ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

15

После беспокойного ночного сна Девлина подняли с рассветом и привели к принцу. Сердце Избранного забилось чаще, когда эскорт остановился перед комнатой, где его пытали. В дверном проеме он увидел Арнауда, потягивающего из кружки каву, и служанку, убирающую со стола остатки завтрака. Когда она проносила поднос мимо Девлина, в животе у него заурчало. Прошлым вечером он практически не ел, а утром никто не принес ему завтрак.

Принц взглянул на Девлина, затем сосредоточил внимание на развернутом свитке на столе перед собой. Именно такого шанса Избранный ждал давно. Застать Арнауда врасплох, сломать ему шею или задушить до смерти, прежде чем вмешается охрана. Его враг обладал телосложением дуэлянта, но у Девлина было преимущество – развитые мускулы, результат тяжелой трудовой жизни. Комната пуста, принц не вооружен, а сил у него хватит для любой схватки.

А если попытка Девлина окажется провальной, велик шанс того, что охране Арнауда придется убить его, чтобы спасти жизнь своему господину. Даже при таком раскладе Избранный окажется в выигрыше. Он рассчитывал, что охранники на мгновение растеряются, поэтому сделал три быстрых шага вперед. Девлин уже собрался для прыжка, как внезапно один из стражников схватил его сзади.

– Осторожнее, мой друг, – улыбнулся принц. – Помни об их приказе.

Избранный почувствовал горечь разочарования. Если бы он был немного проворнее…

Арнауд медленно повернулся и посмотрел ему в лицо – казалось, что ему безразлично, покушались на него или нет.

– Могу предположить, это значит, что ты отказываешься от моего предложения. Ты предпочитаешь смерть и не хочешь снова почувствовать себя свободным человеком?

– Я ни от чего не отказываюсь. Просто не могу, – выдавил Девлин.

– Нет, можешь. Или же тебе придется. – Принц Арнауд встал. – Ты уже однажды впустил меня к себе в разум, когда подвергся тому странному ритуалу. Но тогда моя сила ограничивалась расстоянием между нами. Теперь же, если ты повторишь свой обряд в моем присутствии, я смогу войти и уничтожить Заклятие Уз часть за частью, до тех пор, пока ты не освободишься от него полностью.

По телу Девлина пробежала дрожь. Заклятие Уз казалось отвратительным волшебством, но то, что предлагал Арнауд, было еще хуже. Принц спокойно говорил о вмешательстве в его душу, и это явно указывало на его извращенность.

– Мой ответ не изменился. Я не стану помогать тебе в создании армии заколдованных воинов.

Ни одному живому существу Девлин не мог пожелать тех адских мучений, которые он претерпел от заклинания. И теперь его принуждали отдать страшное оружие в руки врагов Джорска.

– Я надеялся избавить тебя от неудобств, – сказал Арнауд, издевательски покачав головой.

Он подал знак охранникам, державшим Девлина. Они крепко привязали его к тяжелому деревянному креслу, и вскоре пленник почувствовал, как руки стало покалывать от недостатка крови.

Принц прошелся вокруг Избранного, убедился в надежности пут и встал перед ним.

– И все же в твоей непреклонности есть одна приятная сторона. Я с нетерпением буду ждать того дня, когда мои воины станут такими же преданными мне, как ты своему вероломному королю.

– А я буду ждать с нетерпением дня, когда Хаакон заберет твою гнилую душу.

Один из охранников бросил на Девлина злобный взгляд, однако Арнауд никак не отреагировал на проклятие. Он отпустил стражей и приказал им закрыть за собой дверь.

Пленник специально расслабил мускулы и замедлил дыхание, собираясь с силами перед предстоящими мучениями. Конечно, Арнауд прекрасно сознавал, что Избранного не сломить пытками. Еще один день истязаний никак не изменит его убеждений.

Принц вытянул правую руку и положил ладонь на лоб Девлина. Тот резко отдернул голову в сторону, однако мучитель крепко сжимал виски Девлина свободной рукой. Взгляд Арнауда остановился на нем. Пленнику пришлось смотреть ему в лицо и участвовать в этом страшном состязании воли.

