ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пленник вслух издевался над тюремщиками – те игнорировали его колкости. Когда часовые сменились, он решился повторить свою тактику на новых охранниках, однако и эти остались невозмутимы. Бывалые солдаты, одного взгляда достаточно, чтобы понять это, и тем не менее слишком напуганы действиями принца, чтобы рискнуть навлечь на себя его гнев.

На следующий день Арнауд послал за пленником. На сей раз Девлин знал, чего ожидать, однако все равно боялся, что мир исчезнет и он провалится в черную беззвучную пустоту. Но принц позволил ему сохранить ощущение мира вокруг себя, хотя это и не было состраданием. В первые минуты Девлин почувствовал волну сокрушительной силы, сдавившей каждую кость в его теле. По мере того как возрастало давление, он смутно удивлялся тому, что все еще жив. Он знал, что не сможет больше вытерпеть ни минуты, а давление все усиливалось. Уже давно перевалило за полдень, когда Девлин открыл глаза. Он не мог точно сказать, как долго длилась пытка и сколько времени он приходил в себя.

Слабым утешением было видеть, что Арнауд тоже выглядел измученным, резкие складки залегли у его губ. В этот раз принц не хвастал своей силой, а просто приказал увести Девлина.

* * *

На следующее утро все тело Избранного болело от истощения. Ему безумно хотелось спать, но он заставил себя подняться с кровати и съесть завтрак, который принесли тюремщики. Необходимо поддерживать силы, вдруг появится шанс бежать. Медленно, по мере того как тянулся день, неестественное изнеможение покидало его. Он наконец почувствовал себя самим собой. Люди принца пришли за Девлином после захода солнца.

Его снова отвели в комнату Арнауда, привязали к креслу и оставили дожидаться прихода мучителя. Долго протекали минуты, и у Девлина было время подумать о том, что его ожидало. Он собрался с силами, чтобы не поддаваться страхам, и когда принц прибыл, он смог его поприветствовать по крайней мере с внешним выражением спокойствия.

– Ты знаешь, что такое чародейство? – поинтересовался Арнауд.

– Нечто очень омерзительное.

Принц улыбнулся, как будто жертва только что сделала ему комплимент. Он подошел поближе, заглянув Девлину в глаза.

– Это – сущность силы воли. – Он прикоснулся правой рукой ко лбу Избранного. – И сила, – закончил он, переложив руку на его сердце.

Избранный вздрогнул, уверенный, что принц готовится применить заклинание, которое приведет к очередной пытке. Однако тот отступил.

– Маги полагаются на фокусы. Древние руны, магические предметы, искаженные заклинания, передаваемые из уст в уста так долго, что уже потеряли свой смысл. Большинство не понимают слов, которые напевают, и истинного происхождения силы, которую вызывают.

– И эти бездари создали заклинание, которое ты не можешь разрушить? – спросил Девлин.

– Нет, Заклятие Уз создано настоящим чародеем. Тем, кто прекрасно осознавал, как сосредоточить волю и цель и перевести это знание в ритуал, который может осуществить даже неопытный волшебник.

Девлин содрогнулся. Ему нет никакого дела до того, как создавалось заклинание. Единственное, что имеет значение, – является ли Заклятие Уз чародейством или простой магией. Как ни задумывалось это волшебство, оно работало. Не всегда хорошо, но работало.

– Ты знал, что заклинание черпает энергию из твоей собственной силы? Те цепи, что связывают тебя, выкованы твоей собственной волей.

Девлин молчал. Даже если бы он и хотел сотрудничать, ему нечем поделиться. Сам мастер Дренг не понимал принципа действия Заклятия Уз, хотя прекрасно знал, как его накладывать.

Ему стало интересно, как долго до Арнауда будет доходить, что ему следовало похищать не его, а мастера Дренга. Если бы у принца был доступ к тексту заклинания наряду с записями, которые оставили все маги-предшественники, то, возможно, он смог бы воссоздать заклинание. С помощью Девлина или без него.

