момент Стивен развернулся и воткнул ему нож между ребер. Тело резко дернулось, рот приоткрылся, но Олува закрыла его поцелуем, удерживая часового в жутком объятии смерти.

Стивен провернул кинжал и вынул его. Кровь хлынула менестрелю на руки. Пряча нож, он придерживал полы палатки, пока Олува затаскивала умирающего часового внутрь. Стивен закрыл палатку и занял место стража. Он вытер правую руку о темный шерстяной плащ, но все равно чувствовал кровь человека на своей ладони.

Прошла вечность, прежде чем он услышал шуршание тента позади себя. Первой вышла Олува, за ней следовал высокий мужчина, одетый в запасной плащ, который до сих пор она прятала под своими обширными юбками.

– Поторопись, у нас не так много времени, – прошептала она.

Стивен обернулся и посмотрел в лицо майора Миккельсона.

38
{"b":"4664","o":1}