Девлин почувствовал жжение на среднем пальце левой руки. Он посмотрел вниз и заметил, что кольцо стало мерцать. Предупреждение, что в ход пошли чары. Подобного волшебства он никогда не видел. Не было ни призыва к богам, ни ритуальных приношений, ни атрибутов магии. Только ощущение энергии, витавшей в воздухе. Кожа Избранного горела, как будто он находился в центре молнии.

Арнауд резко схватил пленника за волосы, и ему снова пришлось взглянуть в темные зрачки принца. Мучитель смотрел прямо в глаза, как будто видел что-то внутри него, и Девлин боролся с желанием отвернуться в суеверном страхе.

Жжение в руках теперь распространилось и на ноги, он чувствовал, как оцепенение постепенно завладевает его телом. Девлин ничего не слышал, кроме собственного резкого скрежещущего дыхания, которое становилось все слабее. Он больше не чувствовал своего тела. Голова кружилась, взгляд затуманился, Девлин ничего не видел перед собой, кроме темноты. Все звуки исчезли. Он закричал от ужаса или пытался кричать, но тишина окутала все вокруг.

Девлина охватывал всевозрастающий ужас. Арнауд отправил его в ад.

Первое, что Девлин почувствовал, когда пришел в себя, – собственное дыхание. Сосредоточился на звуке, подтверждающем, что он все еще жив. Потом ощущения стали возвращаться в конечности, странная теплота охватывала все его тело по мере того, как просыпались нервные окончания, не отвечавшие прежде. Мучительно медленно тело снова становилось своим, и наконец Девлин смог открыть глаза.

Избранный приподнял голову, борясь со слабостью в мускулах, которые не хотели подчиняться, и дурнотой, поднимающейся изнутри. Изнеможение противостояло томительному страху, который охватил Девлина при мысли о том, что Арнауд и его чародейство сделали с ним.

– Твой маг оказался сильнее, чем я думал, – заключил принц.

Он сидел за столом, огромная книга лежала открытой у локтя. Арнауд выглядел уставшим, темные тени легли под глазами, но во взгляде, направленном на Девлина, читалась алчность. Он смотрел на него так, будто перед ним не человек, а редкая драгоценность или превосходный экземпляр. Что-то, чем он хотел обладать любой ценой.

Девлин облизнул сухие губы, но ничего не сказал.

– Открой для меня свой разум, и ты избавишься от заклинания, – настаивал Арнауд.

– Нет, – инстинктивно вымолвил Девлин.

И печально улыбнулся, как только понял, что сделал. Он не колебался ни минуты, когда отвечал на вопрос. Говорил не Девлин. Это говорило Заклятие Уз. Несмотря на все старания принца, заклинание по-прежнему невредимо.

Арнауд кивнул, как будто ответ Избранного не удивил его.

– Заклинание хорошо защищено, но со временем я разрушу эту броню, – сказал он. – Каждый день я буду понемногу отщеплять по частичке до того момента, когда твой разум откроется для меня, как и эта книга.

Девлин непроизвольно содрогнулся, увидев очередную издевательскую улыбку принца. Поднимаясь с кресла, Арнауд бросил на него последний взгляд и покинул комнату.

Несколько минут спустя двое наемников пришли в комнату и отвязали Девлина от кресла. Ослабевшие от долгого сидения и всего того, что сделал с ним принц, ноги пленника подгибались и отказывались держать вес тела. Тюремщикам пришлось тащить Демина назад в комнату, которая стала клеткой, где его и оставили. Раньше ему пришла в голову идея притвориться слабым, чтобы обмануть охранников. Но это не выход. Мышцы рук подрагивали, а ноги болели так, как будто он упорно работал в течение последних нескольких дней. Какой бы магией Арнауд ни занимался, казалось, что цену за нее платила жертва.

Девлин немного поспал и долго заставлял себя подняться, когда ему принесли еду. По очереди он безжалостно тренировал каждый мускул своего тела, пока оно не стало единым целым и послушным. Стражи внимательно наблюдали за ним, но не вмешиваясь. Только после этого Избранный позволил себе заснуть на целую ночь.

На следующее утро пленник ждал, что принц снова вызовет его к себе. Однако день подходил к концу, а вестей все не было, и тогда тревога Девлина стала перерастать в чувство разочарования. Он ни на шаг не приблизился к побегу, и со дня его заключения ничего не изменилось. Каждый день в плену у Арнауда только подводил его к тому моменту, когда враг добьется своей цели.

39
{"b":"4664","o":1}