Страшно подумать, что все его попытки противостоять чародею приведут к нулю. Однако времени отчаиваться не было, поскольку принц положил правую руку ему на голову. Девлин закрыл глаза, но принц был готов к такому трюку и надавил большим пальцем на уголок левого глаза. Инстинктивно Избранный открыл глаза, и Арнауд поймал и стал удерживать его взгляд.

В отличие от предыдущих вмешательств пленник не впал в бессознательное состояние. Вместо этого он чувствовал постоянно возрастающее давление, отступающее при столкновении с его решимостью.

«Я не сдамся, – думал Девлин. – Я – Избранный и никому не подчинюсь».

Он цеплялся за эти мысли, но давление возрастало, и он почувствовал, как концентрация уходит.

Холодные голубые глаза врага смотрели на него с пренебрежением, хотя их владелец дрожал от той силы, с которой велась борьба разумов. Принц восхищался смелостью пленника и даже немного сожалел, что необходимо уничтожить такое отличное оружие. Но для жалости нет места на пути к власти, поэтому он освободил свой разум от подобных мыслей и сфокусировался на своей цели.

Потом пелена накрыла окружающий мир, и Девлин сконцентрировался на темнеющих глазах принца. Его пронзила дрожь, когда он осознал, что на недолгое время смог разделить мысли Арнауда. Из-за испуга он потерял всю сосредоточенность, и противник легко вернул себе преимущество.

Внезапно воспоминания о церемонии инициации пришли ему в голову, и Девлин снова услышал, как брат Арни просил благословения богов для того, кто вскоре станет защитником королевства.

Девлин держал нож в руке, готовый принять смерть, в случае если силы Заклятия Уз решат его погубить.

Появился король Олафур и предложил ему стать генералом и вести войска на бой с врагами.

Потом он оказался в далеком прошлом – юный ученик, впервые держащий меч, который предопределит его будущее.

Девлин боролся, чтобы сосредоточиться и закрыть свой разум, однако принц безжалостно отмел его слабые попытки. Видения все чаще и чаще возникали у него в голове, мелькали образы прошлого, иногда слишком быстро, чтобы разглядеть их. Избранный перестал контролировать потоки мыслей, и новые лица стали возникать, перемешиваясь с воспоминаниями. Величественная женщина в короне, вызвавшая в нем чувство ненависти. Старик, кашляющий кровью. Чистокровный скакун, резвящийся в загоне. Юный крестьянин, совсем мальчишка, которого наказывают старшие.

Бокал темно-красного вина, опрокинутый на дубовый стол.

Девлин не понимал, что значат эти образы. Он сам не мог сказать, были ли это его воспоминания или Арнауда, где начинался и заканчивался его разум. В конце концов он погрузился в темноту. Когда же очнулся, принца рядом не было.

Дни Девлина слились в один. Проходило время, он восстанавливал силы под присмотром тюремщиков, потом его вызывал принц и подвергал очередной пытке.

Каждый раз Избранный сопротивлялся как можно дольше, но в итоге Арнауд всегда достигал своей цели и открывал очередной участок разума. Несмотря на все свои старания, принц так и не нашел того, что так настойчиво искал. Воля Девлина не сломалась, и ему доставляло удовольствие наблюдать, как ярость постепенно поднимается в мучителе.

Жестокое вторжение в разум принесло пленнику одну странную выгоду. Каждый раз, когда Арнауд исследовал воспоминания Девлина, часть его собственных мыслей и памяти просачивалась через их соединение. Обычно Избранный впадал в бессознательное состояние, чтобы осознать все преимущества этой связи, но после окончания допросов он мог найти в своем разуме давшиеся с таким трудом воспоминания.

Арнауд был обеспокоен. Время – его враг, поскольку приближалась середина лета, а ему еще нужно создать армию бездумных солдат. На первый взгляд, народ Джорска принял так называемый протекторат, однако принц был уверен, что это вопрос времени. Вот-вот объявится лидер, который сможет поднять их на восстание.

Сельваратских войск прибыло немного, что объясняло присутствие наемников под знаменами Арнауда. Вместо того чтобы послать за подкреплением, он предпочел сделать ставку на Заклятие Уз, с помощью которого рассчитывал сделать из каждого солдата воина, стоящего десяти и подгоняемого безжалостной силой магии.

40
{"b":"4664","o":1}